ЛитМир - Электронная Библиотека

Превозмогая физическую немощь, владыка Иоанн непрестанным, кропотливым трудом получил блестящее образование, стал магистром богословия и доктором церковной истории. Мудрый, предельно простой в общении, глубокий и тонко чувствующий человек, владыка Иоанн стал для миллионов верующих источником чистоты православной веры, лучом света посреди тьмы, надеждой на возрождение святой Руси. С первых выпущенных им статей мощно и убежденно над всей нашей страной зазвучал голос Духовника, Проповедника России, истинного сына нашего Отечества.

С того момента, когда владыка прибыл на служение в Санкт-Петербургскую епархию, он стал главным духовным наставником и водителем современной России, в проповедях и книгах которого содержались ответы практически на все вопросы, которые тревожат русского человека.

Первые статьи владыки Иоанна я прочитал в 1992—1993 годы в патриотических газетах и журналах «День», «Советская Россия», «Наш современник». Его статьи передавались у нас из рук в руки, зачитывались до дыр. В этих статьях четко и емко выражалась суть происходящего в нашей стране.

Принимая огонь на себя, владыка Иоанн повторяет путь святого Иоанна Кронштадтского. Подобно великому святому митрополит Иоанн указывает на корни многих бед России. По его мнению, они уходят в Талмуд и еврейский религиозный экстремизм. Иудейский, антихристианский экстремизм, считал митрополит, оставил в русской судьбе страшный, кровавый след. Еврейский экстремизм есть отражение в мире богоборческой ненависти сатаны к Богу Нашему Иисусу Христу67.

В доказательство митрополит Иоанн приводил нам выдержки из Талмуда: «Еврейский народ достоин вечной жизни, а другие народы подобны ослам»; «Евреи, вы люди, а прочие народы не люди»; «Одни евреи достойны названия людей, а гои имеют лишь право называться свиньями». Подобным утверждениям Талмуда, выводящим деятельность иудеев за рамки нравственных оценок и лишающим их каких бы то ни было этических и моральных норм в общении с другими народами, талмудизм отводит центральное место, сознательно подменяя вероисповедание национальной принадлежностью, противопоставляя себя всем другим нациям, как неполноценным и обязанным прислуживать иудеям.

Экстремизм Талмуда привел иудеев к богоубийству, а впоследствии к подрывной деятельности против всех христианских государств и народов. После падения Византии главным объектом подрывной деятельности иудаизма стала Россия. Вся тяжесть ненависти народа-богоубийцы закономерно и неизбежно сосредоточилась на русском народе-богоносце, сделавшем задачу сохранения веры смыслом своего бытия.

Неспособность русских подавить смуту в 1917 году митрополит объяснял падением христианской веры в русском народе. Только она могла спасти и объединить народ в борьбе с иудеями и масонами. Антирусская, антихристианская революция 1917 года повторилась в конце 1980 года — начале 1990-х годов. В результате Русское государство разрушено. Русский народ расчленен на части границами новоявленных «независимых государств». Россия отброшена в своем территориальном развитии на триста пятьдесят лет назад. Общество оказалось совершенно беззащитным перед шквалом безнравственности и цинизма, обрушившимся на людей со страниц «свободной» прессы и экранов телевизоров. Церковь подвергается бешеным атакам еретиков и сектантов, понаехавших в Россию со всего света, чтобы «просветить» русских «варваров». Ростки здорового национально-религиозного самосознания погребены под грудой нечистот масскультуры и фальшивых ценностей «общества потребления». страной по-прежнему правят богоборцы, космополиты и русо-ненавистники.

На вопросы многих людей, как бороться с антихристианскими силами, владыка неизменно отвечал, что единственный путь спасения — объединение вокруг русских вековых святынь, путь спасения русской соборности и державности, путь духовного прозрения и очищения. «Сумеем пробиться к Богу сквозь толщу лжи и клеветы, нагроможденную христоненавистниками, — учил владыка, — значит, сумеем возродить Святую Русь. Отступимся — Россия окончательно погибнет».

