ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

До середины XI века папы и епископы римских епархий находятся в зависимом положении относительно светских властителей, обеспечивающих физическую защиту церкви. В эти времена выходцы из богатых аристократических семей, желающие стать церковными иерархами, покупают должности у королей и герцогов, которые могут их назначать благодаря своей военной силе. Миряне (как аристократы, так и простолюдины) видят, что в церкви заправляют не призванные божьей волей и чистые душой монахи, а взяточники из богатых семейств. А как может священник, купивший должность, способствовать спасению души мирянина? Такая церковь её чадам не нужна! И вот в аббатстве Клюни зарождается движение за реформы, в том числе против участия светской власти в назначении епископов. Вскоре выходец из Клюни, харизматичный папа Григорий VII Гильдебранд оказывается настолько влиятельным, что, отлучив императора Генриха IV от церкви, вынуждает его пройти унизительный путь в Каноссу. С этого времени папская власть в Западной Европе быстро становится мощной наднациональной силой.

Более того, так как венчание императорской короной осуществляет папа, то не только короли и герцоги, но и каждый претендент на титул императора Запада оказывается в зависимости от него. У Римской кафедры впервые появляется реальная возможность побороться за первенство в христианском мире с Константинополем.

Разногласия по догматическим и иным вопросам между важнейшими кафедрами христианского мира существовали не первый век. Административно они были в равном положении: каждая патриархия (Рим, Константинополь, Иерусалим, Александрия, Антиохия) решала вопросы управления своими епархиями абсолютно самостоятельно. Тем не менее, единство Церкви, как и единство Империи, не подвергалось сомнению. Даже события лета 1054 года, когда взаимной анафеме друг друга предали легаты только что скончавшегося Римского папы и патриарх Константинополя, не привели к действительному делению Церкви — расколом они будут объявлены заметно позже.

Римская кафедра признавалась первой «по чести» (то есть являлась «самой уважаемой»), в то время как официально церковь исходила из принципа соборности, означавшего равенство пяти патриарших кафедр и коллегиальный принцип принятия решений на Вселенских соборах. Но фактически наиболее влиятельной («первой среди равных») за счёт императорской власти и собственного богатства была кафедра имперской столицы — Константинополя. Римские папы, занимавшие кафедру Апостола Петра, стремились перетянуть на себя всю власть в Христианской церкви, и начали настаивать на своём первенстве уже не только «по чести», но и «по божественному праву». Их борьба за верховенство стала приносить плоды с конца XI века, когда папам удалось ослабить давление светских правителей и начать самим определять судьбы западноевропейских монархов.

§ 12. Эпизод пятый. Первый Крестовый поход и геноцид в Святой земле

Место действия: Рим, Иерусалим

Время действия: 1095 год, 1096–1099 годы

Важнейшую роль в утверждении лидерства папского престола в Западной Европе сыграли Крестовые походы. Их объявляли папы, они же отпускали крестоносцам грехи, совершённые в ходе военного паломничества. Обычно в одном походе на равных участвовало несколько монархов средневековых государств. А объединяла их идея, выразителем которой был Римский папа, стоявший выше любого короля. С каждым походом влияние Рима в Западной Европе становилось всё сильнее. С каждым походом европейское дворянство всё больше привыкало к мысли, что источник христианской святости — не Константинополь, многовековая столица Империи, а кафедра Святого Петра, блюстителем которой является Римский папа. Десятилетия священных войн меняли менталитет западной аристократии.

Ещё Григорий Гильдебранд в 1074 году впервые озвучил идею Крестового похода. Однако его призыв почему-то не получил немедленного отклика в сердцах и действиях западноевропейских рыцарей. Видимо, нужно было время для осмысления.

