ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Можно подумать, что Российская империя расширяла свои границы на восток с куличами и сахарными пряниками в руках, – фыркнул Браги.

Ему ответил Роберт. Стопроцентный этнический немец, выросший в бескрайних казахстанских степях.

– Никогда российские имперские завоевания не были замешаны на идеологической подоплеке. Никогда в истории Российской Империи не было продолжительных и кровавых войн за религию. Да, водкой поили. Да, обманывали при торговле. Но не продавали одеял, зараженных болезнями, и не загоняли коренных жителей в резервации. Хочешь бить в бубен? Бей на здоровье! Не было тактики выжженной земли, бесстыдного грабежа и высасывания жизненных соков. Не было государственной политики вытеснения аборигенов. Хотя отчаянного раздолбайства, преступного изуверства и просто глупости хватало, конечно, с избытком. В исполнении отдельных мерзавцев. Куда нам без этого?

Сквозняк с шумом захлопнул резную створку высокого окна.       Налетевший ветерок весело вымел из пепельницы серое облачко табачного пепла и рассыпал его по глянцевым доскам пола. Молчание нарушил Браги:

– И что теперь нам с этой заразой делать? А, Джорней?

Иерарх ответил молчанием. «Гидранты» переглянулись. Мы поняли друг друга мгновенно и я, Базарбек, взял слово:

– Диктатура. Беспощадная диктатура, нетерпимая к любым, якобы прогрессивным, веяниям. С Болотом мы почти разобрались. Остается оставить наместника, разделяющего наши взгляды. Но не посвящать его во все. Брон допустил ошибку, и это непростительно. Косвенно все будут винить Верховного Аиста в том хаосе, который едва не случился в стране. Лучше сразу его убрать, пока это не сделали другие. Хочу замолвить словечко за своего протеже. Тазар, Второй Цапель Болота, вполне удовлетворяет всем нашим требованиям. Стойкий, неподкупный, тупой, как пробка. Задать направление – и он примется искоренять ересь, пока не выкорчует ее последний росток из самой неприметной болотной кочки. Теперь очередь Сияния. Предлагаю физическое устранение духовных вождей через заговоры и подкупы. У нас в составе имеется человек, знающий многие местные правила и условности, – Роберт с готовностью кивнул. – Джорней, вы сможете обеспечить нам какие–либо дополнительные преимущества? Артефакты, уровни, меньшую уязвимость?

– Я подумаю, что можно сделать, – сдержанно отозвался Иерарх. – Но мои способности очень ограничены. Мы создаем миры и потом позволяем им жить своей жизнью, полностью и безвозвратно отключая механизмы управления. Я могу перемещаться между телами юнитов. С определенными ограничениями. Могу немного сместить балансы ресурсов и навыков. Переустановить системные коды, стоявшие на эпохе формирования мира. Лет тридцать назад, не позже. Дальше был введен закон невмешательства. Это почти все. Что мог, я уже сделал. Например, я, еще в обличье Сойкина, снял Ослабления, наложенное системой на Браги. Снял почти сразу, как только стал уверен в вас. В том, что вы чисты и не находитесь под влиянием.

Я вздрогнул от этих слов. Джорней, упомянув про тридцатилетний отрезок жизни, возвращал меня уже в забытые времена, когда Овиум был юн, и мы были наивны и юны вместе с ним. А Иерарх, словно следуя своим тайным мыслям, негромко продолжал:

– Сегодняшнее костюмированное представление на площади – по сути, вершина моих способностей. Я могу идти в бой обычным огром или титаном. Но над здешней жизнью у меня нет практически никакой власти. Так было задумано. Вся тяжесть решений и поступков ляжет на ваши плечи. И труднее всего придется с Желтком. Желток почти вышел из–под контроля системы жизнеобеспечения Овиума.

Альфия, бывшая баронесса Желтка Аделина решительно подняла руку. Джорней ободрительно качнул головой, разрешая говорить.

– С Желтком будут серьезные проблемы, это верно. Там демонстрация на Болотной площади, где иностранные агенты сыграли свою убогую роль, не прокатит. На Желтке правит человеческая цивилизация, а не впечатлительные и легковерные гноллы, которым достаточно красочного представления.

– Знаю. У них новое учение пустило самые глубокие корни. Болезнь разъедает устои общества. Хаос, дисбаланс артефактов и юнитов. Близится коллапс, но его никто не ощущает, – согласился с баронессой Иерарх.

