ЛитМир - Электронная Библиотека

  До конца Тар, да и многие другие студенты, так и не смогли досмотреть.

  - Давать капсулу вам будет ваш начальник. И одна у вас будет в запасе.

  - В запасе?

  - На всякий случай, - с нарочитой безразличностью ответил человек, в то время как волна сообщила Тар, что у него появилось легкое опасение.

  Значит, ее предполагаемый начальник до потолка от радости не прыгал.

  - Вы думаете это разумно?

  - Думаете, лишние два дня что-то изменят? - в волнах вновь проскользнула насмешка.

  И то верно. Создание, как мини-бомб, так и капсул-антидотов держатся в строжайшей секретности. Конечно, можно было бы найти гуманоида, который согласился бы изъять его из тела, но для этого нужно время и деньги. Много денег, так как не каждый решится связываться с правительством. Ко всему, даже если ей это удастся, то что дальше? Опять сбегать и прятаться? Правительство, даже человеческое, - это не корпорации, смогут быстро ее обнаружить.

  - Вы правы, - признала Тар.

  - Так вы согласны?

  Хвост задергался с удвоенной силой.

  Тар не могла не признать, что это был отличный шанс. Она будет жить... и может, когда-нибудь сможет встретить своего рейнгара.

  ...И избавиться от этого холода.

  - Я согласна.

  - Замечательно, - ответил человек и слегка улыбнулся.

  Исходящие от него волны говорили, что он был довольным, и еще испытывал легкую гордость и беспокойство.

  - Тогда пройдемте в лазарет, - произнес человек и поднялся.

  Тар тоже поднялась и мысленно добавила с горькой усмешкой: "...и поместим в тебя мини-бомбу, которая, в случае побега, медленно разложит твое тело, превратив его в медузу".

  Они вышли из комнаты и направились к лестнице. За ними последовали два охранника.

  Они поднялись на три пролета вверх, прошли через две распознавательные двери и вышли в коридор.

  Белый потолок с продолговатыми лампами. Белые стены с дверьми через каждые пять шагов. Белый пол с датчиками движения. Шесть камер. Датчики распознавания силуэтов. И охрана. В частности люди, но были два представители другой расы.

  От них исходили волны удивления, пренебрежения, злости, ненависти.

  Еще бы. Это была тюрьма для заключенных смертников. Ее тоже должны были не сегодня-завтра казнить, но судьба неожиданно дала шанс избежать этой участи.

  Они вошли в четверную по счету дверь с левой стороны.

  В комнате пахло антисептиком. Воздух был прохладный и влажный. Те же белые стены, потолок, пол. Та же система защиты на уровне. Две кушетки. Медицинское оборудование. Шкафы с препаратами. Стол, застывший прямо в воздухе, благодаря магнитам, а точнее, свойствам их полюсов, который удобно было перемещать по комнате.

  Врач оказался мужчиной в годах, с седой головой, осунувшимся, неприветливым лицом в морщинах и волнами усталости и раздражения. Но направлены они были не на нее.

  Кивнув человеку, врач взглядом указал на лежак.

  Тар подошла к лежаку, присела и с ожиданием уставилась на врача.

  Тот внимательно посмотрел на нее и произнес:

  - Давно тебя лихорадит? Болит что-нибудь? Надо вколоть тебе антибиотики, но я не знаю, какие подходят кенуар. Нужно просканировать тебя.

  - Нет, не нужно - произнесла Тар и разъяснила: - Это не лихорадка. Это... это можно сказать особенность моей расы.

   - Особенность? - заинтересовался врач. - Из-за чего она проявляется?

  - Эта не та тема для разговора, - резко отрезала кенуар.

  Врач недовольно поджал губы, а исходящие от него волны были наполнены недовольством и любопытством.

  - Док, давайте быстрее закончим, - поторопил его человек.

  Врач взял со стола синюю капсулу и стакан с водой и протянул ей, но она подняла руки, намекая, что они связаны, и принять противоядие для нее было затруднительно.

  - Освободите ее, - приказал человек... хотя лучше перестать его так называть.

  Как он говорил его имя? Макс Ходет, кажется? И почему у людей такие длинные и заковыристые имена?

