ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В 1920–30-е годы проблемами популяционной генетики и геногеографии в СССР занимались С. Четвериков, А. Серебровский, Н. Вавилов. Они впервые предложили концепцию использования геногеографического метода для выяснения состояния (в пространстве и времени) генофондов популяций разных иерархических уровней. Одновременно они разработали методы генетического анализа двух и более генов в совокупности. Этими методами мы широко пользовались при поиске так называемых обобщенных расстояний между моноэтническими популяциями и соседними этносами. Статистический анализ генофонда людских популяций в географических границах был выполнен при обязательном учете их исторического и экологического формирования. Этническое самосознание и историческая память, по Ю. Г. Рычкову, являются самым ярким маркером исторического пути, пройденного генами человека (Рычков Ю. Г., 2000).

Генофонд каждого отдельно взятого этноса обладает «…ярко выраженными особенностями целостности и системности». Целостность этноса проявляется именно через самоосознание общего происхождения и своей исторической судьбы. По удачному выражению Рычкова, «ни один из чсленов этнического сообщества не имеет родоначальных генов больше, чем другой».

Беларуский этнос в качестве популяции высокого уровня прошел долгий путь формирования, начиная с времен появления на территории современной Беларуси пришельцев-славян, сохранивших антропологические черты балтских аборигенов (Саливон И. И., 1976; Микулич А. И., 1989). Субэтнические уровни популяционной структуры хорошо отслежены этнографами прошлого и настоящего. Изданы монографии о традиционной одежде беларусов, орудиях сельского труда, промыслах и ремеслах, и т. д.

Данные археологии и топонимики свидетельствуют о древнем происхождении (не менее 9 тысяч лет назад) первых обитателей нашей земли. В конце неолита и начале века бронзы (на рубеже 3-го и 2-го тысячелетий до Р. Х.) началась индоевропейская колонизация и ассимиляция местных аборигенов. Физический облик, как и генотипные особенности современных беларусов происходят с тех времен (Микулич А. И., 1991). Смешение же славян с балтами происходило во второй половине I-го тысячелетия после Р. Х. и даже позже (Топоров В. Н., Трубачев О. Н., 1962; Мельниковская О. М., 1967; Шадыро В., 1985).

Наше многолетнее антропологическое и геногеографическое исследование беларуского и соседних этносов на разных иерархических уровнях их популяционной структуры полностью подтверждает гипотезу Ю. Г. Рычкова. Вот ее основной смысл: в процессе междупопуляционных миграций генов сокращается разница между генофондами, но вместе с тем повышается полиморфизм внутри популяций. Фактически формируется новое состояние равновесия, когда взаимоотношения между внутри- и межпопуляционным разнообразием наиболее отвечают новому состоянию как природного, так и социального окружения.

К сожалению, современные экосоциальные (или биокультурные) процессы, намного более интенсивные по скорости и мощности воздействия на локальные генофонды, чем в прошлые тысячелетия, угрожают вернуть человека к естественному отбору. В таких условиях, особенно на фоне отрицательных демографических изменений, адаптационные процессы держат в состоянии напряжения не только локальные популяции, но и отдельные семьи.

Неоспоримо, что генофонд беларуского этноса формировался на базе метисации между первожителями данной территории и пришлыми индоевропейцами в экологических условиях Центральной и Восточной Европы. Обладая своей спецификой, он полностью сохранил генетическую память северной европеоидности. Беларуский фольклор, данные этнографии и этнологии отчетливо показывают наличие в самосознании людей исторической памяти.

Современные картографические технологии московской генетико-антропологической школы Ю. Г. Рычкова, основанные на совершенных методах обследования населения (преимущественно сельского, обязательно моноэтничного, до 4–5-го колена) позволили определить место беларусов на геногеографических картах Восточной Европы не только согласно изосерологическим[75] признакам, но и согласно полиморфизму ДНК (Микулич А. И., Рычков Ю. Г., Балановская Е. В.).

В первой половине 1980-х годов в журнале «Вопросы антропологии» (№№ 64, 69, 72) был опубликован цикл научных статей под общим названием «Генетика и этногенез». В них на примере коренного населения трех континентов (Европы, Северной Азии и Америки) была выявлена закономерная связь популяционно-генетических процессов с процессом этногенеза. Именно в то время было замечено, что:

а) межпопуляционное генетическое разнообразие на две трети обусловлено ходом исторического процесса;

б) исторические классификации могут служить инструментом для анализа генетического материала;

в) все этапы этногенеза, независимо от их древности, одинаково отражены в генетическом разнообразии.

