ЛитМир - Электронная Библиотека

-Да, правда, - подумав, сказала Гермиона, заметив, что я усиленно подмигиваю. - Наверно, на виду самые яркие! Так же всегда бывает! А настоящие ученые и исследователи — про них знают только те, кто всерьез занимается наукой. Ну или если человек прославился — тогда многие его имя слышат.

-Только вовсе не обязательно вспомнят, за что он Нобелевскую премию получил, - заключил я. - Ну там… какой-нибудь физик открыл какую-то частицу. А зачем она нужна, чем это важно… только специалисты поймут!

-Но в магическом сообществе таких специалистов очень мало, ведь волшебников меньше, чем простых людей, - серьезно сказала она. - И наверняка все такие исследователи чистокровные, из семей, которые давно занимаются наукой. Даже если попасть на Рэйвенкло, то только к старости, наверно, удастся придумать что-нибудь, чего еще не изобрели до нас!

-Твоя правда… - почесал я в затылке. - А Хаффлпафф, если смотреть с этой стороны, больше напоминает этаких рабочих лошадок. Оно, конечно, неплохо, но магглорожденные опять пролетают… ну или пашут, как проклятые, чтобы чистокровных с полукровками нагнать!

-Все-таки дискриминация в волшебном мире процветает! - нахмурилась Гермиона.

-Мне бы хоть куда попасть, - повторил Невилл. - Я и на Хаффлпафф согласен!

-Может, тебя на Слизерин отправят, ты же чистокровный, - сказал я.

-Нет, только не это! - испугался Невилл, и тут от дверей спросили с ленцой:

-Кто-то что-то сказал о Слизерине, или я ослышался?

На пороге оказался мальчишка наших лет, белобрысый, худой, бледный и с очень надменной физиономией. За ним высились двое громил.

“О, вот и король класса!” - подумал я, а сам ответил по возможности вежливо:

-Да мы тут обсуждаем, кто на какой факультет хочет. Сошлись на том, что Слизерин нам точно не светит, родословная не та. А что?

-Ничего, - ответил тот вполне миролюбиво. - Просто шел мимо и хотел спросить: говорят, в поезде едет мальчик-который-выжил. Вы не знаете, кто это и где он?

-Не-а, - помотал я головой, пнув под столом Гермиону. - Я только читал, что у него шрам есть. Если б увидел, запомнил бы, наверно. А зачем он тебе?

-Да вы войдите, - пригласила Гермиона, - что вы на пороге стоите?

-Спасибо, мы дальше пойдем, - усмехнулся белобрысый. - Однако приятно слышать, что кое-кто знает свое место… Удачного распределения!

-И вам того же! - помахал я ему вслед.

Ссориться с такими пацанами — себе дороже. Я не трус, но и портить отношения без особого повода смысла не вижу, это всегда успеется!

-Это был Малфой, - подал голос Невилл. - У них в семье все слизеринцы. А его отец служил сами-знаете-кому, потом заявил, что его околдовали… Ну и живет, как ни в чем не бывало. Бабушка говорила, он входит в Совет попечителей Хогвартса и вообще человек влиятельный.

Я мысленно поздравил себя: с таким мажором ссориться действительно не стоило.

-Еще они презирают магглорожденных, - добавил Невилл и виновато покосился на Гермиону. - И не они одни, большинство слизеринцев…

Грейнджер гневно фыркнула, но усилием воли смолчала. Вот и хорошо!

-На Гриффиндоре, я так думаю, магглорожденных много, - сказал я. - Будут постоянные стычки с этими вот… слизеринцами.

-Но там наверняка нет дискриминации по этой вот… чистоте крови!

-Я тебя умоляю, только не говори так при всех, - попросил я. - Тебя даже магглорожденные не поймут. Не все же такие умные.

-Я лучше вообще помалкивать буду, - буркнула она, - согласно уставу Ордена!

-Какого Ордена? - заинтересовался Невилл. - Феникса? А откуда вы о нем знаете?

Мы первый раз слышали об этом, если честно, но не успел я сказать, что вовсе ничего не знаю, как Невилл обрушил на нас лавину информации. И об этом самом Ордене Феникса, который боролся с Темным лордом и его организацией, и о том, что его создал Дамблдор, и что родители Невилла в нем состояли, и родители мальчика-который-выжил — тоже…

Я в очередной раз похвалил себя за то, что не стал сходу огрызаться на Малфоя. Если его папаша и был на ножах с моими родителями, то продолжать не стоит. Во всяком случае, до тех пор, пока я тут не освоюсь и не разберусь во всех странностях этой истории, в которой я, между прочим, главное действующее лицо! Ну или одно из главных, тоже не легче.