  Руки ей освободили, и Тар с наслаждением размяла запястья.

  Врач не подгонял, понимая ее состояние. От него даже волны сочувствия и легкой жалости исходили.

  Когда руки наконец-то перестали болеть, Тар взяла стакан и протянула ладонь. Выпила синюю капсулу, подвернула рукав черной робы, протянула руку и предупредила:

  - Постарайтесь меня не касаться.

  Нет, люди, и вправду, странные! Если бы она сказала, представителю любой другой расы не касаться ее, то он бы не стал касаться, а вот человек тут же схватил ее руки, охнул и резко отдернул назад, с шоком посмотрел на покрасневшую ладонь.

  - Да ты словно кипяток!

  - Поэтому я и попросила ко мне не прикасаться, - с раздражением отозвалась кенуар.

  Врач, бормоча под нос, о том, как они мало знают об этом виде, намазал обожженную ладонь мазью, и потом вколол ей вену насыщенно оранжевый раствор, в котором плавал Д6Д, стараясь больше не касаться кожи.

  Кровь у кенуар была, как и у людей красная, но не насыщенного цвета, а тусклого с желтоватым оттенком.

  Тар просканировала свой организм, но как и ожидалось, никакое инородное тело не обнаружила.

  Когда процедура завершилась, Макс провел ее в другой кабинет, где находился душ. Также он протянул ей бокс, где находился в герметичной упаковке новый комплект белья, спортивный костюм серо-серебренной расцветки, носки, кроссовки, расческа, резинка, шампунь, кондиционер, гель для душа с запахом "морского бриза" и мочалка. И попросил долго не задерживаться.

  Тар пробыла в камере одиннадцать дней, но казалось одиннадцать месяцев, поэтому ей с трудом было выйти из-под горячего душа. И хоть вода не могла убрать терзающий ее холод, но все равно было приятно ощущать, как вода обволакивает ее тело, стирая грязь, пот и, казалось, остатки прошлой жизни.

   Запах "морского бриза" кенуар не очень понравился, но она была благодарна, что человек позаботился об этом, а не выдал стандартный гель и шампунь в одном тюбике, которым раз в неделю мылись в заключении.

  И еще перед казнью.

  Белье - стандартные шорты и майка - оказались ей как раз в пору, а вот спортивный костюм был больше на два размера, поэтому пришлось подкатывать рукава и штанины. Притом выреза для хвоста не было, так что пришлось хвост обкрутить вокруг талии. Кроссовки тоже были большими, но на один размер. С теплыми носками и не ощутимо совсем.

  Расчесав влажные волосы и завязав их в низкий хвост, Тар сложила в бокс туалетные принадлежности, туда же закинула грязный комплект белья, а вот черные штаны и робу для заключенных взяла в руки.

  Когда она вышла в коридор, Макса не было, но ее ожидали три охранника. Один забрал у нее бокс и одежду, а второй сказал следовать за ним. Под конвоем из двух человек Тар проводили к выходу из здания и подвели ее к флаеру: черному с серебреными полосками.

  Дверь поднялась вверх, открывая вид на два двухместных кресла и наличие двух людей: Макса и незнакомого мужчину.

  Тар взглянула на незнакомца... и в шоке и непонимании застыла.

  Волна огня скользнула по ее телу, заставив холод на секунду отступить, а затем накинуться на нее с двойной силой, от чего зубы застучали.

  Это не могло быть! Просто не могло! Он... он же человек! И он оказался ее рейнгаром?!

   Когда Тар думала сегодня о том, что может встретить своего рейнгара, она и предположить не могла, что встретит его так быстро... и при таких обстоятельствах!

  Что за издевка судьбы?

  - Она чем-то болеет, или это ее так от страха трясет? - с раздражением и недовольством спросил ее рейнгар.

  Тар обдало волной раздражения, нетерпения, злости и даже ненависти.

  И тут Тар с ужасом осознала, что он не чувствует ее! Хотя о чем тут можно говорить, ведь он человек. Возможно, кто-то из его родственников был кенуар, так как с чистокровным человеком она определенно не могла завязать связь. Но, видно, родство было дальнее и крови было мало, поэтому их связь и ощутила только она!

3
{"b":"575084","o":1}