ЛитМир - Электронная Библиотека

-О да, - с чувством произнёс Грюм. - Твой отец должен его знать. Империо доставило Министерству много неприятностей в своё время.

Грюм с усилием поднялся на ноги — живую и деревянную, выдвинул ящик стола и достал стеклянную банку. Внутри копошилось три здоровенных чёрных паука. Грюм поймал одного и посадил себе на ладонь так, чтобы всем было видно, затем направил на него волшебную палочку и негромко сказал:

-Империо!

Паук спрыгнул с ладони и завис на тонкой шёлковой нити, раскачиваясь взад и вперёд словно на трапеции. Он напряжённо вытянул лапки и сделал нечто вроде заднего сальто, затем оборвал нить и приземлился на стол, где принялся беспорядочно кувыркаться. Грюм шевельнул палочкой, и паук, встав на две задние лапки, вне всяких сомнений, отбил чечётку.

Послышались смешки.

-Думаете, это смешно, да? - мрачно спросил Грюм. - А понравится вам, если я то же самое проделаю с вами?

Смех мгновенно умолк.

-Полная управляемость, - тихо заметил Грюм, когда паук сжался в комок и принялся перекатываться по столу. - Я могу заставить его выскочить из окна, утопиться, запрыгнуть в горло кому-нибудь из вас…

Рон невольно сглотнул. Он боялся пауков, я помнил.

-Были времена, когда множество волшебников находились под этим заклятием, - продолжал Грюм, и ясно было, что говорит он о периоде расцвета Волдеморта. - Вот была забота у Министерства — попробуй-ка разобраться, кто действует по принуждению, а кто по своей доброй воле! Империо можно побороть, и я научу вас как, но это требует настоящей твёрдости характера и далеко не всякому под силу. Если возможно, лучше под него не попадать. Постоянная бдительность! — рявкнул он, и все подскочили. Только Гермиона осталась лежать на парте. Ну и я прилег рядышком.

Грюм подобрал кувыркающегося паука и водворил обратно в банку.

-Кто ещё знает что-нибудь? Другие запрещённые заклятия?

-Круциатус, - негромко сказал Невилл, и Гермиона подняла голову.

Повернувшись к классу, Грюм вынул из банки следующего паука и посадил его на кафедру, где тот оцепенело замер, слишком напуганный, чтобы двигаться.

-Круциатус, - заговорил Грюм. - Надо бы чуть побольше, чтобы вы уловили суть.

Он нацелил палочку на паука и скомандовал:

-Энгоргио!

Паук вырос — теперь он был больше тарантула. Рон поежился.

Грюм снова поднял палочку и шепнул:

-Круцио!

В ту же секунду лапки паука прижались к туловищу, он перевернулся на спину и начал дёргаться, и, уверен — будь у паука голос, он визжал бы изо всех сил.

-Прекратите! - вскрикнула Парвати, но что толку?

И вот тут-то Невилл и уронил на Грюма люстру. Это была массивная бронзовая люстра с уймой рожков и завитушек, а весила она, наверно, как двухкамерный холодильник, а то и больше, не знаю, не взвешивал. Во всяком случае, грохота и звона было!.. Как только она пол не проломила…

-С меня хватит, - сказал Невилл, сгреб свою сумку и направился к двери, бросив через плечо: - Как ты там говоришь, Малфой? «Я напишу отцу»? Отца у меня, считай, нет, так что я напишу бабушке.

Он прикрыл за собой дверь, но тут же заглянул в нее и добавил:

-Что такое Авада Кедавра, я в курсе.

-Я тоже, - пробормотал я, почесав шрам, и посмотрел на люстру. Из-под нее виднелась подергивающаяся рука - Грюм пытался дотянуться до выпавшей палочки, - и протез. - Как думаешь, не стоит помочь?

-Нет, уже звонок, - хладнокровно ответила Гермиона и поскакала на выход.

-Да не ему! Паукам… - я вытряхнул их из банки к себе на ладонь и посадил на стенку. - Счастливчики!

-Кстати, - сказала Гермиона, когда мы шли на следующее занятие, - мы ни разу не пробовали Аваду.

-Ночью в подземелья слазаем. Там мокриц полно, их не жалко, они противные, - кивнул я.

-Сириус говорил, что для этого нужна серьезная сила. И желание убить.

-Для мокрицы-то - серьезная? Хм… А насчет желания убить - давай, я ее тебе за шиворот кину? Только, главное, в меня заклинанием не попади!

