ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Еще одно важное обстоятельство показывает, что все было совсем не так, как это изображают ученые Летувы. Речь идет о порядке проведения переписей:

«Згодна з пастановай Віленскага сейма 1507 г. паны, княжата, зямяне, удовы i ўся шляхта абавязаны былі перепісаць людзей ў cвaix маёнтках i пад прысягай прадставіц спіскі гаспадару.» (60, с. 34).

Оказывается, шляхта сама переписывала себя, свои семьи, своих слуг и крестьян, и под присягой передавала эти сведения писарям, отвечавшим за перепись. Но уж шляхтичи наверняка знали имена людей в своих имениях!

Поэтому, если следовать версии летувисских ученых о «коверкании» имен, получается, что шляхта сама искажала имена и фамилии, в том числе свои, нарушая при этом присягу на Библии, что являлось уголовным преступлением. Это уже какой-то специальный лингвистический заговор!

Другое дело, что жамойты, особенно шляхта, нередко отказывались от своих имен и фамилий и брали беларуские. Об этом свидетельствует такое явление, как совмещение жамойтских имен с литвинскими фамилиями, например, Юцус Петрович, Юрис Миколаевич, или наоборот, литвинского имени с жамойтской фамилией — Миколаи Довкгиаитис, Стас Яноитис. Напомним, что в те времена фамилия больше походила на современное отчество и не передавалась по наследству. Значит, человек сам решал, какой формант ему использовать.

В книгах Литовской метрики приводится много имен крестьян. Весьма интересно то, что они и восточнобалтские, и западно-балтские, и славянские. Неужели крестьяне пользовались большим уважением писарей, чем шляхта? Видимо, дело в другом: имена писали так, как слышали, никакого «коверкания» не было.

Например, в «Переписи жемойтских волостей 1537–1538 гг.» приводятся имена третьего сословия, т. е. крестьян и некоторых поседных бояр, которые «на пошлину на двор орати не идут, толко поседа дают по шестнадцати грошей» (211). Здесь балтские имена крестьян преобладают над христианскими — в отличие от шляхты. При этом многие крестьянские имена не встречаются у шляхты. Из 6144 человек, упомянутых в переписи, 4054 — с восточнобалтскими именами. А это 66 % от всех переписанных крестьян с территории Жамойтии.

***

Известно, что в ВКЛ существовало сословие панцирных бояр (они же вершники — тяжелая кавалерия). Поветовые бояре составляли большинство таковых. В переписях войск ВКЛ 1528 и 1567 годов отражена их численность. Это были военнослужащие, которых рекрутировали из земян, сельских мещан и свободных людей.

Основные права панцирных бояр были таковы: передача по наследству шляхетства, бесплатное использование земли, неприкосновенность имений, подаренных великими князьями, запрещение использования на другой службе, кроме военной. Карать их имел право только суд. В обязанности панцирных бояр входили постоянная готовность к войне, наличие хорошей лошади с седлом и хорошего оружия и доспехов.

Часть панцирных бояр власти ВКЛ селили на свободных землях вдоль границы. Они являлись приграничным военным щитом государства (подобно казакам в России). А земли Жамойтии всегда были приграничными.

К сказанному добавлю, что раздача земель в ВКЛ являлась одной из самых ценных и основных наград шляхте за службу великому князю. А Жамойтия вошла в состав ВКЛ только в 1422 году — за 106 лет до переписи 1528 года. Следовательно, эти сто лет жамойтские земли власти ВКЛ раздавали панцирным боярам и прочей шляхте в награду за службу.

Как видно по переписи 1528 года, в высших эшелонах власти присутствовали только литвины, а среди панцирных бояр они преобладали. Например, Белы Андреи, Билевич Каспар, Бородатый Ян, Волоткович Станислав, Ганусович Адам, Солтан Иван Андреевич, Миткович Богдан и т. д.

В Жамойтии жило много шляхты с литвинскими именами. Они были переселены сюда с территории Литвы (современной Беларуси и юга современной Летувы). Именно поэтому в 1528 году в жамойтских волостях Бержаняны, Видукли и Ретово жамойты вообще отсутствовали среди шляхты.

