ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Если ты живешь не в раю, то я уж и не знаю, — сказала она, чувствуя беспокойство от его пристального взгляда.

— Не так-то легко в нем жить, — вырвалось у Маттиса.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Вы ничего не понимаете! Вы думаете совсем не то, что я.

По лицам девушек было видно, что они не склонны говорить об этом.

— Что мы думаем?

— Вы заметили во мне что-нибудь особенное? — спросил он. Не находя покоя, он невольно кружил возле одного и того же.

Анна ответила ему твердо и решительно:

— Нет, Пер, мы не хотим ничего знать о тебе, кроме того, что уже знаем. Поэтому — молчи!

А Ингер прибавила:

— Да, Пер, лучше молчи!

Это заставило его умолкнуть, умолк даже и тот голос, что поднимался из глубины. Больше Маттису не требовалась твердость. Это были изумительные девушки.

— Все прекрасно, — сказал он. — Когда человек молчит, ничего лишнего не говорится.

Ему показалось, что это сказано умно. Девушки согласно кивнули.

Теперь, освободившись от чего-то слишком хрупкого, сложного и запутанного, они смеялись. Ноги их касались воды.

— Мы очень рады, что ты оказался сегодня на этом островке, — сказала Ингер.

Маттис выжидательно поглядел на Анну.

— Я тоже очень рада, — спохватившись, сказала Анна.

— И я тоже, — как ни в чем не бывало сказал Маттис.

— А теперь мы отвезем тебя домой! — Они вскочили на ноги, и он снова чуть не ослеп.

22

Ингер и Анна столкнули свою лодку в воду. Лодка красиво закачалась на волнах, пустая, она была так легка, что казалось, будто она лежит на воде сверху, нисколько не погрузившись.

— Садись, Пер.

— А что же с этим? — Маттис махнул на свою лодку, полную воды. — Мне надо ее забрать, а то я больше не смогу плавать по озеру.

— Как же нам это сделать?

Это-то Маттис знал, тут он был совершенно спокоен.

— Я буду командовать, а вам придется слушаться меня.

Сердце его было полно благодарности за то, что с ним случилось, он велел девушкам войти в воду, они втроем взялись за лодку и, наклонив, вылили из нее часть воды. Все было сделано, как он велел, и маленькая лодка закачалась на плаву. Потом он велел им подталкивать лодку, а сам тянул за веревку. Девушки с криком толкали лодку, и наконец она почти целиком оказалась на берегу.

Девушкам нравилось шуметь, они беспричинно хохотали, притащили свой черпак и вычерпали из лодки всю воду.

В борту обнаружилась дырка, но сегодня голова у Маттиса работала как никогда — он снял один носок и ножом затолкал его в дырку.

— Если лодка будет пустая, вода сюда не попадет, ведь дырка придется над водой, — сказал он.

Он был как в угаре от того, что проделал это у них на глазах и все получилось так здорово.

— Мы видим, ты умеешь управляться с лодками, — сказала ему Анна.

Маттис гордо засмеялся:

— Подождите, еще не то увидите.

У него была тайна, которую он скоро им откроет: он замечательно греб!

Его лодку взяли на буксир. Ингер привычно села на весла.

— Нет, так не пойдет, — сказал Маттис. — Грести должен я. Понятно?

— Почему?

Вот оно, это изумительное мгновение!

— Да потому, что с веслами я управляюсь еще лучше!

— Ясно. Тогда, само собой, грести должен ты. К тому же ты мужчина.

— И это тоже, — согласился он. — И еще я очень хорошо конопачу, — прибавил он.

Анна улыбнулась.

— Ну, Ингер, придется тебе уступить ему весла, — сказала она.

Ингер пересела к ней на корму. Маттис по-хозяйски взялся за весла.

— Я не хотел раньше времени говорить вам об этом, — сказал он девушкам. Он чувствовал себя так уверенно, что мог позволить себе даже хвастовство.

— О чем это?

— Да о том, что я хорошо гребу.

От чувства уверенности в Маттисе все ликовало. Никогда в жизни он так не радовался, что умеет грести, что гребет не хуже любого умного, если на то пошло. Он греб длинными уверенными взмахами.

— Хорошая вещь, — сказал он.

— Что, наша лодка?

— Разумеется. А то что же? — спросил он, немного подумав.

Они рассмеялись, легко и радостно.