Наш генетический анализ беларуских популяций, с учетом археологических, этнографических и лингвистических отличий, выявил своеобразную подчиненность иерархически зависимых популяционных сообществ. Перепады частот отдельных генов (или их совокупностей) на географических картах как раз и свидетельствуют о реальном воздействии на генофонд природных, исторических и социальных факторов.

В свою очередь, обобщенные данные картографии позволяют открыть центры происхождения генофондов региональных макропопуляций и отдельных этносов. Скрининг генетических маркеров помогает выявлять генетико-демографические, эколого-генетические, историко-антропологические закономерности, сложившиеся в процессе адаптации и преемственности десятков и сотен прапопуляций.

С момента открытия Грегором Менделем законов наследственности в биологии, а также конкретных генов (аллелей)[76] у человека, ответственных за группы крови АВ0, резус (CDE), MNS, Р, Le, Нр и другие особенности, по этим и многим другим гематологическим признакам популяций в XX веке были обследованы почти все народы мира.

Нами впервые была унифицирована методика изучения — наряду с изосерологическими системами — еще и морфофизиологических признаков с ведущей доминантно-рецессивной[77] наследственной обусловленностью. Это такие антропологически и филогенетически значимые системы, как цвет глаз и волос, цветовая аномалия зрения, вкусовая чувствительность к фенилтиокарбамиду (РТС), оволосение средних фаланг пальцев рук, и некоторые другие. Сначала каждый признак картографировали по отдельности. Затем методом наложения была построена единая карта геногеографической изменчивости. Именно она отразила сохраненную в генофонде историческую память этноса.

Такая методическая и методологическая унификация выбора признаков с учетом их географического распределения позволила нам в процессе анализа изменчивости популяций перейти к обобщенным показателям генетического расстояния между ними в историческом времени и экологическом пространстве. При этом удается нивелировать качественную неоднородность изучаемых признаков и факторов.

Популяционно-генетические характеристики проанализированы в границах не только пространственной (геногеографической), но и межпоколенной изменчивости на протяжении трех генераций (дорепродуктивной, репродуктивной, пострепродуктивной). Установлено, что на обследованной территории Беларуси формообразующим механизмом, помимо природных (экологически обусловленных) явлений, служат относительная изолированность сельского населения и миграционные процессы.

С помощью системного анализа, мы, объединив материалы пилотажного обследования сельских популяций 1960-х годов и фундаментального изучения местечкового населения по значительно расширенной антропогенетической программме, в 1980-е годы впервые создали компьютерный банк данных комплексной вариантной информации.[78] Всего генетической программой (6 гематологических, 5 морфофизиологических и 5 ДНК-систем — в сумме более 100 генетических маркеров) было охвачено около 150 групповых выборок. Критерием формирования локальных популяций служила принадлежность обследованных лиц в 4–5 поколениях к титульному этносу и местное происхождение (в пределах территории сельского совета). Подобной генодемографической типологии мы всегда придерживались при формировании обобщенных выборок в границах этнографических регионов, экологических провинций, иноэтнических сообществ, этнически смешанных групп.

вернуться

75

Серология — область иммунологии, исследующая вне организма реакции антигена (микроба, вируса, чужеродного белка) с антителами.

вернуться

76

Аллели — различные формы гена, расположенные в одинаковых участках (локусах) гомологичных (парных) хромосом. Они определяют разные варианты развития одного и того же признака.

вернуться

77

Рецессивный — неразвивающийся, подавленный. Рецессивный признак — проявляющийся только у части популяции только в гомозиготном наборе (противоположное понятие — доминантный).

вернуться

78

Использовалась математическо-статистическая модель (средневзвешенные данные, квадратные отклонения, эксцесс, асимметрия). — А. М.

26
{"b":"575111","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Трофей императора
Марафон: 21 день без сахара
Целебная сила эфирных масел для красоты и здоровья
Продвижение личных блогов в Инстаграм
Жесткий менеджмент. Заставьте людей работать на результат
Мой любимый Бес
Самый богатый человек в Вавилоне
Куплю невесту. Дорого
Путешествие домой. Майкл Томас и семь ангелов. Роман-притча Крайона