ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мой штатный ювелир изготовил мне специальный магический календарь, на котором синим алмазом отмечен день нашей будущей встречи. Я и сейчас смотрю на него, и мое сердце бьется быстрее.

Остаюсь, Искренне Ваш
Пий Контур Первый
Король Желтка.

P.S. Дорогая Норелет! В своем письме Вы сообщаете также, что Белемар (глава Вашей стрелковой стражи) очень интересуется судьбой того тролля, Журавлева, который в составе нашей группы покинул гостеприимную факторию Оплота. К сожалению, вынужден признать, что я потерял из виду этого занятного и своеобразного юнита и не могу пролить свет на его теперешнее место пребывания. Мы проделали бок о бок славный путь, дружно перенося походные невзгоды и опасности сражений. Не раз нам приходилось укрываться одним плащом и делить на двоих последнюю лепешку. Он храбро бился под нашим флагом в битве близ Лазурного тракта и заслужил достойную награду. Но, к сожалению, Журавлев не пожелал воспользоваться правом на нее, а бесследно исчез в скором времени после того, как наши отряды триумфально заняли столицу Желтого королевства. В последний раз я видел его нескладную фигуру среди шумной толпы в пиршественной зале на празднике по случаю инаугурации нового самодержца Желтка Пия Контура Первого, Вашего покорного слуги. Куда он направился? Не знаю. Может быть, решил навестить своих родственников среди комариных трясин Болота. Или затерялся в бескрайних равнинах Пустыни. Надеюсь, он и сейчас пребывает в добром здравии и сполна наслаждается обретенной свободой. Я часто вспоминаю Журавлева и, признаюсь, мне его до сих пор очень не хватает.

Остаюсь искренне Ваш
Пий Контур Первый
Король Желтка»

Карающий ангел со скрипом одернул свой форменный мундир дворцовой стражи и молча взял послание из рук правителя центрального мира Овиума. Спрятал конверт под клапан френча на свой могучей груди и вновь замер, ожидая приказаний. Монарх, глядя прямо в его светлые немигающие глаза, внушительно произнес:

– Доставить на Оплот. Лично в руки Серебряной Леди Озера Норелет. И ждать ответа.

Король снова склонился над письменным столом и принялся что–то царапать на другом пергаменте. Перо скрипело над его нетерпеливыми размашистыми штрихами. Закончив писать, он протянул Ангелу вторую записку:

– Это передашь кастеляну замка. Он подготовит дары для наших соседей.

Высший Юнит с достоинством поклонился и исчез за массивной резной дверью с цветным витражом. Монарх посмотрел на роскошный календарь, украшающий стену его кабинета, закрыл глаза и мечтательно улыбнулся.

Кастелян дворца хмуро пробежал глазами текст назначения от своего повелителя. Пожевал губами, осмысливая письмо, почесал аккуратную окладистую бородку. Потом стрельнул быстрым взглядом в призрачную фигуру Карающего Ангела, недвижно замершего перед его конторкой.

– Опять?

– Угу, – хмуро кивнул посланник.

– Да, служба у тебя не сахар. Зайди на вещевой склад, пусть подберут тебе новый мундир. Этот пообносился слегка. Не солидно для высочайшего гонца. Я подпишу ордер на получение. А сам пока подготовлю подарки по списку.

– Хорошо, – бросил Ангел и повернулся на каблуках.

– Стой.

– Чего?

– Как думаешь, чем все это закончится?

Ангел, ни секунды не задумываясь, рубанул в ответ:

– Свадьбой.

После чего неслышно испарился в коридоре главного хранилища. Казначей досадливо крякнул вслед неделикатному солдафону, тяжело поднялся со стула и поковылял внутрь бесчисленных стеллажей, заваленных разнообразными реликвиями.

Из кармана прозвучала приглушенная трель мобильника. Опять. Уже раздражает. Ну сколько раз можно говорить, что я там больше не работаю? Сам виноват. Нечего было раздавать клиентам направо и налево свой личный номер. Я взглянул на дисплей. Российский префикс. Слегка недоумевая, принял вызов.

– Алло. Привет. Нет, не узнал. Какой Миша? А–а–а, Пиявыч, здорово, дружище, как ты? Серьезно? Ну, ты прям настоящий Король – Солнце! Смотри, не зазнайся там окончательно. Лесть и всеобщее поклонение они такие… У нас? Да все нормально. Серенько, как положено. После ультиматума Подземелью и нашего месячного стояния напротив их Ветви, мы двинулись вниз и через две недели марша были дома. Не знаю. Вроде Короли Минотавры выдали всех своих духовных наставников без остатка, но до конца уверенным быть не могу. Придется их понаблюдать какое–то время. Уже занимаешься этим? Ну, ты просто красавец! Чего? Ага, так и было. Целую неделю. Не меньше. Пока спиртное в корчмах не закончилось. Ты же сам его знаешь. Браги – он и есть Браги. Я дал ему надежный эскорт, не переживай. До точки проводят в лучшем виде. На Сумерках скоро состоится что–то вроде всеобщего курултая по поводу смены правления. Ноэлия хочет пропихнуть меня, но я отнекиваюсь. Мне такой геморрой не нужен. Пусть сама впрягается. Нет, ничего не мешает. Сами разберемся, спасибо. Там была одна лишняя пружина, но к нашему возвращению она куда–то резко сдернула. Сейчас ее усиленно ищут. Ха, да почему бы и нет. Приглашай. Когда? Надо покумекать. Думаю, сможем. Спасибо. Обязательно ей передам. Ладно. Пока, старик!

Я просто летел по подъездной лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. Мои пальцы крепко сжимали в руках полиэтиленовый пакет со свежими булочками и баночкой джема. Дома меня ждало будущее. И Аля, с бездонными темными глазищами. Ее припухшие от сна губы сложатся в кокетливую улыбку, и она снова зарядит в меня какую–нибудь дежурную колкость. Но это ничего. Теперь все у нас будет хорошо. Скоро я впервые увижу ее маленькую дочку. Вернется от бабушки, и увижу. На ободранной лестничной площадке прямо перед дверью я столкнулся с выходящей из своей квартиры Еленой Витальевной. Соседка куда–то собралась спозаранку, принарядилась. После вежливого приветствия она тихо окликнула мою спину:

– Базарбек!

– Да, тетя Лена?

– Смотрю я на тебя, Базарбек, и просто сердце кровью обливается.

– Да что вы такое говорите, тетя Лена? Неужели со мной так все плохо, чтобы так убиваться? Или я пропащий какой?

– Нет, пока не пропащий. Ты еще можешь спастись. Приходи сегодня к нам на собрание, поговори со Станиславом. Это священник. Послушай его, и тебе откроется новая жизнь. Зал нашего Царства на улице Абая, где она пересекается с Тарана. Придешь? – яркая брошюрка из ее ладони как–то сама скользнула мне в руку.

Я решительно смял буклет.

– Тетя Лена, держались бы вы подальше от таких собраний и проповедников этих непонятных. Вы даже представить не можете, до чего это вредная штука, – мы встретились взглядами, и я осекся.

Глаза ее были не менее пусты, чем глаза тех странных юнитов, что тридцать два года назад шли и шли в безнадежные атаки на копья моего отряда при той далекой яростной битве за северную точку входа в локацию Овиум.

76
{"b":"575105","o":1}