Двадцатью годами позже с аналогичным призывом выступил папа Урбан II. 26 ноября 1095 года в городе Клермоне он обратился после окончания церковного собора к десяткам священников и рыцарей: «Да подвигнут вас и побудят души ваши к мужеству деяния ваших предков, доблесть и слава короля Карла Великого, и сына его Людовика, и других государей ваших, которые разрушили царства язычников и раздвинули там пределы Святой церкви. Особенно же пусть побуждает вас святой Гроб Господень, Спасителя нашего гроб, которым ныне владеют нечестивые, и святые места, которые ими подло оскверняются и постыдно нечестием их мараются». Теперь слова папы были встречены с огромным воодушевлением, прежде всего, религиозным. В Европе ожидали конца света, и возможность обрести спасение души в богоугодном походе привлекала многих. Однако среди сотен откликнувшихся рыцарей преобладали младшие сыновья аристократов, которым не доставалось земельных наделов от их отцов. Они нашили на свою одежду кресты и отправились освобождать Святую землю от сарацин ещё и потому, что достойных перспектив в родных краях у них не было. Многие надеялись прихватить себе что-нибудь из сказочных восточных богатств, о которых в бедной Западной Европе ходили легенды.

Надо сказать, что притеснения христиан мусульманами были сильно преувеличены в рассказах, ходивших по Западной Европе. Конечно, добраться до Палестины было непросто. На дорогах бесчинствовали бандиты, которые нападали на любых путников, в том числе на паломников. Ещё шла ожесточённая борьба между исламскими течениями суннитов и шиитов, и по ходу дела ни за что доставалось христианам, жившим на землях, контролируемых мусульманами. Однако в целом мусульмане относились к христианам весьма терпимо. Обе религии имеют много общего. До Первого крестового похода между исповедующими их обитателями Ближнего Востока обычно царил мир. И вот издалека приходят малообразованные и свирепые воины, желающие отомстить за единоверцев. Они не знают местной реальности и специфики, врываются в Святую землю, нарушают царившее там относительное спокойствие.

Крестоносцы смертельным вихрем прошли по Палестине, убивая всех, кто не принимал их веры и символики. Был захвачен Иерусалим, в котором они основали своё недолговечное королевство (1099–1187 годы). По религиозному признаку были уничтожены десятки тысяч жителей города, священного для верующих сразу трёх религий. В течение двух дней погибли около 40 тысяч мусульман и все жившие в городе евреи. Можно ли это назвать иным словом, чем геноцид? Более того, крестоносцы изгоняли священников восточных христианских церквей, настаивая на том, что в Святой земле после её освобождения от неверных может присутствовать только латинский вариант христианского церковного обряда, а всё священство должно безапелляционно признать первенство Римского папы.

Полезно сравнить поведение армии крестоносцев, разграбивших Иерусалим и уничтоживших почти всех его жителей, с действиями султана Саладина. Этот мусульманский военачальник выбил крестоносцев из Иерусалима в 1187 году, пользуясь, в частности, глубокой враждебностью населения Палестины по отношению к жестоким воинам христианского Запада, обосновавшимся в Святой земле. Так вот, Саладин после взятия города даровал христианам жизнь и, более того, возможность выкупить свою свободу. Одновременно он обеспечил неприкосновенность христианских паломников, посещающих Иерусалим. Интересно, почему об этом различии не рассказывают в европейской школе?

Стоит отметить, что христианский Восток — Константинополь, — несмотря на постоянные пограничные войны с арабами, никогда не переходил границ разумного в межконфессиональных отношениях тех времён, и так же вели себя мусульмане. Борьба правителей Римской империи и Арабского халифата не приводила к террору по религиозному принципу. Но крестоносцы разрушили традицию.

Именно Крестовые походы породили вековую враждебность мусульман по отношению к христианам и в конечном итоге привели к объявлению священной войны (так называемого «малого джихада») всем «крестоносцам», то есть агрессивным христианам. Ответственность за это лежит, в первую очередь, на аристократии Западной Европы и на Римском папе, благословившем рыцарей на жестокую безответственную миссию.

7
{"b":"575142","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пусть это будет между нами
Тайна гостиницы «Холлоу Инн»
Аэропорт
Гадюка Баскервилей
Мир измененных. Книга 1. Без права на ошибку
Красношейка
Письма астрофизика
Близость как способ полюбить себя и жизнь. The secret garden
Не давайте скидок! Современные техники продаж