ЛитМир - Электронная Библиотека

Данные, приводимые в секретной записи «Сюрте Женераль», позволили мне еще раз убедиться в принадлежности к масонству ряда лиц, участие которых в этой организации подвергалось сомнению или вообще отрицалось.

В списке я нашел фамилии активных участников заговора против царя — бывшего председателя 3-й Государственной думы А. Гучкова, бывшего военного министра А. Поливанова, главнокомандующего Северо-Западным и Северным фронтом, сыгравшего роковую роль в отречении царя, Н. Рузского. Масонство каждого из этих лиц долгое время оспаривалось. Тут же приводился целый ряд имен министров Временного правительства: Керенский, Львов, Авксентьев, Переверзев, Терещенко и другие.

Но, пожалуй, главной сенсацией этого списка является П. Милюков — самый известный лидер либерального антирусского движения, до сих пор считавшийся чуть ли не единственным немасоном в масонском Временном правительстве. О принадлежности П. Милюкова к масонству есть данные и в других делах «Сюрте Женераль». В частности, по секретным данным этой спецслужбы за 1939 год, П. Милюков выступает в различных залах Парижа перед масонской аудиторией лож «Великий Восток Франции» и «Великая Ложа Франции», что свидетельствует о его очень высоком ранге в системе французского масонства1. Последнее объясняет, почему Милюков не замечен в контактах с русскими масонскими ложами. По-видимому, он не входил ни в одну из них, а участвовал в их деятельности негласно, как крупный функционер высших эшелонов французского масонства.

В числе русских масонов в списке «Сюрте Женераль» указан целый ряд революционных боевиков-террористов, профессиональных убийц, таких как эсер Борис Савинков, сионист Пинхус Рутенберг, народоволец Николай Чайковский.

Одной из самых прискорбных страниц русского масонства стало участие в нем некоторой части российских литераторов, для многих из которых это было глубоко личной трагедией ухода от полноты национальной жизни в затхлое и темное подполье масонской конспирации. В списке «Сюрте Женераль» перечислены, в частности, имена А. Амфитеатрова, М. Алданова (Ландау), М. Лемке, И. Лукаша, Л. Любимова, М. Волошина, Дон-Аминадо (Шполянского), В. Немировича-Данченко.

В списке поражает значительное количество представителей аристократических родов России. Но удивительного здесь ничего нет. Еще в XIX веке преобладающая часть дворянства стала в русском народе чем-то вроде иностранцев, ибо жила по западноевропейской шкале координат, презирая коренные основы, традиции и идеалы России. Участием в масонском подполье представители дворянства опозорили свои роды во веки веков. В масонском списке «Сюрте Женераль», в частности, значатся русские князья: В. Вяземский, Е. Гагарин, с. Горчаков, А. Лобанов-Ростовский, Г. Львов, Д. Оболенский, Д. Репнин, Д. Ливен, В. Кочубей; графы: А. и П. Бобринские, А. Игнатьев, А. Мордвинов, Д. Шереметев, П. Шувалов. Можно ли после этого удивляться, что в трагические дни февраля 1917 года у Царя практически не нашлось сторонников в среде аристократии?

Документ «Сюрте Женераль» позволял выявить новые детали в проводимой масонами кампании по дискредитации Распутина. Я уже отмечал, что клеветническая кампания против Распутина была организована масонами с целью подорвать положение Царя, представив его любимца как человека развратного и аморального. Однако до сих пор не было известно, что ходатай по еврейским делам при Распутине, выступавший в роли чуть ли не его секретаря, Арон Симанович, был масоном и, по-видимому, выполнял какое-то специальное задание. Масоном был также пытавшийся вкрасться в доверие к Распутину банкир, аферист Дмитрий («Митька») Рубинштейн.

Наконец, данные, приводимые в записке, дают возможность понять, почему не удалось спасти Царскую семью, организовав ее бегство из Тобольска. Оказывается, одним из главных организаторов готовящегося монархическим подпольем бегства Царя был тайный масон, банкир к. Ярошинский. В январе 1918 года он направил в Тобольск якобы с целью спасения царя Бориса Соловьева, также масона, женатого на дочери Григория Распутина. А Борис соловьев сделал все, чтобы парализовать деятельность монархических групп по спасению Царя, и, более того, сдал некоторых спасателей в Чк. следователь по делу об убийстве Царской семьи Н. Соколов считал Б. Соловьева агентом немецкой разведки. Но в этом он ошибся. В Особом архиве есть картотека гестапо, в которой соловьев значится, но не как агент Германии, а как большевистский агент в монархических организациях. Таким образом, Соловьев соединял в себе две антирусские силы — масонов и большевиков.

