ЛитМир - Электронная Библиотека

-Логично, что за поимку злоумышленника, - задумчиво произнесла Гермиона, вертя тетрадку так и сяк.

-Да. И версии наши… - я замолчал, потом полез в сумку, вытащил подходящую по формату книгу и примерился к находке. - Да, ее можно было запихнуть внутрь. Сходу не заметишь.

-Вы что, хотите сказать, что у нас в руках дневник Волдеморта? - спросил Невилл, которому мы давно изложили ту историю со всеми подробностями. - В смысле, этот Том Риддл и есть… он самый?

-А если нет, почему Гарри чешется, как шелудивый? - резонно спросила Гермиона. - Но даже если так, - мрачно добавила она и потрясла тетрадку, будто надеялась, что оттуда вывалится карта острова сокровищ, - тут ничего не написано!

-Может, невидимые чернила? - предположил я, убрав руки подальше от шрама, пока до крови его не расчесал.

-Надо проверить, - кивнула она, - но не в сортире же! Пошли!

И мы отправились пытать тетрадь.

========== Часть 7 ==========

Время шло, в воздухе запахло весной, а нападения прекратились. Многие поговаривали, что пресловутый наследник Слизерина сдрейфил - все преподаватели начеку, куда уж тут открывать Тайную комнату!

Ну а Локхарт, похоже, считал, что это он положил конец творящемуся в стенах школы безобразию. Я сам слышал, как он сказал об этом МакГонагалл, когда мы ждали ее у кабинета.

-Я думаю, опасность миновала, Минерва, - игриво произнес он. По-моему, он даже с собственным отражением флиртовал! - Думаю, Тайную комнату на этот раз закрыли навсегда. Должно быть, виновник понял, что поймать его для меня - лишь вопрос времени. Вполне разумно остановиться сейчас, пока я не взялся за него как следует! - Тут Локхарт помолчал и добавил со значением: - Знаете, что сейчас необходимо школе, так это моральная встряска! Необходимо стереть воспоминания о прошлом семестре! Больше я пока ничего не скажу, но, мне кажется, я знаю, что нужно…

Тут он захихикал и удалился, а мы переглянулись и приготовились к худшему.

Предчувствия нас не обманули: четырнадцатого февраля мы увидели Большой зал таким, каким, думаю, не видало его ни одно из предыдущих поколений учащихся. И, ради блага поколений последующих, надеюсь, они тоже такого не увидят!

Все стены были покрыты громадными аляповатыми розами, а с нежно-голубого потолка сыпались конфетти в виде сердечек. Прямо в тарелки. Ей-ей, лучше уж летучие мыши на Хэллоуин, те хотя бы не гадили!

-Что это за ад? - невольно спросил я, а Невилл, лишившийся дара речи, указал на учительский стол.

Локхарт в мантии поросячье-розового цвета размахивал руками, требуя тишины. Прочие учителя старались сохранять невозмутимые лица, но выходило плохо: у МакГонаггал дергалась щека, а Снейп явно готов был кого-нибудь отравить с особым цинизмом.

-С днём Святого Валентина! - прокричал Локхарт. - Спасибо тем сорока шести людям, которые прислали мне открытки! Да, я взял на себя ответственность приготовить вам этот маленький сюрприз… но это ещё не всё!

Локхарт хлопнул в ладоши, и зал вошла дюжина хмурых гномов. С таким выражением лица только хирдом строиться перед смертельной битвой в Мории, подумал я, но увы: не было у них кольчуг, шлемов и секир, а лишь золотые крылышки и арфы.

-Мои Купидончики, разносчики открыток! - сиял Локхарт, и мне захотелось вылить на него ушат с… чем-нибудь, чтобы притушить это сияние.

Жаль, мысль не до такой степени материальна! А вот струны… В общем, он таки облился соком. Дважды, а потом зацепил рукавом и опрокинул на себя блюдо с пирожными, из чего я сделал вывод, что Гермиона тоже поучаствовала. Жаль, это не помогло. Остановить Локхарта могли только любимые Филчем кандалы и надежный кляп во рту. И Ступефай с Силенцио.

Тут я подумал, что Локхарта можно было бы заслать к Волдеморту, чтобы развалить организацию изнутри. Потом передумал: тот Ступефаем не отделается, а сразу заавадит. Жалко, я бы предпочел, чтоб Локхарт помучился!