Статьи и выступления митрополита Иоанна перед православной и патриотической общественностью стали главным событием русской жизни 90-х годов. Абсолютное большинство русских сразу же признали владыку Иоанна своим духовным вождем. Ярость и ненависть к нему со стороны врагов России стали подтверждением верности этого выбора. Злобные нападки и непрекращающаяся клеветническая кампания против владыки Иоанна в России и за рубежом продолжались даже после его убийства.

Особенно нагло и вызывающе вели себя еврейские экстремисты и особенно хасиды. Мои информаторы сообщали, что митрополит приговорен к смерти и жить ему осталось совсем мало. Первый съезд Конгресса еврейских организаций и общин объявил о своем намерении обратиться к патриарху Алексию II с требованием «принять неотложные меры в связи с публикациями митрополита Петербургского и Ладожского Иоанна».

Моя первая встреча с митрополитом произошла именно в этот период, осенью 1992 года в Москве, когда он приехал на очередное заседание синода68. Владыку заинтересовала моя только что вышедшая книга о Григории Распутине. Через общих знакомых он попросил привезти ее. Я немедленно это сделал. Несмотря на тревожное время, митрополит был спокоен. Мне он сказал, что знает мою точку зрения на Распутина и полагает, что она близка к истине. По его мнению, Распутин был «черным старцем», старцем в миру. Его жизнь следует тщательно изучать и документально опровергать все наветы противников православного царства. Революция 1917 года была проверкой веры русского народа, ее он не выдержал, за что был наказан братоубийственной бойней. Религиозный смысл революционных событий не вызывает сомнения. Дело Распутина стало поводом для расшатывания православного царства. стремились уничтожить Россию как Престол Божий, русский народ — как народ-богоносец.

Убийство Распутина было первым шагом к убийству царя, как бунт против Бога, вызов Его Промыслу, богоборческий порыв сатанинских сил. Закономерно, что это убийство старца Распутина совершили масоны и такой «патриот» без царя в голове, как Пуришкевич. На особенно грязные дела иудеи всегда бросают масонов. В 1917 году, захватив с их помощью власть государственную, масоны бросились на разрушение власти церковной, назначив своего «брата» Львова управлять Русской Церковью.

C именем владыки Иоанна связано самое главное событие в моей жизни — создание Института русской цивилизации. (первоначально он назывался иначе).

Мысль о необходимости создания нашей организации владыка высказал впервые осенью 1993 года в беседе со мной. Во время обсуждения моих научных работ владыка вдруг заговорил о необходимости создания научной организации, занимающейся изучением русской мысли, но не в трактовке либералов и социалистов, а с позиции православных ученых.

Для борьбы с антиправославными силами, говорил владыка, необходимо объединение вокруг русских вековых святынь и духовных ценностей. Необходимо возрождение духовных основ русской мысли, которая в XIX—XX веках вытеснялась на обочину национального сознания или вообще запрещалась.

Идеи и труды митрополита Иоанна стали первоначальной основой, на которой начинал свою работу Институт русской цивилизации, а сам владыка — духовным и небесным покровителем деятельности Института.

Почему Институт возник именно в 1993 году? Толчком для его создания стали события октября 1993 года. Погром, который совершила западно-либеральная власть нал Российским народом, поверг все общество в шок. С этого момента в обществе началось понимание истинного лица либеральной идеологии и либеральных политиков, заливших кровью Югославию, Афганистан, а впоследствии Ирак, Сомали, Сирию. Именно либеральные деятели были движущей силой массовых убийств защитников Белого дома.

Возникновение Института русской цивилизации стало ответом на враждебные вызовы и деформации, которым подвергались российские общественные науки в XIX—XX веках под влиянием либералов и социалистов, затормозивших развитие гуманитарных знаний, придавших им односторонний, тенденциозный характер. Главный порок либеральной и социалистической мысли состоял в том, что она не учитывала особенности русской цивилизации, особенности человека, выросшего на духовных ценностях русской культуры. Многие оценки делались исходя из западноевропейской системы ценностей, а отечественные особенности развития, труды русских мыслителей объявлялись отсталыми отжившими, реакционными.

70
{"b":"575112","o":1}