ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это всего лишь твои оправдания. Ты должен поступить так, как тебе подсказывает сердце. Вот, о чем оно тебе говорит сейчас?

Юноша улыбнулся и потянул девушку к себе, целуя ее в губы и доставляя удовольствие обоим.

— Весь день, — отстранившись, тихо проговорил парень, облизав губы, чтобы почувствовать вкус девичьих губ.

Джастин, чмокнув немного шокированную девушку вновь в губы, передвинулся и сел позади нее, обняв ее за талию и потянув к себе. Он положил свой подбородок ей на плечо и взглянул на отражение луны в воде.

Такой красивый и чувственный момент, что трудно было описать словами.

Пара просто сидела в тишине, соблазнительно близко друг к другу, и получала неимоверное количество чувств одновременно. Все смешалось воедино, но это больше всего и нравилось, и заставляло забыть обо всем, словно есть только они и этот огромный пляж. Ничего больше.

Но это все разрушилось в миг, когда они вспомнили, что пора возвращаться домой. Время было почти два часа ночи, что означало, что праздник, наверняка, в доме Биберов закончен.

Доехав до дома, подростки тихо пробрались внутрь, заметив выключенный везде свет.

Они старались все делать бесшумно, и им это удавалось.

— О, они спят. Слава Богу. Я уже собиралась прощаться с работой, — выдохнула облегченно светловолосая.

— Я же говорил, что они не заметят, иначе они бы сидели в гостиной и ждали бы нас, — усмехнулся кареглазый.

Ребята поднялись наверх так же тихо, как зашли внутрь дома, и юноша проводил девушку до комнаты, но не спешил ее отпускать спать.

— Доброй ночи, Джастин. Сегодня был замечательный день, — улыбнулась Кьяра.

— Спокойной ночи, Брукс, — поцеловав няню в лоб, проговорил парень и направился в свою комнату, когда хотелось в другую.

========== 26 часть. ==========

— Родители искали вчера пару раз Джастина, — вздохнула Мэйбл, наблюдая, как Кьяра одевает Мэлвина.

— Серьезно? Они заподозрили что-то? — расширила глаза от удивления девушка, что забыла застегнуть замок на брюках малыша.

Мальчик вздохнул и сделал это сам.

— Мы сказали, что он в уборной и чувствует себя плохо, но я не уверена, что это прокатило, — поджала губы девочка.

— Черт, — потерла переносицу светловолосая и присела на край кровати.

— Извини, Кьяра, я лучше пойду на завтрак, пока родители не начали звать пожарную тревогу из-за моего отсутствия, — усмехнулась Мэйбл и зашагала к выходу из комнаты.

— Ну, что, малыш, пойдем тоже? — взглянув на ребенка, произнесла няня и, как только он кивнул, взяла его на руки и направилась вниз.

Ее сердце бешено колотилось при каждом шаге, но она старалась улыбаться и быть непринужденной.

Непринужденной остаться не получилось, как только она зашла на кухню и встретилась с несколькими парами глаз.

Джастин сначала улыбнулся, встретив ее, но, словно что-то вспомнив, убрал улыбка с лица и сжал вилку в руках.

Дориан и Мэйбл так же сидели с каменными лицами, поглядывая на родителей.

— Доброе утро, — тихо произнесла светловолосая и посадила Мэлвина за стол.

Она дрожащими руками положила салфетку на колени малыша и выпрямилась.

Мистер и миссис Бибер были невозмутимы. Они продолжали есть свою еду, даже не смотря на детей или няню, но было слишком очевидно, что, до прихода Брукс, между этими ребятами состоялся слишком серьезный и неприятный разговор.

— Доброе утро, Кьяра, — произнес мистер Бибер, заставив девушку поежиться на месте. — Мы бы хотели с тобой поговорить.

— Да, я Вас слушаю, — тихо ответила няня и сложила руки за спиной, взглянув на Джастина, который сразу же покачал головой, поджав губы.

— Она ничего не делала, отец, — процедил юноша сквозь зубы, злясь с каждой секундой.

Стало все понятно в миг. Сердце начало биться еще сильнее, словно выпрыгнет из груди. Ноги подкашивались, что становилось трудно стоять, а головокружение от жуткого волнения усугубляло ситуацию.

— Лучше бы ты так готовился к учебе, чем дерзил своему отцу, — слишком спокойно ответил мужчина, но это спокойствие не делало ситуацию лучше, а, наоборот, еще хуже.

