ЛитМир - Электронная Библиотека

Из этого контингента «демократические лидеры» набирают себе охрану и помощников. Именно они привлекаются для поддержания порядка на митингах и сопровождают многих деятелей Межрегиональной депутатской группы: Попова, Мурашова, Собчака и т.п.

В таких условиях в России начинается подготовка к выборам в республиканские и местные советы депутатов. Хочется напомнить, что после отмены монополии КПСС на власть эти советы стали главным органом управления в стране.

Задолго до начала выборов «демократы» начинают уделять много времени предвыборной кампании, рассматривая ее как удобный момент захвата власти. На совещаниях и митингах «демократов» несутся призывы «прорабов перестройки» создавать избирательные организации и выдвигать своих кандидатов, ибо это «наш шанс к власти» (Собчак). Незаметно для широкой общественности многие десятки руководителей «демократического» движения получают приглашения западных «гуманитарных» институтов приехать на конференции и коллоквиумы, посвященные «свободным выборам». На самом деле это были своеобразные курсы и инструктаж, как вести предвыборную борьбу. Через этот инструктаж, так или иначе, прошли все известные мне «демократы» — от Афанасьева, Попова и Собчака до Бурбулиса, Мурашова, Явлинского и других подобных им типов. Организаторами этих инструктажей были ЦРУ и близкие к нему английские, германские и французские спецслужбы. как сообщил мне позже очень осведомленный информатор, «выборы в РСФСР были совместной акцией нескольких западных разведок, которые всеми силами помогали внутрироссийской оппозиции, оберегая ее лидеров, предоставляя подготовленных инструкторов, технические средства и деньги».

Осенью 1989 года создается преступный альянс «соискателей на власть», объединявший в своих рядах как агентов влияния западных спецслужб, так и значительное количество связанных с ними криминальных элементов, преступных авторитетов и даже воров в законе.

Но сам факт создания такого альянса не был гарантией захвата власти. Еще существовали мощное государство и КГБ. И оно, конечно, могло остановить изменников и воров. Нужна была политическая воля. Горбачев, регулярно читавший сводки с разведданными, хорошо знал, из кого состоял этот альянс. как глава государства он был обязан принять меры, но не сделал этого, так как сам разделял «идеалы» и цели «демократов». к тому же его западные друзья и братья по масонской ложе убеждали его в необходимости поддержать альянс. Мне рассказывали, как незадолго до начала выборов Горбачев по просьбе Яковлева принял несколько «прорабов перестройки», и в частности Г. Попова, А. Собчака и Афанасьева. На этой встрече был совершен сговор главы государства с руководителями преступного альянса, на котором Горбачев обещал всемерную поддержку в выдвижении кандидатов «демократического лагеря» взамен на политическую поддержку его на выборах президента СССР

Таким образом, Горбачев вместо того, чтобы подавить антигосударственный заговор, сам стал его участником. Более того, пользуясь правами главы государства, он вовлек в него значительную часть государственной машины, и прежде всего КГБ. Через КГБ и таких его руководителей, как Ф. Бобков и О. Калугин, проводится операция поддержки кандидатов «демократического» движения. Причем операция эта сопровождалась акциями против всех возможных соперников кандидатов преступного альянса, объявившего себя блоком «Демократическая Россия». Операция эта проводилась пятым и шестым управлением КГБ втайне от собственных коллег, не говоря уже о том, что о ней не знали многие чиновники государственного аппарата, которые с удивлением наблюдали за бездействием компетентных органов, когда во власть лезли откровенные враги страны, аферисты и преступники.

На «демократическое» движение пролился золотой дождь. Преступный альянс финансировался с двух сторон — изнутри страны и из-за рубежа. Иностранные спонсоры — ЦРУ и другие западные спецслужбы — использовали для перевода денег «демократическим организациям» методы, разработанные еще немецкой разведкой в 1917 году для оплаты предательской деятельности Ленина и других еврейских большевиков. как мне рассказывал один советский контрразведчик, делалось это так. В Москве, Петербурге, Нижнем Новгороде, Туле, Казани и некоторых других городах демократами создавались кооперативы и совместные предприятия и заключались фиктивные договоры на поставку им из-за рубежа дефицитной продукции. Естественно, этими поставщиками были западные спецслужбы, действующие также через подставные фирмы. Товары, получаемые из-за границы «демократическими кооперативами», продавались в СССР, а вырученные за них деньги направлялись на финансирование избирательной кампании. По оценкам упомянутого мной контрразведчика, таким образом в СССР во время избирательной кампании было переправлено дефицитных товаров, проданных здесь по завышенным ценам, не менее чем на 50 млн долларов.

