ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В образовании этих групп уже просматривается выделение великорусской, украинской и беларуской народностей.

Не случайно в начале XIII века в Полоцке, Витебске и Смоленске начали складываться устойчивые взаимные торговые связи. Сближение их торговых интересов отразилось в заключении договора с Ригой. В «Хронике Ливонии» сообщается о заключении договора Полоцка с немцами в 1210 году при участии Смоленска. Впервые Западная Двина была объявлена свободной для плавания купцов в договоре 1212 года Полоцка с Ригой.

Важным источником является договор (Смоленская торговая правда) Смоленска с Ригой и Готским берегом 1229 года, который распространялся также на Полоцк и Витебск. Он стал основой для организации торговли по Западной Двине на протяжении длительного времени. Совместные условия торговли с немецкими городами вырабатывались на съездах («снемах») представителей Смоленска, Полоцка и Витебска. Этот факт доказывает, что имели место тенденции консолидации между Полоцкой и Смоленской землями.

В памятниках письменности, связанных с Полоцком, наряду с общими восточнославянскими языковыми особенностями постепенно проступают явления, которые свидетельствуют о начале формирования беларуского языка.

Участие потомков полоцких и смоленских кривичей в формировании беларуской народности в качестве одного из компонентов подтверждают, кроме археологии, данные языка, генетически связанные с кривичскими племенными диалектами.

Существование Полоцкой земли во главе с Полоцком содействовало зарождению хозяйственной и культурной общности этих земель и возникновению условий для формирования беларуской народности. Вокруг Полоцка и Смоленска возник крупный местный смоленско-полоцкий диалект, имевший существенное значение в этом процессе.

Языковеды уточнили историческую классификацию смоленского, полоцкого, древнего новгородского и псковского диалектов и заключили, что их отличительные черты сформировались еще до переселения носителей этих диалектов на новые территории.

В недавнем прошлом диалектная карта Беларуси состояла из двух массивов: северо-восточного и юго-западного, граница между которыми пересекала территорию республики с северо-запада на юго-восток. Они также занимали часть соседних территорий России и Украины. В исторических отношениях эти два диалекта в общих чертах соответствовали средневековым общностям: полоцким и смоленским кривичам, а также радимичам на севере и северо-востоке, дреговичам и населению беларуского Понеманья на юге и юго-западе Беларуси.

В определенную эпоху северная часть территории юго-западного диалекта беларуского языка в политическом и экономическом отношениях оказалась более тесно связанной с Полоцком, Витебском и Смоленском, чем с Туровом и Пинском. Это обстоятельство содействовало образованию среднебеларуского говора, который появился в результате взаимодействия двух основных диалектов. Языковед А. А. Кривицкий называет их «гаворкамі асноўнага беларускага віду» (Крывіцкі, 2003, с. 200). Отмеченные процессы имели существенное значение для этнической консолидации беларусов.

При этом надо учитывать, что балтский субстрат сыграл определенную роль в формировании этнической специфики западных групп восточнославянского населения (кривичей-полочан, дреговичей, радимичей) IX–XIII веков, на основе которых, по нашему убеждению, складывалась беларуская народность.

Во второй половине 1-го тысячелетия и в начале 2-го тысячелетия н. э. славяне, которые двигались с юга на север по Днепру (носители пражской, луки-райковецкой и роменской культур) разрезали ареал летто-литовских племен надвое и почти полностью ассимилировали их на территории Беларуси и Смоленщины.

Славянизированные потомки балтов испытывали влияние новых волн славянской колонизации, что содействовало формированию этнической специфики западных групп восточно-славянского населения ІX–XII веков на территории Беларуси (кривичей-полочан, кривичей-радимичей), из которых складывалась беларуская народность.

В Беларуси ассимиляция балтов продолжалась до XII–XIII веков и позже. Часть их была уничтожена, часть вытеснена на северо-запад (на территорию современной Летувы), однако значительная часть осталась на своих землях — как островки среди славянского окружения.

Предыстория беларусов с древнейших времен до XIІI века - i_062.png

Беларуский исследователь Ф. Климчук и украинский А. Ильин в ходе дискуссии на страницах журнала «Гістарычная брама» (2002 г.) обменялись мнениями по некоторым вопросам этногенеза беларусов. Оба исследователя сошлись во мнении:

«Самое главное в решении проблемы этногенеза: какова причина того, что на территории с разным этническим составом населения сложился беларуский язык».

