ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не ваше собачье дело.

На несколько секунд воцарилось напряженное молчание. Ветер шевелил белоснежные волосы Ангелов, играл с обшлагами их накидок. Пиявыч от волнения кусал губы. Журавлев втиснул голову в бугры мышц на плечах и выдвинул вперед квадратный казенник подбородка.

– Вы являетесь гражданами Болота?

– Ответ тот же.

Глава воздушного дозора нахмурился. Оценивающе посмотрел на могучую фигуру ярла. Норг ответил ему презрительным взглядом.

– Мы передадим ваш ответ в канцелярию, – многообещающе заявил Высший юнит Желтка.

– Сделайте такую любезность, – проникновенно попросил норг.

Карающие Ангелы отступили на шаг и молча растаяли в безоглядной небесной сини. Браги нервно пожал плечами.

– Совсем охренели. До Игроков вздумали докапываться. Так бы и своротил всем троим рожи. Жаль, что они такие здоровые. Можно нарваться. А то бы…

– Что это Желток начал патрулировать пространство вокруг Древа? – задумчиво сказал Пий Контур. – Все равны, но они равнее?

Браги потрепал двумя пальцами выбившийся из–под забрала хундскугеля блондинистый вихор.

– Центральный мир Овиума. Самый авторитетный. А вообще – пес его знает, что тут творится. Эй, вы, смурые! Долго еще ляжки тянуть будем? Или, может быть, летим уже к родному дому? А то шляется тут всякое прозрачное отребье…

Глава 8. Фунги

Мы третью неделю отираемся в Фунги, бывшей столице владений несравненного Тазара. Очень своеобразное местечко. Ни тебе разветвленной сети озер, ни привычного пейзажа пузырящихся сероводородом трясин. Хотя влажность, как положено, присутствует. В сухом климате грибы растут плохо. Они тут повсюду. На деревьях, во впадинах холмов, на стенах домов юнитов. Сплошная разнокалиберная грибница. Есть и впечатляющие экземпляры по три метра в вышину. С виду похожи на вешенки. Они срастаются меж собой в настоящие грибные рощи. И служат пищей для подавляющего большинства местных жителей. Ай да молодец, Тазар. Лихо решил проблему фуража для своего войска. Грибы – основное, а для многих и единственное гастрономическое блюдо в рационе. Их варят, парят и просто жуют сырыми, отрывая на ходу кусок от шляпки. Наша кожа пропиталась насквозь запахом мицелия. Альфия говорит, что она сама чувствует себя гигантским грибом и скоро начнет размножаться спорами.

Это мы бесимся от вынужденного безделья. Прокофьевна на заслуженном отдыхе. Ни фига не делает. Лечится, релаксирует, осваивает тяготы службы в качестве предмета всеобщего культового поклонения. Все законно. Сказать, что Прокофьевне досталось при последнем деле в Комариной Долине – не сказать ничего. Еще несколько дней после битвы мы с частотой в пятьдесят герц болтались между тем светом и этим. Нас вышибало в реал раза три, не меньше, но очередная спасительная доза целительных эликсиров вновь утаскивала нас в Мидгард. Постепенно наши повреждения стали затягиваться свеженькой розоватой шкуркой. Альфия говорит, что ей эта новая кожа напоминает голый крысиный хвостик. Местами на ней уже начала блестеть формирующаяся, и пока прозрачная чешуя. Хотя без последствий такие страшные раны, конечно, не проходят. Алина средняя голова, украшенная теперь уродливым шрамом посередине шеи, полностью потеряла голос и способность к ядообразованию. Секира Тазара задела какую–то важную железу внутри горла, и теперь вместо пышного шлейфа зеленого пара Алина морда выпускает лишь тоненькую дымную струйку, словно трухлявый дождевик под резиновым каблуком грибника. Вот. Дожил. Теперь даже метафоры у меня грибные от этой местности. Боб говорит про Альфию, что это серьезная проблема. Теперь у нашей барышни яд будет накапливаться внутри ее головы и рано или поздно окончательно высушит ей мозг. Если там еще что–то от него осталось. Наша девушка обещает в ответ, что первым признаком ее сумасшествия будет откушенная бобова тупая башка. Хотя парню и так досталось. Поврежденная шея центральной морды – это не единственная потеря. Глаз Роберта, к сожалению, все–таки вытек и теперь полностью закрылся роговым наростом. Но наших духовных лидеров пятиглазая Гидра Хаоса прекрасно устроила. Так еще мужественней смотрится, говорят. Удоды комнатные. Так ведь и астигматизм развиться может у ребенка. А им все по барабану. Лишь бы способствовало поднятию общего боевого духа новобранцев.

