ЛитМир - Электронная Библиотека

А вот Азалар, увидев его, первым делом схватился за меч.

— Малатон!

— Опаньки, — расплылся в улыбке Пашка. — Так это та самая тварь, что меня парализовала? Ну щас я тебя, скотина, на куски резать буду…

Финка уже была у него в руке. Малатон оскалился.

— Так, мужики, спокойно! — прикрикнул Сергей. — К нему разговор есть, а потом пусть Азалар решает, что с ним делать — ему виднее. Ну?

Азалар нехотя опустил меч.

— Злодей он. Жрец Бэйна… — увидев, что все смотрят непонимающе, пояснил: — Покровителя вражды. На его руках кровь десятков людей. И тёмное волшебство. Глиф на той двери тоже наверняка он наложил. Уверен, он тут главный.

— Молодцы, ребята, что живьём взяли такого фрукта, — восхищённо покачал головой Сергей. — Как сумели?

— Из подземного хода вылез, — пояснил Витя. — Мы б и не заметили, если бы лошади не заволновались…

— Призрак, — коротко бросил Азалар.

— Что? — теперь удивилась Женя.

— Лошади почувствовали появление призрака, — пояснил парень. — Животные их очень хорошо чувствуют…

— Призрак был в подземелье, — ответил Кирилл на Женин вопрос. — Справились…

— А что он за чудище? — кивнула Женя на Малатона.

— Полуорк… Чёрная Сеть часто нанимает таких полукровок — сильные… и редко умные. Но этот явно не такой…

Малатон злобно зыркал, но дёргаться больше не пробовал, да и раны не способствовали этому.

Если такая морда у «полу»-орка, какой же тогда орк, — только и подумала Женя.

— Ну что, харя… — Пашка присел на корточки, поигрывая финкой. — Сейчас поговорим с тобой по душам…

Сергей, поддерживая игру, достал штык от СВТ, Кирилл последовал его примеру. Витя держал уродца под прицелом пулемёта. Женя, забрав у Сергея связку ключей, освобождала пленников от кандалов.

Сергей с интересом разглядывал полуорка.

Оскаленная морда чудища, а глаза умные. Видно, что боится — жестокие твари обычно хорошо чувствуют реальную опасность. Хорошо подогнанный доспех довольно тонкой работы. Удобные сапоги из мягкой кожи. На пальцах перстни, на шее болтается то ли украшение, то ли амулет с явными змеиными мотивами. Подсумки на поясе… а, вот и ключик. Не от комнаты ли? Проверим… Боишься, значит, гад? Это хорошо…

Эсэсовец. В пятнистом камуфляже, рослый, крепкий, поначалу наглый. Взяли его живьём, что странно — эти сволочи обычно бились до последнего. И Андрюха, с бешеными глазами и финкой — он несколько дней назад узнал, что его родную деревню сожгли дотла…

Андрюху тогда оттащили. Но эсэсман реально бился в слезах и истерике, когда Андрюха бросился на него — видимо, прочитал в Андрюхиных глазах, что тот сейчас его на куски живьём резать будет…

Да, такие твари весьма трусливы. Сергей надеялся, что этот — не исключение.

— Снять с него доспех и украшения, — сказал Азалар. — Они могут быть волшебными.

А вот эта мысль никому в голову не пришла. С руганью и тычками освободили полуорка от плаща и доспеха, стащили с него пояс, сапоги, медальон — жрец остался в портянках и мягком стёганом костюме. Крови на снегу стало еще больше, но на неё никто внимания уже не обращал.

— Гайки снимай, а то вместе с пальцами отхвачу, — кровожадно ухмыльнулся Пашка. Как ни странно, полуорк понял жаргон и, подвывая от боли, швырнул на землю несколько колец.

Бывшие пленники, встав за спинами бойцов, молча наблюдали за происходящим.

— А вот теперь побеседуем, — Сергей присел напротив вжавшегося в стену Малатона и демонстративно стал чистить кончиком клинка под ногтями. — Кто тут главный?

— Я, — буркнул тот.

— Был, — отрезал Сергей. — Теперь главный тут он, — кончик штыка указал на Азалара. — И если ты заметил, он хочет порезать тебя на куски. И я, твою мать, даже не против. Когда очередная поставка через портал? — внезапно заорал он, глядя Малатону в глаза.

— Через… три дня… График… у меня… в комнате…

— Комната у храма?

— Нет… да!!! — полуорк отпрянул, когда клинок уперся ему в ухо.