Кареглазый прищурил взгляд и сжал кулаки, нервно покусывая губы.

— Где ты была вчера, Кьяра? Ты оставила детей одних, когда должна была присматривать за ними, — начала миссис Бибер.

Девушка взглянула на Джастина и напряглась. Естественно, она не собиралась рассказать о том, что провела лучший вечер в своей жизни с ее сыном, но говорить что-то нужно было.

Няня молчала, потому что была в полном тупике. От чего-то обманывать и что-либо придумывать не хотелось, поэтому она безмолвно стояла, теребя край футболки.

— Ты вчера ушла вместе с Джастином неизвестно куда, переделала расписание детей. Мне звонил преподаватель Мэйбл и сказал, что она не появлялась на занятиях по скрипке вот уже две недели. Вероятно, это малая часть бедствий, что случились за это время, пока нас не было, — хмурясь, произнесла женщина. — Кьяра, я, действительно, поверила, что ты сможешь справиться, но, очевидно, ты все еще сама ребенок и не способна следить за тремя детьми. Мы вынуждены уволить тебя, — проговорила она, взглянув на Брукс.

— Наверное, мне нет смысла оправдываться, — нахмурила брови светловолосая, чувствуя, как поступает ком к горлу.

— Ты нам, действительно, нравишься, Кьяра, но быть няней, когда тебе самой даже нет восемнадцати, — не лучшая идея. В этом во всем виноваты и мы, — проговорил мистер Бибер.

Брукс попыталась улыбнуться и взглянула на детей, на которых лица не было. Все сидели, будто находились на похоронах, и с грустью в глазах смотрели на свою няню. Единственную няню, которая так им нравилась.

— Приятного аппетита, — с трудом сказала Брукс и поспешила выйти из кухни, сдерживая слезы.

Ей было не столько жаль, что ее уволили, сколько то, что она попрощается с детьми. Ей, правда, не хотелось этого делать, но, видимо, это было необходимо. С другой стороны, девушке в любом случае пришлось бы расстаться с ними, и, наверное, это к лучшему, что она лишилась работы именно сейчас, а не когда окончательно бы привязалась бы к ребятам.

Как бы то ни было, ни одни утешения не помогают. Именно сейчас Кьяра поняла, насколько сильно полюбила детей, мистера Стивенса… Джастина.

Пока девушка с горечью в сердце собирала свои вещи, семья молча сидела за столом. Каждый был окутан в свои мысли, мысли о няне.

— Что-то резко аппетит пропал, — сжал челюсть кареглазый и встал из-з стола, минуя его и направляясь на второй этаж.

— Я, пожалуй, тоже наелась, — тихо проговорила Мэйбл и встала за старшим братом.

— Постой, я с тобой, — отодвинула от себя тарелку Мэлвин и побежал за сестрой.

Дориан взглянул на родителей, которые выжидающе смотрели не него, и поджал губы.

— У меня нет отмазки, поэтому я просто сваливаю, — поставил он руки перед собой, вставая с места и направляясь на выход.

Мистер и миссис Бибер переглянулись и глубоко вздохнули, взглянув через секунду на Боба, который старательно вытирал посуду, делая вид, что ничего только что не видел.

— Мы ведь правильно сделали? — осторожно спросила женщина, заставив дворецкого усмехнуться.

— Думаю, в глазах ваших детей есть ответ, — проговорил старик, продолжая работать.

Rihanna — Half Of Me.

Складывая вещи в чемодан, девушка попутно сдерживала слезы, карая себя за глупость. Ей всегда удавалось испортить все. Сколько раз она получала шанс быть счастливой, но постоянно упускала его.

Да, она не отличалась серьезностью, в ней было столько наивности, ребячества и забавы, что порой она забывала, что следовало бы вести себя, как взрослая девушка. Ей казалось, что это ни к чему, ведь еще куча времени впереди, чтобы стать серьезной. Кажется, она немного не рассчитала.

— Странно, что только вчера был лучший день в моей жизни, а сегодня какое-то дерьмо, — стоя в дверном проеме, проговорил юноша.

Кьяра, услышав его голос, поспешила вытереть слезы незаметно для него и сделать непринужденное лицо, что казалось самым сложным заданием сейчас.

34
{"b":"575095","o":1}