Известно, что среди большевиков были масоны, среди них—редактор ленинских «Известий» Скворцов-Степанов, видный функционер Середа, нарком просвещения Луначарский. Существует версия о принадлежности к масонству самого Ленина, вступившего в ряды «братьев» в Лондоне перед Первой мировой войной (однако никаких документальных подтверждений этому пока нет). Можно с определенной степенью уверенности говорить о связях масонов с большевиками перед октябрьским переворотом.

В 1923 году масон Кандауров жаловался своим «братьям» на недоброжелательство самых различных общественных групп к масонскому движению. «Большевики, — писал он, — считают масонов организацией буржуазной, и недаром поставили делегатам III Интернационала условием непринадлежность их к нашему Ордену. Римско-католическая церковь руководит нравственно и материально обширной антимасонской пропагандой и возводит на нас всякие небылицы, которым охотно верят слабые люди, склонные объяснять несчастья не собственными недостатками и промахами, а вмешательством таинственных врагов; правые толка Маркова 2-го считают нас большевиками и печатают (в Болгарии) списки, где упомянуты многие из нас, и, как водится, обещают всех нас при первой возможности повесить»1.

В 1918 году в Париже собралось довольно много русских масонов, состоявших в разных французских ложах и решивших возобновить свою «русскую» организацию. Образуется масонский комитет, возглавляемый Л. Д. Кандауровым. Масоны плетут новые сети. Но на первых порах им мешает ЧК, проникшая, по свидетельству Кандаурова, в сам масонский комитет.

Одна за другой открываются российские масонские ложи: сначала «Астрея»; позднее «северное сияние» и «Гермес»; потом «Золотое Руно» и «Друзья Любомудрия»; и, наконец, «консистория России». Все эти ложи принадлежали к так называемому Шотландскому Уставу. Но возникли ложи и других уставов: «северная Звезда» и «свободная Россия» («Великого Востока Франции»), «Аврора» (система «Человеческого права»), «Великий свет с севера» в Берлине (система «Великой Национальной Прусской Ложи»), «Астрея» при Востоке (юрисдикция «Великой Ложи Египта»), «Максим Ковалевский» (в Белграде), кружок русских масонов в Лондоне56. Масонами, в том числе и бывшими, образуются разные околомасонские организации, чаще всего сомнительного свойства. Так, в 1938 году два старых масона А. Ксюнин и С. Маслов образовали центр международной информации и политической разведки, который в делах французских спецслужб того времени получил название шпионской группы Ксюнина—Маслова. В эту группу входил целый ряд масонов, и в частности А. И. Гучков, В. Татаринов, Н. Тимашев, а также невозвращенец Г. Беседовский и украинский масон с. Маркотун57. Работали они преимущественно на немецкую разведку. Кстати говоря, связь А. И. Гучкова с немецкой разведкой прослеживается и по другим документам архива58.

Восстановленные за рубежом масонские ложи ставили перед собой цели собирания «интеллектуальных сил» среди русской эмиграции и управления ими в духе «масонских идеалов», а также подготовки масонских кадров для работы в России(OA, ф. 111, оп. 1, д. 456, л. 7.)

Документы масонских архивов свидетельствуют, что «братья» терпеливо ждали своего часа и готовились к большой политической работе по захвату власти. На своих заседаниях они обсуждали возможные варианты развития событий. Больше всего их пугал вариант национального возрождения России на истинно русских началах. Перед Первой мировой войной масонов всполошил факт открытия памятника Николаю II в церкви на Рю Дарю в Париже. Большое беспокойство в масонских кругах вызвало усиление русского монархического движения, и прежде всего деятельность таких русских патриотов, как И. Солоневич и Туркул. Масон Кроль на одном из заседаний прямо заявлял, что масонские организации должны принимать все меры для борьбы с патриотическими движениями и «должны действовать на тех, среди которых Солоневич ведет свою пропаганду».

68
{"b":"575112","o":1}