Коротко об авторе

Георгий Васильевич Штыхов (1927 г.р.) — доктор исторических наук (1983), профессор (1989), лауреат Государственной премии БССР (1990). Ему принадлежит свыше 300 научных работ, в том числе 10 монографий. Наиболее известные среди них «Города Полоцкой земли IX–XIII вв.» (1978), «Ажываюць сівыя стагоддзі» (1982), «Крывічы: па матэрыялах раскопак курганаў у паўночнай Беларусі» (1992), «Старажытныя дзяржавы на тэрыторыі Беларусі» (2002).

Соавтор книг «Гісторыя Беларускай ССР» (т. 1, 1972, 1977 гг.), «Нарысы па археалогіі Беларусі» (ч. 2, 1972), «Кіеў i заходнія землі Русі ў IX–XIII стст.» (1982), «Беларуская археалогія» (1987), «Гісторыя сялянства Беларусі» (т. 1, 1997) и других, соавтор школьных учебников и учебных пособий по истории Беларуси, редактор альбомов, посвященных беларускому искусству.

Литература

Алексеев Л. В. Полоцкая земля (Очерки истории Северной Белоруссии) в IV-XIII вв. М., 1966.

Археалогія Беларусі ў 4-х тамах. Том 2,1999; Том 3, 2000.

Беларуская мова: Энцыклапедыя. Мн., 1994.

Богомольников В. В. Радимичи (по материалам курганов Х-ХІІ вв.). Гомель, 2004.

Бэднарчук Л. Аб этнагенезе беларусаў // Наша слова, 5 снеж., 12 снеж., 19 снеж. 2001.

Віцязь С. Поліэтнічная (індаеўрапейская) канцэпцыя этнагенезу беларусаў i яго перыядызацыя. // Гісторыя, культуралёгія, мастацтвазнаўства. Мн., 2001.

Вяргей В. Археалогія аб пачатках славянскай культуры // Наша слова, 16 ліп. 2003.

Гісторыя Беларусі ў 6-ці тамах. Том 1. Мн., 2001.

Гринблат М. Я. Беларусы. Очерки происхождения и этнической истории. Мн., 1968.

Гуревич Ф. Д. Древности Белорусского Понеманья. М.-Л., 1962.

Дучыц Л. Браслаўскае Паазер’е ў IX-XIV cтcт. (Гісторыка-археалагічны нарыс). Мн., 1991.

Егорейченко А. А. Культуры штрихованной керамики. Мн., 2006.

Загарульскі Э. Заходняя Русь IX—XIII стст. Мн., 1998.

Загорульский Э. М. Древняя история Белоруссии: Очерки этнической истории и материальной культуры (до IX в). Мн., 1977.

Зайкоўскі Э. Балты Цэнтральнай і Ўсходняй Беларусі // Гісторыя, культуралёгія, мастацтвазнаўства. Мн., 2001.

Зверуго Я. Г. Верхнее Понеманье в IX—XIII вв. Мн., 1989.

Из древнейшей истории балтских народов. Рига, 1980.

Клімчук Ф. Беларусы — нашчадкі банцэраўцаў? // Спадчына, 1996, № 1, с. 162-180.

Клімчук Ф. Некаторыя аспекты этнагенезу // Гістарычная брама.

Гісторыка-краязнаўчы часопіс. 2002, № 1-2.

Ключевский В. О. Сочинения. Том 1. М., 1956.

Лысенко П. Ф. Города Туровской земли. Мн., 1974.

Лысенко П. Ф. Дреговичи. Мн., 1991.

Макушников О. А. Гомель с древнейших времен до конца XVIII века. Гомель, 2002.

Мікуліч А. Беларусы ў генетычнай прасторы: Антрапалогія этнасу. Мн., 2005.

Митрофанов А. Г. Железный век средней Белоруссии (VII-VI вв. до н. э. — VIII в. н. э.). Мн., 1978.

Нарысы па беларускай дыялекталогіі. Мн., 1964.

Насонов А. Н. «Русская земля» и образование территории Древнерусского государства. Историко-географическое исследование. М., 1951.

102
{"b":"575111","o":1}