ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ашот! Приготовил арадиатин?

– Чичас! – ответствовал Подолян.

– «Чичас»… – проворчал Воронин. – Чучело…

Штурман фыркнул со своего места.

Вскоре явился малость запыхавшийся бортинженер.

– Вот! – Он гордо продемонстрировал упаковку снадобья.

– Гуань-чэн спит?

– Храпит!

– Ну, ладно. Сколько там? У-у ему еще два часа до смены…

Неожиданно все обзорные экраны залил ослепительный свет.

Корабль сильно вздрогнул, а из отсеков накатил грохот, переходящий в чудовищный рев.

На пульте замигало табло: «Разгерметизация в рабочем и лабораторном отсеках!»

– Это атака! – завопил Подолян.

Подпрыгнув от неожиданности, как вспугнутый кот, бортинженер оторвал магнитные подковки от пола и завис в воздухе.

– Скафандры! – рявкнул Воронин. – Мухой! Упакуешься и мне пустотник притащишь!

– Чичас я!

– А ты чего сидишь?

Генка кинулся следом за Ашотом.

– Глянь, как там пассажиры!

– Так точно!

Ашот, цепляясь за скобы, ловко выплыл из пилотской кабины в коридорный отсек.

Оттуда неслось пронзительное шипение уходившего воздуха, что-то трещало и сыпало искрами.

Воняло горелой изоляцией и едким смолопластом.

– Гадство! – прошипел Николай.

Арадиатину значит, вам? С-суки…

Обзорные экраны вырубило, и Воронин приник к маленькому круглому иллюминатору.

У Николая еще теплилась завалященькая надежда, что вспышка – это авария, а не нападение.

Параллельным курсом, задом наперед, двигался белый «Энтерпрайз», похожий на гантель – шаровидная жилая гондола в носу связывалась с хвостовой частью длинной штангой.

Ядерный двигатель на оконечности кормы прятался в тень округлого бака с атомарным водородом, а между ним и головной частью растопырились те самые кронштейны.

И уже лишь на двух из них сверкали ребристые бочки, набитые тонкими металлическими стержнями.

А еще один кронштейн гнулся на глазах, оплавленный на конце и калившийся красным.

– Чтоб вы все попередохли… – медленно проговорил Воронин.

Ему стало ясно, какой такой бочкотарой затоварился американский корабль. Это были рентгеновские лазеры с ядерной накачкой!

Николай метнулся за пульт, оживляя экраны.

Видимо, килотонный подрыв «погасил» визиры, ну так есть запасные…

И пяти секунд не прошло, а пара обзорных экранов уже расцвела всеми красками космического простора.

Повключав нужные двигатели коррекции, Воронин добился того, что «Леонов» стал медленно вращаться, как гигантский пропеллер.

А как еще увести корабль из-под обстрела?

«Двигатель на разгон»? Что смеяться…

Луч догонит.

Николай метнулся к рации и хлопнул ладонью по красному «грибку».

– Корабль «Энтерпрайз» обстрелял наш ТМК лазерами с ядерной накачкой! – затараторил он, отсылая экстренную радиограмму. – Мы маневрируем, чтобы…

В это самое мгновение за бортом вспыхнул ослепительный шар огня, заливая бледно-фиолетовым светом мировое пространство.

Это сработал пятый лазерный модуль.

Луч в вакууме был не виден, зато попадание выглядело эффектным.

Лазер ударил по центральной части ТМК, испаряя тарелку антенны, а заодно раскурочивая сам корабль – переходный отсек лопнул, и хвостовая часть корабля начала медленно уходить вбок.

Все, связь с Землей накрылась.

И снова вспышка!

Призрачный ярчайший свет залил кабину через крошечный иллюминатор, как будто через сопло.

Шестой модуль. Отстрелялись, гады.

А кому ж, интересно, достались три первых импульса?..

Проморгавшись, Николай снова приник к экранам.

Ага! Промахнулись!

Видать, америкосы целились в двигатель, да ничего у них не вышло, только сферобаллон задели.

Хм, не только…

Несколько табло на контроль-комбайне погасли.

Не дай бог что-нибудь серьезное…

Дурак! Телеметрии-то нет.

– Сволочи! – выцедил Воронин, чувствуя унизительную беспомощность.