— Нет, больше ничего, это ясно.

— Мы можем высадить тебя в любом месте, где ты хочешь, — сказала Ингер. — Времени у нас много, домой нас ждут только к ужину. Мы здесь целые дни бездельничаем.

— Я уже догадался, — коротко ответил Маттис.

Вот так и должно быть. Вот так человек и должен говорить о всяких вещах: это мне известно. Или: я уже догадался. И все в таком роде. Взмахи весел ослабели и стали сбиваться.

— Эй, ты! — крикнули ему девушки.

Он вздрогнул. Девушки с любопытством смотрели на него.

— Пер, ты, кажется, чуть не уснул.

— Простите, — сказал он и задушил свою мечту.

Лодка, идущая на буксире, то зарывалась носом в воду, то подпрыгивала на волне, она не тонула, потому что была пустая.

Маттис смотрел на девушек. Они и не подозревали, что сделали с ним за этот день.

— Ингер и Анна, — от всего сердца сказал он.

Голос у него был такой, что в их глазах зажглось любопытство. Но больше он ничего не сказал.

— Смотри, плыви как по линейке, ты хвастал, что у тебя это получается, — сказали они, шевеля пальцами ног на дне лодки. Девушки чувствовали, что этот чудак за что-то благодарен им, и радовались этому.

— Я всегда плыву по прямой… это единственное, что я умею, — неожиданно для себя выпалил Маттис и содрогнулся, но, к счастью, они, верно, не слыхали его последних необдуманных слов.

— Ну и хвастун! — сказали они.

Сперва Маттис направил лодку прямо к своему дому. Но потом ему в голову пришел другой план, гораздо лучше: он поплывет туда, где есть люди. Ему захотелось, чтобы его увидели в обществе этих девушек, нельзя упускать такую возможность. Он решил причалить к старой пристани возле лавки, в самом центре поселка. Там постоянно толклись люди, и такое редкое событие не осталось бы незамеченным.

Я приплыву, как королевич, подумал он. Пусть все это видят.

— Мы причалим к пристани лавочника, — объявил он. — Там всегда есть люди, им захочется на нас посмотреть.

— Захочется на нас посмотреть? Это еще зачем? — хором спросили они.

Он их не понял.

— Что за глупости, Пер? — спросила Ингер и лениво поболтала пальцем в воде.

— Глупости? — Он растерялся.

Но заметил, что Анна сделала знак подруге. Ингер тут же сказала:

— Не волнуйся, мы причалим там, где ты хочешь.

Поэтому прямой курс, взятый Маттисом, резко изменился. Теперь он лежал к пристани, где толпились люди. Этот день был необъятен, словно небесный свод над их головами.

Хеге и не поверит, когда я ей все расскажу. Вообще-то неплохо бы приплыть с девушками домой. Но появиться с ними на пристани возле лавки — вот это номер!

— Номер из номеров. — Произнесенное вслух, это показалось бессмысленным.

— Что ты имеешь в виду, Пер?

— День, конечно! Сегодняшний день — это номер.

Теперь в его голове все улеглось, как надо.

— Неплохо сказано! — решили девушки. Они наперебой хвалили все, что говорил Маттис.

— Мы потом будем вспоминать этот день, Пер, — многозначительно сказала Ингер.

От ее слов на Маттиса упала тень: потом. Они уедут и будут вспоминать их встречу где-нибудь в незнакомом месте, где его с ними уже не будет. Если бы этого «потом» никогда не было!

Девушки внимательно следили за ним, Анна сразу спросила:

— Что случилось?

Маттис сделал сильный взмах веслами, один, другой. Ингер тоже сообразила, какие слова надо сказать в такую минуту:

— Что ты, Анна? С ним все в порядке!

Она очень умная, подумал Маттис, потерянно глядя на Ингер.

Да, теперь он глядел прямо на них, хотя они и были почти голые. Застенчивость, мешавшая ему на островке, куда-то исчезла. Они были словно старые товарищи.

— Ингер и Анна, — сказал он со своего места.

Девушки ждали.

57
{"b":"575110","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девушка с деньгами
Ледяной трон
Похищение Энни Торн
ЛЕШИЙ
Женщины, о которых думаю ночами
Психология спортивной травмы
Монашка к завтраку
Невероятные будни доктора Данилова: от интерна до акушера
Мы своих не бросаем