ЛитМир - Электронная Библиотека

Мысль о брошенном старике и страх остаться в одиночестве заставили закатиться под дерево и встать на колено. Прямо на него бежал немец, причем смотрел он назад, а не вперед. Пистолет, у него в кармане остался пистолет! Выстрел, второй, третий, и солдат картинно рухнул. В тот же миг пуля со звоном срикошетила от дерева. Еще один, слева за деревом! Испуганно метнувшись в сторону, Олег неожиданно оказался рядом с убитым и упал рядом. Нахлынувшую панику остановил холодный блеск штык-ножа.

Вот он, шанс! Почувствовав в себе уверенность, он взял карабин и начал внимательно осматриваться. Никого, лес словно вымер. Но нет, чуть справа из-за дерева виднеется край каски. Олег тщательно прицелился, а когда показалась голова, хладнокровно нажал на спусковой крючок. Немец неожиданно встал, покачнулся и рухнул навзничь. Убит или нет? Остались в лесу враги или все перебиты? Сидя на месте, ничего не узнать, и он решительно пошел вперед. Солдат лежал на спине, суетливо шаря руками в поисках выпавшего оружия.

– Тебе не жить на нашей земле! – яростно выкрикнул Олег и пронзил штыком грудь.

– Молодец, парень, снайперский выстрел! И добил грамотно, без лишнего расхода патронов!

Незнакомый голос вырвал Олега из оцепенения, к нему подходила цепь черных людей. Рука нырнула в карман к спасительному пистолету.

– Кто такие? – срывающимся голосом выкрикнул он.

– Братва! Перед нами настоящий боец! Бесстрашно на взвод с ножичком в кармане!

По мере сближения Олег с удивлением распознал матросскую форму с широченными брюками клеш и нашивками на рукавах. Военно-морской флот? Здесь, в белорусских болотах и лесах?

– Как вы сюда попали? – непроизвольно вырвался вопрос.

– Полк морской пехоты Кронштадтского гарнизона прибыл для усиления Пинской военной флотилии! – браво доложил матрос с лычками главстаршины на рукаве.

– Третий экипаж у Петровского канала? Красивая у вас казарма и плац шикарный! – воскликнул Олег.

– Питерский, что ли? Давно здесь?

– Позавчера приехал, и вот тебе приветик по голове.

– Братва! Это наш земеля! Только что из Питера приехал! – крикнул главстаршина.

Как выяснилось, в Пинске объединили Днепровскую военную флотилию с кораблями Вислянской флотилии. Польские офицеры надели советскую форму, а рядовой состав пришлось заменить. В том числе передислоцировали в Белоруссию полк морской пехоты.

Дружеские объятия со шквалом сумбурных расспросов прервал душераздирающий вой сирен. Почти сразу по ушам ударила разноголосица артиллерийской и пулеметной стрельбы. Вместе с матросами Олег побежал к берегу, но звук авиационных моторов заставил плюхнуться наземь. Медленно потянулись минуты, наконец в отдалении бухнули взрывы бомб. Пушки послали вслед несколько снарядов, затем над водной гладью разнесся приказ:

– Десанту срочно на корабли! Уходим к Городецкому мосту! Немцы открывают Муховецкий шлюз!

Стоя на берегу, Олег смотрел на маленькие кораблики с непропорционально большими пушками. Окруженные крошечными моторными лодками, они резво уходили прочь.

– До середины июля немцы не сунутся дальше этого места. Так что поздравляю с выходом из окружения.

– Ты знал о бое у реки? – отрешенно спросил внук.

– В музее флотилии этому событию посвящен целый зал. Иди за мотоциклом, скоро сам все увидишь.

Посмотреть было на что. Некая гигантская рука разметала на пригорке пушки двух батарей. На дороге чадила колонна танков, причем от некоторых остались лишь гусеницы. Готовя позицию, немцы поленились вырыть окопы, за что поплатились сотнями жизней. Три речных кораблика с четырьмя моторными лодками уничтожили полк мотопехоты в несколько минут!

Первым делом Олег собрал канистры с бензином и аккуратно сложил в коляску. Затем добавил пару пистолетов «Люгер» и отправился помогать старику. Табунок ездовых лошадей мирно пасся на обратном скате пригорка. Дед отобрал только неклейменых, и вскоре в простую деревенскую подводу запрягли две пары цугом. Затем привели еще двух и подвязали сзади за уздечки.

