ЛитМир - Электронная Библиотека

Второй истукан шагал по воздуху, дёргаясь от попаданий пуль Кирилла и Сергея. Потерял одну ногу, упал на колено, так и находясь в метре над полом… Поднял огромный меч… и в этот момент пули перебили крепление одной из латных перчаток. Меч, выпав, огрел крестовиной по шлему, и тот тоже покатился на пол, а вслед за ним обрушились и остальные части доспехов.

Наступила тишина, нарушаемая лишь уже слышанным дребезжанием, да с противным скрипом качался на полу покорёженный нагрудник…

Бойцы шумно перевели дыхание. Женя и Вилем так и стояли, раскрыв рот — Женя ошеломлённая зрелищем того, как доспехи и даже мечи, упав на пол, моментально потеряли волшебные свойства, а Вилем впервые увидел действие оружия при нормальном освещении.

— Ваше оружие никогда не должно попасть в плохие руки, — наконец выдавил он.

Сергей и Кирилл, не двигаясь с места, вбили в пустые магазины по две обоймы. Клацнули затворы, снятые с задержек. Над стволом «дегтяря» вился белёсый дымок.

— Тут опять обманка, как тогда, в подвале, — невпопад подал голос Пашка. — А кто наколдовал — непонятно…

Вилем встряхнул головой, словно сбрасывая оцепенение — разговор зашёл о понятных ему вещах:

— Это могла заранее наколдовать Эсвел или даже Алоккайр. Иллюзия, которая появляется, когда что-то происходит… Оно же началось, когда начался бой. Но это ведь довольно сложное заклинание… Тогда получается, что Эсвел очень сильна. Или… или Алоккайр до сих пор тут.

Так. Прекрасные новости, иронически подумал Сергей. Забавно, но Вилем не сказал, что Алоккайр жив — он предпочёл сказать, что король «тут»… Нам только Кощея и не хватало.

— Осмотримся, — сказал он вслух.

Волшебный щит оказался лёгким и прочным, но что с ним делать — никто не знал. А вот меч забрали — Сергей повесил его себе на перевязь, отдав Жене найденный чуть раньше кинжал. Практической пользы от меча не предвиделось — навыков использования всё равно нет, но, по крайней мере, с ним можно было не выделяться. Вилем, поразмыслив, предложил и Сергею, и Пашке подобрать амуницию, чтобы закрепить ножны за спиной — это действительно оказалось удобнее, мечи теперь не болтались и не задевали всё подряд.

Иллюзия ржавого истукана в углу продержалась минут пять и тихо растаяла — видимо, она была предназначена лишь для того, чтобы отвлечь внимание от реальных стражей.

Приладив и подтянув снаряжение и дозарядив оружие, встали посреди зала, размышляя, что делать дальше. Монотонное дребезжание уже начинало действовать на нервы.

— Проверим боковую дверь, — решил Сергей.

Дверь была не заперта, но оказалась исключительно тяжёлой — одну створку оттаскивали вдвоём. За дверью обнаружилась небольшая тёмная комната, вроде прихожей, метров пять на пять, с дверью в правой стене. Всё логично — именно сюда и выходил второй коридор.

Пыли на полу лежало немало, так что в комнату не стали даже заходить — закрыли дверь и на всякий случай вбили под неё железяку от доспехов, чтобы исключить открывание с другой стороны.

Оставалась всего одна дверь — та, которую «охраняли» истуканы…

* * *

Они стояли и смотрели на открывшуюся картину. Слов ни у кого не было — настолько невероятным оказалось то, что обнаружилось за дверьми.

— Твою мать, — наконец процедил Пашка.

Двери выходили на небольшой, около метра три шириной, карниз, освещённый уже знакомыми факелами с зеленоватым светом и уходящий в темноту справа и слева — правда, там он был вдвое уже. Потолок каменной пещеры поднимался метров на десять вверх, впереди карниз обрывался почти вертикально вниз метров на полсотни минимум — из-за темноты глубину было не разобрать даже Вилему. В воздухе стояло слабое свечение, по яркости напоминающее свет в сумерках.

Но в этом не было ничего экстраординарного. Необычное заключалось в другом.

Сразу за обрывом в воздухе парили каменные глыбы неправильной формы — одни размером с кулак, другие в полтора-два метра в поперечнике. Было ощущение, что перед глазами стремнина горной реки, в которой вместо воды почему-то камни, постоянно сшибающиеся друг с другом и иногда бьющиеся о каменные «берега» — некоторые из валунов от ударов рассыпались, и в воздухе постоянно висела пыль. Ей же был густо покрыт карниз… и вправо в пыли хорошо просматривались уже виденные не раз следы кожаных сапог без рисунка на подошве, уже немного припорошенные.