Мы захохотали, как две гиены, и отправились ужинать. Разведка в лице братьев Криви уже донесла, что Невилл спрятался в спальне и не желает выходить, поэтому я нагреб ему столько снеди, сколько в руках уместилось, еще и Гермиона помогла, так что голодать ему бы не пришлось.

-Ты что, Грюма боишься? - спросил я, когда Невилл прожевал сочный пирог с капустой. - Брось. Не так уж он и крут, иначе сбил бы люстру на подлете!

-Да нет, я МакГонаггал опасаюсь, баллы же снимет…

-Ха! Она? После такого? Все знают, что с твоими родителями случилось, а этот… Снейп - и тот бы не оштрафовал!

-А он и не оштрафовал, - вздохнул Невилл. - Я на него налетел, когда с урока сбежал. Он меня расспросил, отвел к себе и дал успокоительного. Потом еще сюда проводил.

-Ну вот, а я тебе о чем? - Я помолчал и добавил шепотом: - Пойдешь ночью Аваду тренировать? В Тайную комнату? На мокрицах?

-Ага! - обрадовался он и кровожадно добавил: - Я представлю, что передо мной Грюм… А то Лестрейнджи или там Крауч - это слишком… как Гермиона говорит? Абстрактно, вот, я же их вживую никогда не видел, а колдографии - это не то…

-Точно… Погоди, - насторожился я. - Ты сказал - Крауч? А он-то тут при чем?

-Как это? - в свою очередь удивился Невилл. - Их было четверо: братья Лестрейндж - Рудольфус и Рабастан, Беллатриса, жена старшего, и Барти Крауч. Все теперь в Азкабане.

-Невилл, ты ничего не путаешь? Он же в Министерстве работает, я его на Чемпионате видел, вот как тебя!

-А… так это старший. А то был младший, - пояснил он. - Отец его сам и осудил на пожизненное заключение, вот так…

-Ничего себе… - протянул я. - Извини, я не знал подробностей. Бывает же такое! Ладно, доедай, вздремнем пару часиков, а потом пойдем позабавимся…

-Ш удовольштвием… - прочавкал Невилл сквозь здоровенный кусок ветчины.

Прозвучало это вполне по-людоедски.

*

Должен сказать, что избавленный от люстры Грюм репрессивных мер к Невиллу применять не стал, но взялся за нас с утроенной силой.

Ко всеобщему удивлению, он заявил, что подвергнет каждого заклятию Империо - продемонстрирует его силу и проверит способность учеников к сопротивлению.

Гермиона потерла руки. Я тяжело вздохнул.

-Но, профессор, - неуверенно сказал Рон, - вы ведь на прошлом уроке сказали, что это нарушение закона…

Грюм молча взмахнул волшебной палочкой, парты разъехались в стороны, и в середине класса образовалось пустое место.

-…и что к людям это заклятие применять нельзя, - закончил Рон свою мысль.

-Дамблдор хочет, чтобы вы на собственном опыте познали опасность этого заклятия, - непререкаемым тоном произнёс Грюм, его волшебный глаз впился в Рона и парализовал жутким немигающим взглядом. - Но если ты предпочитаешь более трудный путь — путь раба, который полностью лишён собственной воли, я не стану возражать, это твой выбор. Можешь покинуть урок!

Густо покраснев, Рон буркнул, что вовсе не это имел в виду, и вообще, беспокоился за преподавателя.

Грюм по очереди вызывал учеников и накладывал на них чары. Чего только они не вытворяли, оказавшись в его власти! Дин Томас трижды проскакал вокруг комнаты, распевая национальный гимн. Лаванда Браун вообразила себя белкой. Симус Финниган сделал стойку на руках и обратное сальто. Перед заклятием оказались бессильны все…

-Это даже не смешно… - бурчала Гермиона, теребя струны. - Погоди, сейчас посмеемся, очередь Малфоя…

-Не надо, - остановил я, поняв, что она хочет сделать. - Его отец был под Империо… понимаешь?

-А! Если сын выкажет повышенную сопротивляемость… все, сижу смирно.

К счастью, Драко пришлось всего лишь с выражением прочитать стишок.

-Эванс, - наконец вызвал Грюм, - иди сюда.

Я вышел на середину класса. Профессор нацелил на меня палочку и произнёс:

-Империо!

Удивительное ощущение! Я словно воспарил в небеса. Никакого беспокойства, только лёгкое, необъяснимое счастье. Блаженство волной окатило меня, и тут в пустой голове эхом отдалось приказание Грюма:

11
{"b":"575091","o":1}