ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нечто из Норт Ривер
Видок. Чужая месть
Чему я могу научиться у Илона Маска
Дружу с телом. Как похудеть навсегда, или СТОП ЗАЖОРЫ
Готовим для детей от 6 месяцев до 3 лет
Бегуны
Отбор наоборот, или Папа, я попала!
Тридцатилетняя война. Величайшие битвы за господство в средневековой Европе. 1618—1648
Страшно только в первый раз

Часть

POV Иван

— Я знал, что ты передумаешь. — Ехидная улыбка расползлась по его лицу.

— Конечно, я же написал тебе сообщение, что согласен.

Да. Я сделал это, и не стоит меня осуждать. Перед тем, как принять такое решение, я сделал попытку и пригласил Таню провести вечер со мной, на что она, рассмеявшись, сообщила, что кто же согласится поменять свидание с Никитой на вечер со мной — занудой. Поэтому я здесь — это месть. Да, это глупая попытка, но все же я покажу ей, что и ее могут оставить ради зануды. Пусть хотя бы так она ощутит себя брошенной.

— Ты принес, что я тебе написал?

Он, как и прежде, лежит на постели, как инвалид.

— Да! — Попкорн отправился прямой наводкой в получателя.

— Пиво не бросай, а то не хотелось бы провести остаток отпуска в травмпункте.

— Правда? А я планировал тебя туда отправить.

— То, что ты уже строишь планы насчет нас, уже приятно. Но для начала хотелось бы романтики. Как насчет фильма? Давай посмотрим «Один дома».

— Надеюсь, это не какое-то извращение с одноименным названием?

— Нет. Это семейная комедия.

— Тогда еще один вопрос. Это так, для информации. Ты случайно не педофил, который любит мальчиков блондинов с голубыми глазами?

— Нет. Но один мальчик с голубыми глазами мне все-таки нравится. — Он посмотрел на меня, намекая на мою скромную персону.

Я отвернулся и стал выкладывать бутылки с пивом на журнальный столик.

Перекрашусь, честное слово, перекрашусь!

— Что ты Таньке сказал, отменяя свидание?

— Пока сослался на спину.

— Еще болит?

— Немного. Нанесешь мазь?

Нашел мать Терезу, сукин сын.

— Ложись на живот! — Он опять стянул футболку и, перевернувшись на живот, опустил одеяло ниже поясницы. — Какого хрена ты в трусах?!

— Я еле до душа дошел, а ты хочешь, чтобы я смокинг натянул ради встречи с тобой?

 — Но штаны-то ты мог надеть, гребаный извращенец?! Я еще не отошел от стресса после лицезрения твоей задницы.

— Значит, член мой тебя не впечатлил? — продолжил он издеваться, не переворачиваясь.

— Мне уйти?!

— Скажи, почему при слове «член» ты убегаешь? У тебя с этим проблемы?

— Это у тебя проблемы, если ты о нем постоянно говоришь.

Он продолжал лежать, но повернул лицо в мою сторону.

— Честно говоря, сегодня есть дискомфорт. Неудобно рукой работать из-за боли в спине. Ну, ты понимаешь… Может, поможешь?

Не знаю, как так вышло, но я его опрокинул с кровати и, усевшись с верху, парочку раз приложился. Если он сначала стонал, то в конце уже был резкий крик от боли.

— Твою ж мать! А-а-а! Ты!.. Ай!

Я опомнился, но было поздно. Он так стонал и стучал кулаками об пол, что я понял, что перестарался.

— За что, твою мать! Ты совсем шуток не понимаешь? А-а-аа!

— Я ничего не сделал.

— Это медэкспертам расскажешь, когда мне будут делать вскрытие после твоих побоев. Может, уже слезешь с меня?

Я скатился и сел рядом на полу. Никита еще раз застонал, сделав попытку встать.

— Что, правда, больно?

— Нет. Я типа радуюсь нашему телесному контакту.

— Я не думал…

— Что? Убивать меня? Что уж там, сейчас лягу на кровать, можешь додушить меня подушкой. — Настроение у него упало, но сарказм остался. — Иван, я, правда, сожалею, что у нас так получилось в первый раз, но я сказал правду, что ты мне нравишься и притом давно. Если тебя это утешит, то я однажды тоже был в роли принимающего. Ничего в этом постыдного нет.

— Молчи! — Не хочу даже слышать.

— Если не хочешь про анальный секс…

— Заткнись! Ты можешь поменять тему?

— Помоги перебраться на кровать, и мы поговорим о гетеросексуальных отношениях.

— Ты не выносим!

— А еще и тяжелый.

Это правда. Он не из пушинок. Я даже вначале и не знал, как к нему, голому, подобраться.