Кстати, о новостях с фронтов. Понятно, что пока Прокофьевна кантуется по тылам, информацию нам приходится черпать в основном из сплетен конюхов, да редких подслушанных разговоров наших военачальников. Тазар, получив конфузию, моментально отступил с остатками войска по направлению к столице Болота, городу Гринхольму, и по совместительству – владениям Главного Аиста. Залез в замок и основательно там укрепился. Ему на помощь с театра основных военных действий срочно перебросили знаменитый Ледяной полк Великих василисков, личную гвардию Владыки Брона. Розик недальновидно решил устроить блицкриг и сгоряча кинул на приступ броновой епархии штурмовую бригаду Виверн Монархов с десантом из ящеров–стрелков и гноллов–мародеров. Эх, вот зачем он полез в руководители генштаба? Что ему не занималось мирным стяжательством и привычным тотальным обиранием подданных? Короче, наши штурмовики получили такой апперкот от защитников Гринхольма, что, кувыркаясь, драпали до самого Фунги. Командир бригады, опытный и решительный кадровый ящер, погиб на приступе крепостных стен. Остальных начальников разжаловали до рядовых, торжественно выпороли перед строем и отправили рыть водоотводные траншеи.

Теперь мы действуем по науке, не торопясь. Перебрасываем туда основные силы, копим военный контингент, режем артерии снабжения. Одновременно расширяем область захваченных земель в сторону периферии нашего дождливого птичника. И не без успехов. Обычно сначала во владения потенциальной жертвы нашей неприкрытой агрессии внедряются особо одаренные болтуны из числа духовных братьев. Рыхлят, так сказать почву, проводят подготовительную просветительскую работу. Эффективность потрясающая. Мелкие феодалы падают, подняв лапки перед Бедными Рыцарями, пачками. Им сразу устанавливают дополнительный справедливый военный налог и сообщают квоту на рекрутов. И оставляют в покое, как только построят соответствующее количество молитвенных домов и разделят приходы между вновь прибывшими пастырями. Колонны новобранцев идут в Фунги словно обезумевшие пилигрмы. То есть почти непрерывно. Город Тазара избран перевалочным пунктом по логичной причине близости его ко всем основным крупным транспортным путям Болота. Мы ошарашено смотрим на потоки вооруженных нелюдей. Они идут и идут. За ними катятся караваны телег с вооружением и результатами оперативной продразверстки.

Нам грустно за всем этим наблюдать. Если так пойдет, то чего доброго, предприятие, задуманное нашей зловредной кодлой, может и выгореть. А мы ему совсем не симпатизируем. И на это есть причины.

За время восстановления Прокофьевны как боевой единицы, мы досыта наслушались массовых хоровых песнопений, совместных молитвенных штудий и пламенных призывов новых религиозных вождей. И сумели четко разобраться в их духовной доктрине. Это форменный обман и надувательство! Наши продуманные проходимцы избрали своей главной мишенью девственные мозги юнитов. Они обещают этим забитым и невежественным бедолагам, что в результате новой освободительной войны (за их, юнитов, прошу заметить, независимость) в несправедливом и рабском Болоте воссияет новый удивительный мир всеобщего братства и равенства. И это еще не все. Всем юнитам, без исключения, которые приняли посильное участие в священном походе за их гражданские права, обещан полный кармический цикл перерождений, как и у Игроков.

А вот подобные подленькие приемчики уже ни в какие ворота не лезут! Любой гражданин (человек, имею в виду) Овиума знает его законы. Роберт еще раз доходчиво и внятно объяснил для нас с Альфией суть идеи нашего мира с позиции евклидовой логики. Игроки катаются на кармической карусели, это понятно. Но и юниты не остались совсем в стороне от данного процесса. По сути, каждый из них – отцифрованная индивидуальность, которая лежит в глобальном информационном банке Овиума. И востребуется по мере необходимости. Пример. Василиск со скверным характером погиб от зубов Ржавого дракона. На завтра за тысячу километров от места его кончины появится не менее злая панцирная собака. Псина не будет помнить предыдущее существование (это как раз единственное преимущество Игроков), но станет отличаться всеми индивидуальными особенностями покойного неуживчивого реликтового ящера. Вот такая, блин, геометрия. У нас свои «Начала». Не менее продуманные, чем у великого грека.

33
{"b":"575105","o":1}