Все оружие «Леонова» заключалось в табельном пистолете командира корабля – его выдавали по давней традиции.

А в грузовом отсеке – двадцать тонн самого нужного для базы «Королев»…

Ну не сволочи разве?

Издавая стуки и грюки, роняя что-то по дороге, в вырез люка вплыл Ашот.

Уже в серебристом пустолазном скафандре, он волок за собой еще один такой.

– Облачайся, – глухо сказал Подолян.

– Гуань-чэн где?

– Убили Гуань-чэна…

Командир корабля ничего не ответил.

Он аккуратно, как учили, напялил на себя вакуум-скафандр – из-за резко упавшего давления руки покрылись пупырышками.

– Чтобы ты понимал, жилой отсек – вдрабадан, – доложил Ашот. – В рабочем – пробоина с этот люк…

Машинально кивнув, Воронин встал за пульт, цепляясь за пол магнитными подковками – сесть в пустотнике не получится.

Ногами вперед занырнул Царев.

– В живых как бы Гоцман, Зайченко, Кравцов, – выдавил он. – Пратт тяжело ранен. Остальные… Как сказать… «Груз 200».

Николай тоскливо выматерился.

– Бортинженер, – сказал он сухо, – живо за контроль-комбайн!

– Ага! – отозвалось в наушниках.

«Энтерпрайз» был совсем рядом, ближе ста метров.

На его топливном баке, схожем с железнодорожной цистерной, четко выделялось: «United States» и «NASA».

Ниже, для самых тупых, был намалеван звездно-полосатый флаг.

Туда-то он и будет метить…

– Штурман! На пост.

– Есть!

– Поможешь мне с ориентацией.

– Так точно…

Прищурившись, Николай смотрел на вражеский корабль.

Его прапрапрадед был летчиком в Великую Отечественную, а когда самолет подбили фашисты, он пошел на таран…

– Главный компьютер!

– Норма! – поспешно отозвался Ашот.

– Система орбитального маневрирования.

– СОМ – норма… Только здесь, которые!

– Что ты тупишь? – сказал Воронин раздраженно.

И так ясно – хвостовые позади кувыркаются…

Слабые импульсы движков коррекции развернули «Леонов» носом к «Энтерпрайзу».

– Уровень топлива СОМ?

– Восемьдесят процентов.

Пробежавшись по клавишам пульта, Николай включил маневровые на максимум.

Тяга, конечно, слабенькая… Ну, хоть такая.

Туша корабля стронулась с места, медленно поплыла, нацеливаясь на топливный бак.

Разогнавшись до скорости велосипедиста, «Леонов» врезался носом в емкость, пропарывая гофрированную обшивку.

Корабль сотрясся.

Атомарный водород хлынул из прорыва вскипающей волной, забурлил, клубясь и вытягиваясь белесым облаком.

– Двигатели стоп!

Но инерция все вела и вела корабль, толкала и толкала его, разворачивая и разрывая стенки топливного бака, задевая шарообразный резервуар с жидким кислородом.

Тот лопнул.

Ручьи парящей голубоватой жидкости влились в водородное облако.

Осадив и отведя «Леонов», Воронин полюбовался делом своих рук.

– Долетались, суки?!

«World Times», Нью-Йорк:

«Администратор базы НАСА «Порт-Годдард» Айвен Джереско выразил серьезную озабоченность тем обстоятельством, что само расположение научного городка вблизи (по марсианским меркам) «Королева» представляет угрозу для его населения.

«Персонал вверенной мне базы, – признается мистер Джереско, – практически не защищен от враждебных действий русских. Они могут напасть в любой момент, занять «Порт-Годдард», убивать, грабить и насиловать, а мы окажемся совершенно беззащитными. Необходимо срочно разместить гарнизон космопехоты, чтобы наши инженеры и ученые могли спокойно жить и работать».

Генерал военно-космических сил США Вэнкаутер Фокс сообщил, что данный вопрос будет рассмотрен со всей возможной серьезностью.

«Мы не позволим агрессорам перенести развязанную ими войну на Марс, – заявил он, – и сделаем все, чтобы сохранить мир и спокойствие!»

Глава 5. Дуэль

Замигала рация, и Подолян включил дешифратор.

5
{"b":"575121","o":1}