Ненавижу такие ситуации. Будь он не педиком, то никаких проблем в прикасании к голому парню я не вижу. Но он ведь педро гомес. Мало ли, что он себе может навоображать, а потом использовать мой светлый образ в своих грязных фантазиях.

Я с облегчением вздохнул, когда он оказался на кровати.

— Я знаю, о чем ты сейчас подумал. Что у меня очень сексуальное тело.

— Я и не сомневался, что у тебя в башке такие мысли.

— А теперь окажи первую помощь этому телу. Только давай без побоев. Хорошо? И боюсь, теперь тебе придется сделать мне укол.

— Куда?

— В правое полупопие.

— Не буду.

— Не буду или не могу?

— Могу, но не буду.

— Ты трусишь!

На слабо хочешь взять? Ладно.

— Где шприц и ампулы?

— В тумбочке.

Разломив ампулу и набрав шприц, я даже ватку спиртом смочил. Но стоило мне подойти к нему и увидеть приспущенные трусы — руки затряслись.

Ну, держись!

— А-ай! Что же ты такой грубый! Потри! Похлопай! — По заднице? Мечтай побольше. — Умоляю!

Получи!

Я хлопнул так сильно, что звук получился, как от новогодней хлопушки.

— Боже! Ну, какой же ты садюга. Мне уже интересно, какой же у нас с тобой секс будет.

— Никакой.

— Я бы так уверено не говорил. Включи ноутбук и поищи фильм.

Я оказался прав, поисковик выдал на название «Один дома» и другие варианты.

— Присядь рядом. Клянусь, приставать не буду.

Я снял ботинки и сел рядом с ним на двуспальной кровати, облокотившись на бильце кровати. Он и вправду, укрывшись одеялом, вел себя прилично. Начало фильма было слегка занудным, не таким, как казалось в детстве. Я зевнул. Но сон моментально прошел, когда на мой живот опустилась голова.

— Ты!.. — Я не успел выругаться.

Он спал.

И что мне теперь делать?

Часть

POV Иван

— Руку убрал!

— Я всего лишь приобнял тебя.

— Я сейчас о второй руке.

— Об этой? — рука, которая терлась о мой пах, нагло сжала мою утреннюю эрекцию.

Вот я дурак! Зачем остался досматривать этот дурацкий фильм? Уснул в логове маньяка.

— Все, поиграли и хватит. — Я постарался выбраться из его объятий.

— Ой! Ай! Не шевелись! Спина!

Черт! Это не честно. Знает, гад, что не могу сделать больно беззащитному. Спасибо тебе, мама, что родила сына-слабака.

— Ладно. Давай-ка потихоньку сам слезай с меня.

— Ваня, это прозвучало так эротично! — Этот придурок и не думал с меня слезать. Еще и дразнит. Меня так называла мама, и то в детстве. — Послушай, давай полежим еще пять минут. Разве плохо вот так поваляться с утра? Знаешь, сколько позитивных сторон в связи между мужчинами?

Да неужели?!

— Ха! Какие? Запор никогда не беспокоит?

— И это тоже. С мужчиной можно пиво пить и футбол смотреть.

— Я баскетбол люблю.

— У мужчины голова не болит перед сексом и критических дней нет.

— Зато геморрой замучает.

— Женщина не будет тебя тащить на спине целый километр по морозу, спасая от воспаления легких.

— Ты сейчас на совесть мою давишь.

— Пробую. Получается?

Так просто об этом говорит, что даже обидеться не могу.

— Не очень. Есть еще какие-то аргументы?

— Ты нравишься мне.

Зачем он врет? Думает, я поведусь, и он сможет…

Черт! Опять эта задница всплыла в моей голове!

— Это твои проблемы…

Аккуратно выбравшись из-под него, стал надевать ботинки.

Образовалось странное чувство неловкости, зная, что он наблюдает за мной. Что ему нужно от меня, в конце концов?

— Согласен, проблемы мои… Только и у тебя хватает проблем в общении. Мы могли бы помочь друг другу.

— Даже боюсь представить, чем обернется для меня твоя помощь.

— Ничем, чего ты сам не захочешь.

— Ладно, поговорили и до свидания. — Разговор стал походить на сеанс внушения.

— Побудь со мной. Не уходи.

— Все утром на подъемник собрались, а я за три дня ни разу на лыжи и не стал.

6
{"b":"575068","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Путешествие домой. Майкл Томас и семь ангелов. Роман-притча Крайона
Я то, что надо, или Моя репутация не так безупречна
Далекие миры. Император по случаю. Книга пятая. Часть третья
Опальный маг. Маг с яростью дракона
Фантомный бес
Сахарный ребенок. История девочки из прошлого века, рассказанная Стеллой Нудольской
Нежеланный гость
Без своего мнения. Как Google, Facebook, Amazon и Apple лишают вас индивидуальности
ДНК и её человек