Я перехватил взгляд Гермионы и выразительно пошевелил бровями. Она вздохнула и кивнула, мол, я прав, иногда уж точно лучше молчать, чем говорить. Невилл — это же просто находка для шпиона!

В общем, я как-то перевел разговор на другие рельсы: расспрашивал его о школе, о волшебном мире вообще — Невилл-то всяко должен был знать больше нас с Гермионой! Должен был, но не знал. Судя по всему, строгая бабушка не выпускала его из дому в одиночку, даже в гости не водила, а если приглашала кого-то из знакомых с детьми, то те играли под присмотром взрослых. Как Невилл не чокнулся к одиннадцати годам при таком воспитании, даже не представляю! Мы-то и в школу ходили, и вообще… Ясно теперь, почему он такой зашуганный и незнакомых боится!

Словом, за разговором время пролетело незаметно: вроде бы только что пообедали, а уже и вечер, приехали!

Мы переглянулись и взяли сумки. То, что багаж доставят отдельно, как сообщили по внутренней связи (ну или как тут это называется?), конечно, радовало, но… А вдруг его обыскивают? Чтобы никто не протащил в школу чего-нибудь запрещенного? Во-от… Лучше уж я самое необходимое с собой возьму. Учебники и запасные носки не жалко, если что, а вот палочки и всякие мелочи — очень даже!

Так мы и высадились из Хогвартс-экспресса на темную платформу. Я спрыгнул первым, помог спуститься Гермионе, а потом Невиллу, который прижимал к груди банку с жабой.

Хагрид, размахивая фонарем, собирал первогодков, и мы влились в общую толпу. Правда, я ухватил Гермиону за сумку, а Невилл цеплялся за мою. Так, на всякий случай — мы решили пока держаться вместе, а там уж… Куда попадем, туда и попадем. А пока - втроем все не так страшно!

*

Скажу честно: мне бы очень понравилось прибытие в Хогвартс, путешествие по дремучему лесу, а потом по черному озеру в крохотных лодочках, к сияющему на скале замку… если бы было чуточку светлее и не так холодно! И если незаметно “включить обогрев” я мог, то светиться в прямом и переносном смысле мне вовсе не хотелось.

Ну а потом Хагрид передал нас с рук на руки профессору МакГонаггал, сурового вида немолодой даме, а та отвела нас в комнатку, где нам предстояло дожидаться церемонии распределения. Ну и речь произнесла, куда ж без того!

Из этой речи меня больше всего заинтересовали такие слова: “Распределение — очень важная церемония, потому что, пока вы здесь, факультет будет вашей семьёй в Хогвартсе. Вы будете учиться вместе с учениками вашего факультета, спать в спальне вашего факультета и проводить свободное время в гостиной вашего факультета”.

-Как будто тюрьму не очень строгого режима описывает, а? - шепнул я Гермионе, и она невольно улыбнулась.

Словом, мы ждали. Видно было, как все (или почти все) вокруг нервничают: поправляют мантии, причесываются, переговариваются… Если кто-то и знал наверняка, что такое “распределение” (а чистокровные не могли не знать!), то с другими не делились. Наверно, чтоб не испортить впечатление.

Невилл сказал, после распределения будет пир. Это понятно: с дороги все проголодались! Мы, правда, не особенно, Невилл тоже: тетя Пэт с миссис Грейнджер положили нам с собой столько, что мы только рады были поделиться. И хоть супа на Невилла не хватило, но и пирожками с чаем он закусил преотлично.

Потом появились призраки и изрядно всех напугали, хотя мне они показались прикольными. Главное, чтобы не пакостили, а так… ну, пускай себе летают.

Ну вот, началось! Нам велено было выйти в Большой зал и ждать, покуда не прозвучит наше имя.

Большой зал был очень красив — все эти парящие в воздухе свечи, звездное небо над головой… Будто в сказку попал, честное слово.

Профессор МакГонаггал молча поставила перед нами старую табуретку. Сверху она положила остроконечную колдовскую шляпу, всю в заплатках, потрёпанную и порядком засаленную. «Хоть постирали бы перед церемонией, - невежливо подумал я. - Или заклинаниями почистили! А еще волшебники…»

18
{"b":"575087","o":1}