ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«В XI–XIII веках лютичи небольшими группами проникают на территорию ятвягов, пруссов и кривичей, их боевые отряды переселенцев именуются Лютвой (позже Литвой). Смешавшись с близким по этносу и язычеству местным населением, лютичи придают пассионарный толчок политическому развитию региона. Появляется новая агрессивная и высоко пассионарная военно-политическая элита, сформированная на стыке влиятельных славянских культур — поморской (лютичи-ятвяги) и континентальной (княжества бывшей Киевской Руси). Так родилась Литва» (27).

Сразу возникает вопрос: зачем лютичи бежали так далеко со своей земли — более тысячи километров до нынешней Западной Беларуси? Ведь гораздо ближе к ним проживали польские (поморские), прусские и чешские племена.

Впрочем, это вопрос чисто риторический. Исторические факты свидетельствуют, что прибалтийские славяне больше всего дружили с немцами, а не «братьями-славянами».

«Вступив в борьбу с саксами /в конце VIII века — Авт./, Карл Великий нашел союзников против них в лице бодричей… Но зато лютичи помогали саксам против франков. Вследствие этого, разбив саксов, Карл обрушился на лютичей. В этом походе на стороне его участвовали бодричи со своим князем Вильчаном и лужицкие сербы. Бодричи после того помогали Карлу против саксов, причем в борьбе погиб и князь их Вильчан» (44, с. 43).

«В 804 году Карл явился на помощь к бодричам и утвердил у них князем Дражка вместо погибшего Вильчана и подарил им так называемую Нордальбингию (ныне Западную Голштинию). Впрочем, эта Нордальбингия недолго оставалась во владении бодричей, так как союзники саксов датчане вместе с лютичами стали опустошать земли бодричей» (44, с. 145).

Когда польский король Болеслав I Храбрый (правил в 992–1025 гг.) захватил земли лужицких сербов и Мейссенскую марку, а затем Чехию с Моравией, то лютичи не захотели подчиниться ему, но избрали себе других хозяев — немцев. Они отдались под защиту германского короля Генриха II (правил в 1002–24 гг.). Почему?

Оказывается, в процессе развития любого суперэтноса в какой-то момент из него выделяется этнос (или группа этносов), который становится некомплементарным по отношению к остальной части. Самый близкий нам пример — восточные балты по отношению к западным и днепровским.

Другой пример, это конфликт между евреями и остальным суперэтносом семитов. Взаимная ненависть со смертоубийством между ними не прекратится до тех пор, пока обе стороны не состарятся этнически. А этого придется ждать сотни лет, так как народы Ближнего Востока в настоящее время являются молодыми.

Поэтому мы можем уверенно констатировать, что полабские славяне были некомплементарны остальному славянскому миру. Но зато комплементарны германцам, так как в этом случае действует правило «враг моего врага мой друг». Соответственно, полабские славяне вступали в союзы с германскими племенами — одни с франками, другие с саксами.

Одним из важных свидетельств комплементарности или некомплементарности этносов является преемственность топонимов — названий населенных пунктов. Так, на территории независимой Летувы в 1920–30-е годы были полностью (на 100 %) изменены все топонимы, существовавшие со времен ВКЛ. Этот факт доказывает, что восточным балтам (жамойтам) были некомплементарны балты западные (литвины).

На территории же современной Германии, где когда-то жили полабские славяне, дело обстоит противоположным образом. Вот что пишет российская исследовательница Юлия Иванова-Бучатская:

«Первое, что бросается в глаза путешественнику из западных, южных или центральногерманских областей… — это обилие непонятных немецкому слуху названий деревень и городов: Криветц, Плюшов, Каммин, Барков, Дашов, Тетеров, Гюстров, Бург Старград, Дёмитц, Милов, Лютцов, Белов, Миров, Вустров, Загард, Рабниц»… (21, с. 4).