-Сегодня они будут бродить по школе и разносить ваши валентинки! - продолжал он, отряхиваясь, как ни в чем не бывало. - Но веселье на этом не закончится! Я уверен, мои коллеги тоже захотят поучаствовать в празднике! Почему бы нам не попросить профессора Снейпа показать, как приготовить любовное зелье? И если вам интересно, то старый хитрый профессор Флитвик знает об очаровывании больше, чем любой другой волшебник, которого я когда-либо встречал!

Флитвик молча закрыл лицо рукой. Снейп… ну, на Снейпа лучше было даже не смотреть, чтобы не отравиться безо всякого зелья.

Весь день орда гномов бродила по замку и распевала дурацкие стишата про кровь и любовь. Это был ужаснейший Валентинов день в моей жизни!

Но это я так думал, пока меня не настиг гном с музыкальной открыткой… Ей-ей, я честно пытался ржать со всеми вместе, но на самом деле мечтал провалиться сквозь землю! Судя по тому, какой краской залилась Джинни Уизли, это было ее творчество, и я даже нашел в себе силы вымученно улыбнуться ей. Не каждый день мне все-таки стихи посвящают, ехидно сказала Гермиона, а я даже не нашелся, что ответить! А она, кстати, подумав, обиделась на то, что ни я, ни Невилл не догадались прислать ей валентинку. Я правда не додумался, но сумел постоять за себя, спросив, в самом ли деле Гермиона хочет, чтобы гном под собственный аккомпанемент прочел ей сонет Шекспира? Я стихи сочинять не умею, а чтоб не опозориться, лучше заимствовать у классиков… Гермиона подумала, представила себе этот перфоманс и решила, что обойдется.

В общем, после занятий мы сбежали куда подальше. Конкретнее, в больничное крыло, там сейчас никого не было, и мадам Помфри позволила нам спрятаться от гномов. Взамен мы помогли ей чистить и нарезать ингредиенты для простеньких больничных зелий, а Гермиона выспросила побольше о том, как готовится зелье из мандрагоры. Очень познавательно оказалось! Мадам Спраут в подробности не вдавалась, заявив, что нам еще рано знать такие вещи, а мадам Помфри об этом и не подумала и даже сказала, что рада видеть такую любознательность в наши-то годы!

Наконец, она занялась своими делами, а мы сгрудились в дальнем уголке над тетрадкой.

-Значит, что у нас есть? - Гермиона загнула первый палец. - Тетрадь пуста. Проявляющее заклинание не действует. Обычные проявители для волшебных исчезающих чернил тоже. Для обычных чернил из магазина приколов — аналогично.

Я кивнул: по моей просьбе Дадли прислал и чернила, и проявитель для них. На обычной бумаге и даже на пергаменте они прекрасно действовали, а вот с этой тетрадкой творилось что-то странное: исчезать чернила исчезли, а вот проявиться и не подумали. Может, пятьдесят лет назад другие составы использовали, предположил я, но мои догадки делу помочь никак не могли.

-Она не горит, - добавила Гермиона и для наглядности погремела в кармане коробком спичек, - прогревание тоже ничего не дает, надписи не проявляются. А еще она не тонет.

-И хоть промокает, не портится и даже не коробится, - добавил я, припомнив, в какой луже мы нашли тетрадку.

-Кислота ее тоже не берет, - добавила Гермиона.

-Кислоту-то ты откуда взяла? - подозрительно спросил я.

-Попросила у папы набор юного химика, - созналась она, - он передал твоей тете, а она прислала… Мои родители с совами обращаться не умеют, а мама вовсе их боится.

-И ты ничего нам не сказала… - вздохнул я.

-Ну… я думала - вдруг получится, тогда был бы сюрприз, - сказала Гермиона без особого раскаяния в голосе, - Но не вышло. Щелочью я ее тоже травила - никакой реакции!

-То есть, - подвел я итог, - тетрадка эта заколдована, и заколдована очень серьезно. Может быть, и правда самим Волдемортом!

-Гарри, а шрам так и чешется? - спросил Невилл.

Я кивнул. Собственно, поэтому тетрадка и хранилась у Гермионы: я ее при себе держать не мог чисто физически, так зудел шрам!

-Знаешь, я попытался разглядеть ее струну, - добавил он, а я нахмурился и переглянулся с Гермионой.

Мы тоже пытались, но что толку? Воздействовать на струну не выходило, почти как в тот раз, с фокусами Добби. Вот только домовик точно был ни при чем: эта магия ощущалась совершенно иначе.

18
{"b":"575088","o":1}