Другой канал финансирования «демократов» в этот период был разработан в КГБ, «демократическая часть» которого, по признанию американского шпиона генерала КГБ Калугина, оказала поддержку сотням «демократических» кандидатов. схема финансирования их была аналогична той, по которой совсем недавно осуществлялось тайное субсидирование иностранных коммунистических партий. За рубежом агентами КГБ открывались фиктивные торговые фирмы. Одновременно в СССР создавались совместные предприятия, которые начинали продавать фиктивным фирмам за границей лес, нефть, металл и другие товары по ценам, значительно ниже мировых. Разница в цене доставалась совместным предприятиям, которые значительную часть своей выручки перечисляли в пользу «демократов».

В целом по каналам западных спецслужб и КГБ «демократам» поступали огромные средства, большая часть которых просто разворовывалась, ибо финансирование велось «черным налом» и было трудно последить, куда истрачены деньги. Из более 100 млн долларов, выделенных западными и советскими спецслужбами на «демократические» выборы, по мнению экспертов, на избирательные нужды альянса пошло 20—25 млн, остальное осело в карманах «прорабов перестройки» и связанного с ними криминала. По мнению осведомленных лиц, разворованные миллионы стали первоначальным капиталом таких известных еврейских предпринимателей, как Ходорковский, Гусинский, А. Тарасов, Смоленский, М. Фридман и многие другие.

Однако даже сумма в 25 млн долларов, оставшаяся в избирательном фонде «демократов», была в десятки раз больше финансовых возможностей кандидатов патриотического лагеря.

Русские патриоты к избирательной кампании не были готовы. Разные официальные лица ждали указаний начальства, а их не было. Горбачев, приняв сторону «Демократической России», фактически парализовал любую деятельность со стороны лиц, способных дать изменникам отпор. Партийные и советские руководители не осмелились взять на себя инициативу без «благословения» первого лица во власти.

Помню это тягостное время, когда внутренние и внешние враги России полностью мобилизовали свою армию, а официальные власти вместо того, чтобы принять меры, делали вид, что не замечают этой мобилизации. После долгих переговоров мы вышли на высших партийных и советских функционеров по РСФСР — тогда это были Воротников и Власов, возглавлявшие соответственно Верховный совет и совмин России. Позиции этих первых лиц республики произвели на нас удручающее впечатление. Высшие чиновники республик и их окружение всем своим существом выражали трусость и подлость. Горбачев фактически запретил выдвигать им свои кандидатуры. Они не руководили избирательной кампанией, и даже процесс составления избирательных комиссий вышел у них из-под контроля. Люди, объявлявшие себя патриотами, были деморализованы и больше думали о спасении своей шкуры, чем о судьбе России. Слава Богу, что трусливую политику воротниковых и власовых отвергли многие руководители, сумев без их «благословения» выдвинуть своих кандидатов.

Русские патриоты, несмотря на запреты, ограничения и угрозы со стороны некоторых представителей КГБ, организуют свои избирательные объединения. В Москве, Ленинграде, Новосибирске, Тюмени проходят собрания за выдвижение достойных кандидатов, способных спасти Россию от надвигающейся демократической чумы. В Москве крупным патриотическим центром становится клуб избирателей при Московском обществе охраны памятников. Идея его создания принадлежала мне. Я принял на себя организаторскую часть работы Клуба. Сопредседателем Клуба был С. В. Королев, предоставивший для его работы всю инфраструктуру Московского общества охраны памятников. Штаб клуба находился на Покровском бульваре в доме Телешова, а его филиалы размещались во всех районах Москвы, в помещениях районных отделений охраны памятников. В работе Клуба приняли участие сотни активистов Общества охраны памятников. На одном из общих собраний клуба мы организовали сбор денежных средств. каждый давал сколько сможет. Набрали около 3 тыс. рублей, из которых оплачивали работу постоянного секретаря Клуба — Татьяны Меренковой. Это был единственный оплачиваемый сотрудник нашего Клуба. Оставшиеся деньги пошли на изготовление листовок. Правда, деньги на некоторые листовки давали частные спонсоры.

31
{"b":"575112","o":1}