– Но выход есть! Их сила – их слабость. Загипнотизированный идиомами о рыцарской чести и праве сильной руки, Желток может признать правду именно через насилие. Если мы возьмем верх, наша идеология победит религию чужаков. Тут придется действовать в лоб. Или они, или мы.

Аля в своем репертуаре. Похоже, мне досталась весьма кровожадная половинка. Придется осмотрительно подходить к новым блюдам на ее кухне. Браги задумчиво хмыкнул.

– И как мы разобьем самую организованную армию Овиума? Кто встанет за нашими спинами? Ногайских кочевников не перенести магией по воздуху на сотни километров! Да и не хватит их для такого дела. Против Желтка нужно выставлять войско тысяч в десять юнитов, не менее того.

Джорней улыбнулся.

– Думаю, много больше. И у нас есть решение. На этот вопрос сможет ответить один из самых прославленных воинов Некрополиса. Лорд Пыльных Пустынь и герцог Долины Призраков! Я готов, стоя, приветствовать ваше появление среди людей и возвращение на тропу воинской славы!

Все присутствующие недоуменно переглянулись.

– Ну что, Рыцарь Тьмы? Герцог Вокиал! Мы ждем ответа. Судьба Овиума вновь в ваших руках. Червь Молчания снят с вашей истинной личности!

Я, не дрогнув, встретил взгляд Великого Джорнея. Многие годы томительного ожидания и неизвестности дали мне это право.

– Давно это было…

Остальные «гидранты» мгновенно потеряли дар речи от изумления. Глаза Альфии стали похожи на два круглых блюдца. С губ готов был сорваться град вопросов: «Как?! Ты?! Базарбек?! Это правда ты?! Тот самый Вокиал, о героическом походе которого уже лет тридцать ходят легенды по всему Овиуму? Спаситель локации? Не может быть!!!» А Роберт просто восхищенно крутил головой. И улыбался. А может быть, он уже все просчитал? Кто знает, что происходит в голове у этого вундеркинда? Иерарх покаянно склонил чело.

– Я очень виноват перед тобой, Вокиал. По отношению к тебе я допустил вопиющую несправедливость. И готов исправить ее любыми доступными мне способами. Из того списка сил и механизмов, что подвастны мне. Надеюсь, в тебе достаточно силы, чтобы перелистнуть страницу нашего непонимания. Встань, великий воин!

Медленно герцог Вокиал поднялся на ноги. Его сухие широкие плечи окутались черной, как сама ночь мантией, в которой навсегда потерялся солнечный свет. На поясе серебряной окантовкой блеснули старинные ножны, и Ледяной Меч Полной Луны скользнул в них и вновь вернулся к своему владельцу. Скрипнули половицы под тяжелыми коваными сапогами с барельефами атакующих змей, с лязгом опустились на пояс боевые перчатки с загнутыми клювами на кончиках пальцев. Вокруг бледного лба захлестнулась узкая полоска мифрилового обруча, и в середине его воссиял холодным блеском огромный сапфир. Символ Мощи и Власти Темного рыцаря Вокиала, Хранителя мрачных тайн Некрополиса.

– Герцог, ты полностью амнистирован. Если сможешь – прости своего Иерарха, – голос Джорнея дрогнул.

– Я готов исполнить приказание Властелина Овиума, – глухо прозвучал в ответ мой голос, и словно тысяча бестелесных душ завыла в нем своими пронзительными голосами.

Все в комнате вздрогнули.

– И каков уровень у молодца? – оценивающе спросил Браги.

– Раньше был семидесятый. Теперь – сотый. Я возвращаю свой долг с процентами, – тихо ответил Джорней.

– Ого, – присвистнул Браги. – Даже наш штатный некромант, барон Мак–Гир, и то может позавидовать такой мощи!

Непобедимый норгский ярл подошел ко мне и протянул руку:

– Сочту за честь пойти в битву плечом к плечу с таким славным рубакой!

Я – Вокиал стиснул в ответном пожатии огромную ладонь:

– Наши враги ужаснутся, когда увидят рядом со мной самого знаменитого бойца Мидгарда. Решено. Я приведу с собой легионы Некрополиса. Живые мертвецы выступят за нас против захватчиков. Так уже было. И так будет.

44
{"b":"575105","o":1}