— Патрули? Кого ждёшь скоро?

— Из Тенистой Долины… Работники за грузом… Через три дня… Вечером…

Глаза Малатона сверкнули, и тут же раздался крик. Кричали пленники.

Сергей всего на мгновение обернулся — с двух сторон, стуча костями, двигались два скелета — типа тех, что были упокоены в подземелье. В следующее мгновение на его навалился Малатон, выбив нож из руки.

Стукнула очередь, послышался треск — кто-то уже расправлялся с непонятно откуда возникшей нежитью. Туша Малатона придавила Сергея к земле, пальцы здоровой руки жреца вцепились бойцу в горло…

Внезапно жрец обмяк. Несколько рук столкнули его тело с Сергея. Первое, что бросилось в глаза — Азалар, вытирающий меч.

— Пришлось, — пояснил парень, подавая Сергею руку. — Это он вызвал скелетов, чтобы нас отвлечь. И бросился на тебя… Молча вызвал и без движения… Опытный.

— Оказался смелее, чем я думал, — прохрипел Сергей, потирая горло. — Значит, многое наврал…

— Может, и наврал, — вмешался Пашка, помогая Сергею подняться. — Надо проверить его комнату.

— А ещё можно перекусить, — улыбнулся Азалар. — Я там видел котёл, и судя по запаху — в нём хорошая похлёбка из оленины.

— Ты способен сейчас есть? — подозрительно посмотрел на него Пашка.

— Именно сейчас и способен, — расплылся тот в улыбке. — Я несколько дней не ел ничего, кроме той бурды, которой меня кормили.

— Мы тоже, — отозвался кузнец.

Только сейчас бойцы ощутили, как устали — утро, что и говорить, выдалось исключительно бурное…

* * *

Похлёбка и правда оказалась неплохой, хлеб — сравнительно свежим. Витя, Пашка и Женя поначалу воротили нос, но бывшие пленники, включая Азалара, набросились на еду с остервенением, да и Азалар уверил, что похлёбка вполне нормальная. «Я на природе провёл большую часть жизни, нормальную еду от плохой отличу», — заявил он.

Ели за столом в той же комнате, где был очаг — несмотря на амбрэ из смежных комнат, это было лучше, чем сидеть на холоде, да еще и по соседству с трупами. Во дворе прохаживался Кирилл, принявший от Вити пулемёт.

За едой разговорились о том, что делать дальше. Азалар явно в присутствии крестьян не хотел ни откровенничать, ни расспрашивать бойцов, только неопределённо сказал, что ему надо разобраться с тем делом, которым он занимался, когда его схватили. На вопросы отделывался коротким «потом расскажу».

Крестьяне сошлись во мнении, что по домам им возвращаться нельзя, хотя пара человек, включая кузнеца, особенно горевала по дому. Сергей, поразмыслив, предложил им подобрать в ящиках одежду поприличнее и идти туда, куда они считают нужным, и в любом случае не болтать — потому что, узнай Чёрная Сеть подробности о происшедшем в замке, последствия будут непредсказуемыми. Азалар, встретившись глазами с Сергеем, коротко кивнул в ответ на это. Пашка начал было расспрашивать крестьян о том, что есть поблизости, но Азалар, улучив минуту, знаком показал, что этого делать не стоит. Пусть уходят, ничего о нас не зная — сообразил Пашка. Это было верное решение.

Примерно через час Витя проводил бывших пленников по безопасному маршруту — в обход бастиона. Конечно, крутилась мысль дать им лошадей (гнедых, вороной конь был очень уж приметным), но как пройти бастион, не пробудив таинственных «маугов», никто не знал, а другой дороги для лошадей не было. Проводив их взглядом — все шестеро направились на запад — Витя вернулся в башню.

— Ну, Азалар, рассказывай, — начал разговор Сергей.

Парень откинулся на спинку грубого деревянного стула, поправил меч на боку, подумал… Наклонился к столу, положив на него локти, взбил резким движением волосы на голове.

— Хорошо. Ответьте мне сначала всего на несколько вопросов. Откуда вы и что у вас за оружие?

Сергей задумался. Вопрос был простейший, но из тех, на которые в этих обстоятельствах невозможно дать простой ответ.

— Мы не отсюда. Вообще не отсюда и ничего тут не знаем. Мы с другой войны… своей войны. Наше оружие стреляет силой пороха. Тебя устроит такой ответ?

16
{"b":"575139","o":1}