ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Большинство специалистов отождествляет культуру штрихованной керамики с древними балтами. К древнебалтийскому этносу имеет отношение и днепро-двинская культура. Считается, что она возникла на местной основе. Ранние ее поселения на Витебщине датируются 700–600 гг. до н. э.

3. Железный век

Последняя (после каменного века и бронзового века) археологическая эпоха в истории человечества, характерная распространением производства изделий из железа. В Европе она началась в конце 2-го тыс. до н. э. и условно продолжалась до конца периода переселения народов (IV–VI вв. н. э.). Относительно быстрое распространение железа было обусловлено его очевидным преимуществом перед камнем и бронзой.

На территории Беларуси черная металлургия появилась в VII–VI веках до н. э. Железо выплавляли в небольших полусферических печах-домницах. Такие печи найдены при раскопках городищ Лабенщина, Свидно (Логойский район), Тербахунь (Суражский р-н) и др. Практически во всех крупных городищах существовали железоделательные мастерские, где изготовляли оружие и орудия труда.

Наиболее древние железные изделия найдены среди памятников милоградской культуры (Полесье, верхнее и среднее Поднепровье). У носителей культуры штрихованной керамики (центральная и юго-западная часть страны) и племен днепро-двинской культуры (бассейн верхней и средней Западной Двины) железо появилось в середине 1-го тыс. до н. э. Значительное распространение железных изделий в этих регионах приходится на конец 1-го тыс. до н. э.

С рубежа 3–2-го вв. до н. э. по 1–2 вв. н. э. земли Полесья, верхнего и среднего Поднепровья заселяли племена зарубинецкой культуры. Во II веке н. э. в Поднепровье и прилегающих к нему районах появились памятники Киевской культуры. В западном Полесье во II–IV вв. расселились племена вельбарской культуры.

***

В переходный период к средневековью (V–VII вв.) на юге страны распространилась пражская культура. В среднем Поднепровье сложилась колочинская культура. В V–VII вв. в центральной, северной Беларуси и на Смоленщине сформировалась банцеровско-тушамлинская группа племен.

Племена Ж. В. находились на этапе развитого патриархата. Основной единицей общества являлась большая патриархальная семья, объединявшая до 4 поколений родичей (отец — сыновья — внуки — правнуки). Несколько семей образовывали род, владевший определенной территорией с поселениями, участками обрабатываемой земли и пастбищами для скота.

Разложение общинных отношений, столкновения между племенами отразились на характере поселений этого периода. Обычно род создавал в труднодоступном месте (например, на холме) городище, укрепленное рвом, валом и частоколом. Но с середины 1-го тыс. н. э. стали преобладать неукрепленные селения.

С распространением пахотного земледелия возникло отдельное хозяйство малой семьи. Объединенные уже не кровными связями, а общностью хозяйственной жизни, такие семьи создавали соседскую общину, которая у славян называлась «мир», «грамада» или «вервь». Члены общины были связаны круговой порукой, охраной и распределением общинной собственности, поддержанием норм традиционного права. Появились экономические условия для содержания постоянной дружины.

Изменилась религия. Наряду с поклонением заступникам рода распространялся культ природных стихий.

В VI–IX веках население на территории Беларуси по мере разрушения родоплеменных связей переходило от военной демократии к феодализму.

СЛАВЯНЕ, КТО ВЫ И ОТКУДА?

АЛЕКСЕЙ БЫЧКОВ.

доктор исторических наук

Происхождение славян до сих пор является исторической загадкой.[8] Я не собираюсь предлагать принципиально новое ее решение — у меня нет для этого своих доводов, отличных от тех, которые уже предложены в исторической науке. Просто хочу найти строго доказательное решение этой крупной проблемы. Для этого есть лишь один путь: сопоставить с информацией письменных источников результаты археологических исследований, данные лингвистики, топонимики и антропологии. Полноценное исследование истории сложения и развития любого человеческого сообщества (этноса, нации, государства) — это комплексное исследование, с привлечением всех исторических и вспомогательных дисциплин.

***

По мнению большинства специалистов, любой этнос — такое сообщество, которому присущи три важные особенности. У его членов общий язык, общая картина мира, единое этническое сознание. В этническое сознание входит понимание общности своего происхождения (хотя бы мифологического, например от одного легендарного предка) и общности ранних этапов своей истории (пусть мифологизированной). Оно разделяет общие космогонические мифы. Соответственно, для этноса характерна общность наиболее важных черт материальной культуры — погребального обряда, конструкции жилищ, орнаментальных мотивов.

Орнаментальные мотивы в древности не были простым украшательством. Это священные (сакральные) сюжеты, игравшие роль оберегов либо самих предметов, либо людей, которые этими предметами пользовались. Жилище — тоже сакральное пространство. Разумеется, в первую очередь оно отвечало требованиям реальной жизни — защищало людей от холода и атмосферных осадков, от хищных зверей, от посторонних взглядов. Но в понимании древнего человека оно выполняло их не столько в силу своей конструкции, но главным образом потому, что было «правильно» организовано в высшем смысле, то есть правильно моделировало «устройство» мира. Поэтому внутри него все и всегда было неизменным: очаг находился там-то, спальные места — там-то, пищу готовили там-то, мужчины находились здесь, женщины — там… Благодаря такому подходу тип жилища, как и тип погребения (оно тоже сакрально) — устойчивая этническая черта, маркер этноса.

Устойчивость, — как правило, многовековая — этнических традиций в материальной культуре — это фактор, без которого археологический поиск предков любого народа был бы в принципе невозможен. Археологам крайне редко достаются памятники, содержащие письменные свидетельства языка, на котором говорили люди, оставившие какую-то археологическую культуру. А как, не зная языка людей, оставивших археологические памятники, судить об этнической принадлежности их создателей? Только по устойчивым признакам материальной культуры!

Именно устойчивость «этнического стереотипа поведения» позволяет археологам пользоваться ретроспективным методом. Суть его в следующем. Этнографические исследования любого современного народа выявляют комплекс этноопределяющих признаков, присущих именно ему. Археолог же, выделив ту часть этих признаков, которая касается материальной культуры, пытается отследить главные черты этого комплекса, исследуя археологические памятники в обратной последовательности — от самых поздних к самым древним. И если круг памятников, охваченных исследованием, достаточно широк, то археолог в принципе может «отловить» все сохранившиеся компоненты этого комплекса, как бы широко они не «растекались» по территории и как бы глубоко не уходили в древность. Он может также выявить место и время, когда части этого комплекса еще входили в другие комплексы, которые, в свою очередь, со временем распадались, образуя новые комбинации признаков — и так до тех пор, пока в глубине веков не растворятся окончательно малейшие признаки зачатков культуры того народа, историю которого он пытается восстановить.

Двигаясь из древности к нашему времени, он может найти то место и эпоху, когда все признаки материальной культуры этого народа слились, наконец, в ту комбинацию, которая по всей совокупности исторических источников принадлежит ему, и только ему. Тогда археолог может считать свое исследование законченным.

Именно так изучал историю славян один из самых компетентных специалистов в этом вопросе, археолог-славист Валентин Седов (1924–2004).

вернуться

8

Из книги А. А. Бычкова «Загадки древней Руси». Москва, 2000. С сокращениями и в новой редакции.

7
{"b":"575111","o":1}