Дело в том, что панцирные бояре (тяжелая конница) — это воинская элита, рыцарство. А оружие можно использовать не только против внешнего врага, его можно повернуть и против власти, особенно, если оно находится в руках представителей покоренного этноса. Жамойты и были таковыми по отношению к литвинам. Поэтому переписи войска ВКЛ в 1528 и 1567 годах, где превалируют литвины, ясно показывают, кто был хозяином в ВКЛ.

Еще одним доказательством факта переселения литвинов на территорию современной Летувы являются беларуские названия населенных пунктов в западной и восточной Жамойтии в середине XVI века:

Ваўкавішкі, Высокі Двор, Вяпры, Вясы, Драбеннікі, Дубінкі, Зязюлькі, Казлішкі, Крокі, Крынічын, Купішкі, Лідавяны, Малаты, Мітава, Myнікі, Новае Мястэчка, Пабойск, Падбярэззе, Панядзелі, Панямунь, Папелі, Папоркі, Покраі, Пянянкі, Ракішкі, Рогава, Свядасць, Свянцяны, Смолвы, Срэднікі, Стаклішкі, Траўні, Трышкі, Ужугасць, Цітавяны и т. д.

Многие беларуские названия населенных пунктов на территории современной Летувы во времена ВКЛ имели аналоги на территории Беларуси:

Ваўкавішкі — Ваўковічы; Вяпры — Вяпры; Драбенікі — Драбенікі, Дубінкі — Дубінка; Казішкі — Казлы, Казловічы; Крынічын — Крынічка, Крыніца, Крынічны; Kупішкі — Купічы, Купіск; Лідавяны — жители города Лиды; Муснікі — Мусічы; Падбярэззе — Падбярэзь; Панямунь — Панямонцы; Папелі — Папелева; Рогава — Рогава; Срэднікі — Срэдняя; Траўні — Траўна; Цітавяны — Цітоука…

Понятно, что названия беларуских городов и деревень перенесли в Жамойтию переселенцы из этих населенных пунктов.

Вывод: В книгах Литовской метрики жамойтские имена имеются на уровне поветовых бояр и ниже. У высших должностных лиц были только западнобалтские или славянские имена. Жамойтские имена среди элиты ВКЛ отсутствовали.

3. Немного демографии

К середине XVI века этносу литвинов-беларусов было около 500 лет — примерно 35 лет в человеческом летоисчислении.[161] Это вершина в развитии любого этноса — политическая, экономическая и демографическая.

Поэтому в XVI веке литвинов было достаточно много не только в самой Литве, но и на других землях ВКЛ, в том числе в Жамойтии. А вот жамойтам к середине XVI века было около 1000 лет (как сейчас беларусам). Поэтому их численность возрастала гораздо медленнее по сравнению с литвинами. Так, в переписи войска ВКЛ 1528 года в семьях восточных балтов упоминаются максимум трое братьев, тогда как в семьях литвинов — до восьми.

Вполне вероятно, что жамойтское население в XVI веке даже сокращалось, как это происходит в настоящее время с беларуским и русским этносами.

Рассмотрим в качестве примера демографическое состояние современных этносов. Русский этнос в течение длительного времени демонстрировал демографический подьем. Его представители расселились на огромном пространстве Евразии, занимающем 1/6 часть суши земного шара.

Демографическая экспансия русского этноса хорошо отражена в таблице 7, показывающей, как русские переселялись в союзные республики СССР. При этом в РСФСР оставалась небольшая часть от прироста русского населения: в 1959–70 годах — 10,3 %; в 1970–79 годах — 5,4 %; в 1979–89 годах — 5,7 %.

Таблица показывает, как в России менялся прирост русского населения в течение 32 лет: в 1957–70 годы — 13,1 %; в 1970–79 годы — 6,5 %; в 1979–89 годы — 5,7 %. За первые 22 года (1957–1979) прирост сократился почти вдвое.

Предыстория беларусов с древнейших времен до XIІI века - i_057.png

В настоящее время, когда русский этнос вошел в инерционную фазу этногенеза (в 2010 году ему около 800 лет), смертность преобладает над рождаемостью. Ежегодно население России сокращается почти на 1 млн человек. И это при том, что у некоторых этносов, входящих в состав Российской Федерации, рождаемость намного превышает смертность.

вернуться

161

Средний возраст достижения половой зрелости у людей составляет 15 лет. По Гумилеву, это один год в жизни этноса.

86
{"b":"575111","o":1}