«На острове Рюген — бывшем славянском Руяна, топонимы славянского происхождения составляют 58 % от общего числа таковых» (21, с. 47).

По сведениям в «Указателе земельных наделов епископства Ратцебург» (1230 год) в деревнях, зарегистрированных как немецкие, многие жители имели славянские имена и фамилии (21, с. 38). То же самое относится и к полабским славянам:

«Уже к концу XIII века (1281 г.) среди славянского населения были распространены немецкие имена» (21, с. 38).

Современные ученые утверждают, что славяно-полабский элемент принял непосредственное участие в формировании северонемецкого субэтноса. Так, Отто Лауффер в своей книге «Нижненемецкая этнография» пишет:

«Население нижненемецких земель правого берега Эльбы по историческим причинам имеет иное этническое происхождение, нежели жители старосаксонских частей левобережной Эльбы. Среди населения восточного берега Эльбы обнаруживается значительный славянский элемент. Этим обусловлен менталитет и локальное самосознание, а также многие особенности материальной и духовной культуры. Влияние коренного населения столь велико, что сформировался новый немецкий субэтнос, значительно отличающийся от населения прилежащих земель, граничащих с регионом на юге и востоке» (по 21, с. 31).

Если мы обратимся к истории королевства Пруссия, то увидим, что оно возникло в результате объединения курфюршества Бранденбург с прусскими землями Тевтонского ордена в 1618 году.

Напрашивается вопрос: почему все остальные германские земли оставались раздробленными и слабосильными, а здесь образовалось мощное государство, которое со временем объединило вокруг себе остальные немецкие земли?

И почему на территории объединенной Германии произошел демографический взрыв: численность населения за 100 лет (с конца XVIII до конца XIX века) возросла в 3 раза (!), а плотность населения по переписи 1895 года составила 94 чел/кв. км (156). Для сравнения: в 2000 году плотность населения в Украине и Беларуси составляла, соответственно, 81 и 48,3 чел/кв. км.

Такое могло произойти только в результате возникновения нового молодого этноса.

Кто же его родители? Конечно, отцом были германцы, а матерью, как ни странно это покажется многим — полабские славяне, в первую очередь лютичи-велеты, так как Бранденбургское курфюрство было создано на их этнической территории.

Предыстория беларусов с древнейших времен до XIІI века - i_047.png

Утрата же новым этносом славянских особенностей, о чем любят стенать идеологи панславянства, это вполне естественный процесс при рождении молодого этноса. Достаточно вспомнить, например, историю появления болгар.

Волжские булгары (народ тюркской группы) во главе с ханом Аспарухом пришли на территорию нынешней Болгарии во второй половине VII века, где к тому времени древнее местное население уже было «ославянено» (перешло на славянский язык). Этническое взаимодействие древних балканских племен и тюрок-булгар привело к рождению этноса болгар, который в настоящее время считается славянским. Разве у современных болгар видны какие-то черты тюрок, кроме черных волос? О том, что «отцом» их этноса некогда были тюрки, сейчас никто не вспоминает.

Если согласиться с авторами лютичской теории рождения литвинов, то возникает вопрос: как могли лютичи этнически взаимодействовать со славянами и (или) ятвягами, если они были некомплементарны друг другу? Ведь положительная комплементарность двух этносов является одним из главных условий рождения нового этноса! Неужели авторам лютичской теории удалось опровергнуть Гумилева и создать собственную теорию рождения новых этносов?

***

Рассмотрим подробнее, кто такие лютичи.

Это союз племен полабских славян, ядром которого были ратари, доленцы, черезпеняне и хижане. К ним временами присоединялись стодоряне, укране, речане, северяне и другие племена. Сами себя они называли велетами, но никогда — лютичами. Лютичами их звали соседи. Это название пришло к нам из летописей и других исторических документов. Выходит, что если бы лютичи в самом деле переселились на территорию Западной Беларуси, то они называли бы себя велетами.

73
{"b":"575111","o":1}