Каменная «река» уходила на несколько метров вглубь, словно вися над пропастью, и примерно на столько же возвышалась перед глазами.

— Дробящий залив, — ошеломлённо произнёс Вилем. — Вот это что такое, оказывается…

Теперь стало ясно, откуда гул и вибрация, что так хорошо ощущались в оружейном зале. Тут от грохота иногда закладывало уши, и казалось, что карниз под ногами ходит ходуном.

Иногда среди камней на мгновение можно было рассмотреть подобный карниз и факелы на противоположном «берегу», но как до него добраться — оставалось загадкой.

Постояв на карнизе, все шестеро вернулись в оружейную — тут не так бил по ушам грохот.

— Следы видели? Они ведут направо, — первым подал голос Кирилл.

— Что это вообще такое? — игнорируя слова Кирилла, спросил Пашка.

— Скорее всего, земной узел, — задумчиво протянул Вилем. — Слышал о таких, но ни разу не видел…

— Что-что? — заинтересовалась Женя.

— Излучение земного волшебства. Такие называют земными узлами. В Подземье они иногда встречаются — часто волшебники используют их для усиления своей магии. Да уж, не ожидал я… Хитёр Алоккайр.

— Алоккайр или Эсвел? — уточнила девушка.

— Оба, — пожал плечами полуэльф. — Но Алоккайр был первым — он-то нашёл это убежище задолго до Эсвел. Та пришла уже на готовое — либо договорилась с Алоккайром, если тот ещё… жив.

— Товарищи, вы отвлекаетесь, — оборвал экскурс в историю Сергей. — Кирилл верно сказал про следы — они ведут направо, а значит, там как минимум что-то есть. Вилем, твоё мнение?

— Согласен, — кивнул полуэльф. — Но надо быть осторожными — где две засады, там и третья. А карниз узкий…

Узкий карниз. Там, в Теневой Трещине на сумеречном болоте, были не карнизы — узкие мостки, едва освещённые факелами. Дракон пикировал сверху, из темноты…

Эдвин сорвался, когда дракон рванул мостик когтями, вырвав часть его. Казалось, крик бойца ещё стоит в ушах…

Вилем потряс головой, отгоняя воспоминание.

— Идём цепочкой, — продолжил он. — Если карниз длинный — лучше будет вернуться, обвязаться верёвкой. Если впереди будет более-менее широкая площадка — стараемся добраться до неё как можно скорей…

— Видел подобное? — прямо спросил Сергей, глядя полуэльфу в лицо.

— Да, — ответил тот. — Моего друга столкнули с подобного карниза.

— Прости… Все слышали? Очень осторожно. Проверяем первые метров пять-десять, если расширения нет — возвращаемся…

Первым двинулся Витя с пулемётом, за ним Пашка, потом Вилем… Кирилл замыкал цепочку.

Карниз оказался недлинным — буквально метра через два-три он расширился в ещё одну площадку, освещённую одиночным факелом, над которой глыбы кувыркались ничуть не меньше, чем в самом «заливе». Впереди было видно продолжение карниза, но пройти туда напрямую — значило быть раздавленными шальной каменюкой. Вправо уходил тёмный проход с грубо вырубленными ступенями, и следы вели именно в него.

— Смотри, следы и не пытались скрыть, — прокричал Вилем в ухо Сергею, перекрывая грохот.

— Скорее всего, чувствовали себя как дома, — ответил тот. — Пашка, посвети! Да не факелом, у тебя ж меч есть!

А ведь и правда — свет, испускаемый обнажённым клинком («тирранским» — вроде так назвал его Азалар), был намного ярче факельного. Пашка перехватил висящий на плече ППС одной рукой и левой вытащил меч — клинок тотчас засветился, давая клин света не хуже мощного фонаря. Правда, было ощущение, что свет заметно тусклее, чем видели тогда, в замке Краг, когда нашли меч.

Проход был достаточно узким — метра полтора-два, но отпускать Пашку одного Сергей не рискнул — сам пошёл с ним плечом к плечу с винтовкой наизготовку. И когда луч, испускаемый мечом, выхватил из тьмы пещеры скорченную получеловеческую фигуру, стрельбу они открыли одновременно…

43
{"b":"575139","o":1}