Пока старик собирал документы, Олег забрался в изрешеченный пулями вездеход неведомой марки «Stoewer». Внутри простенько до аскетизма, зато в сумке убитого офицера нашелся широкопленочный фотоаппарат-гармошка. На радостях сделал фотосессию результатов учиненного речниками разгрома.

– Хватит развлекаться, поехали! – позвал дед. – Держись сзади и не пугай лошадей.

– Я нашел неизвестную доселе машину «Stoewer», – отозвался внук.

– Союзники сровняли завод с землей, а после войны он оказался на территории Польши. Позже начал выпускать нашу «Победу» под маркой «Варшава».

– А почему здесь мотоциклы «Цундап» и ни одного «БМВ»? – продолжал допытываться Олег.

– «Цундап» изначально армейский мотоцикл, как наш «Промет-600», который с тридцать второго выпускался в Питере, Серпухове и Таганроге. Вермахт получил «БМВ» в сорок четвертом, когда рухнуло общее производство.

– Затем «БМВ» стал «Уралом»?

– Вот дурень! – разозлился дед. – «БМВ» забрали американцы и назвали «Харлей-Дэвидсон».

– Неправда! – воспротивился внук.

– Посмотри справочник. «Промет-720» образца тридцать девятого года выпускался в Москве, Горьком и Киеве, в сороковом Ирбитский завод изменил марку на «Урал М-72».

– Американцы с англичанами не вывозили немецкие заводы! – не сдавался Олег.

– Им хватило чертежей и ученых. У нас до Волги руины и минные поля. Все заводы Белоруссии и Украины раньше были немецкими.

– Хочешь сказать, что заводы привезли без технологий?

– Хочешь сказать, что сейчас живут идиоты? У каждого завода есть перспективные разработки! К примеру, мотоцикл «Днепр» – это «Цундап», на котором ты сидишь, – парировал дед и щелкнул кнутом по траве.

На этот раз они ехали заметно быстрее, четыре свежие лошадиные силы бодро катили телегу. Зато Олега мотало на не заметных ранее колдобинах проселочной дороги. Вроде небольшие ямки и бугорки коварно били по рулевой вилке, норовя вырвать из рук руль. Мучения закончились через час, когда они въехали в притулившуюся к шлюзу деревню. Увидев приткнувшую к берегу моторную лодку со смешной пулеметной башенкой, дед протянул внуку вещмешок:

– Здесь собранные у немцев документы. Передай старшему по званию и фотоаппарат не забудь.

Олегу не хотелось расставаться с забавным антиквариатом, но здравомыслие восторжествовало. Фотки не перегнать на компьютер, а затея с всякими химикатами и печатью в темной комнате его не прельщала.

– Братки, мне командира надо увидеть! – и осторожно постучал по стальному корпусу.

– Зачем он тебе? – В кокпите показался матрос в робе.

– Гостинцы передать, что забыли забрать после боя. – Олег показал вещмешок.

– Мы здесь дежурим, а те ушли к Городецкому мосту. Командир на стенке шлюза уровень воды промеряет, с ним говори.

Старшина первой статьи без лишних вопросов забрал документы с фотоаппаратом, затем торжественно отдал честь и дружески похлопал по спине. Олег бегом вернулся к деду, который в его отсутствие успел обзавестись поросенком, козой и дюжиной кур.

– Входишь в роль закупщика сельхозпродуктов? – съязвил внук.

– А то! По случаю муки с крупой прикупил, зерна немножко. – И похлопал ладонью по мешкам.

– Привал бы устроить, ты всю дорогу в телеге жевал, а я с утра не евши, – предложил Олег.

– Меняемся местами, садись осторожнее, под рукой теплый хлебушек с колбасой и молочко прям от коровы.

Умеет дед говорить с людьми! За каких-то десять минут и продукты достал, и живностью для полноценного подворья обзавелся. Плотный перекус потянул на дремоту с философскими раздумьями. У места боя было сказано о выходе из окружения, но они шпарят дальше без остановки на отдых. Почему? Телега завалена мешками и скотинкой, по объему это не может быть подарком. Откуда деньги? И вообще, зачем набрали чуть ли не табун лошадей, а теперь добавили животных? Спешим к поезду с поросенком в обнимку и козой на веревке?

4
{"b":"575131","o":1}