ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Узник

За крепкой дверью каземата,
За толщей каменной стены —
Размерно-гулкий шаг солдата,
А за решеткой — серп луны…
Здесь все, как в келье богомольца:
И хлеб мой, и вода в ведре,
И мысли, змей ползущих кольца,
И сон на каменном одре —
Пусть смерть зовет на поединок!
Еще под властью лунных чар,
Я знаю, павший духом инок,
Что жизнь и здесь — великий дар!
Пусть давит страшный гнет опеки,
Пусть где-то бодрствуют враги, —
Я жив!.. И, опуская веки,
Считаю гулкие шаги…

«В том, что счастья не было и нет…»

В том, что счастья не было и нет,
Кто же больше, как не ты, виновен, —
Ты, который плакал столько лет
И молил о нем в тиши часовен?
За мечтою, как дитя упрям,
Гнался ты по разным дальним странам,
Плавал долго по семи морям,
Поддавался без конца обманам.
Часто было: ветер уносил
Тщетный зов твой в шуме непогоды;
Звать напрасно не хватало сил;
Было страшно, что уходят годы…
Не зови, смирись и не грусти;
И не жди, чтоб кто-нибудь ответил.
Ты не встретил счастья на пути…
Может быть, прошел и не заметил.

«Сегодня я, еще живой…»

Сегодня я, еще живой,
Пришел на старое кладбище,
Мое грядущее жилище…
И, с непокрытой головой,
Иду, куда ведет тропинка…
В лучистом воздухе, спеша,
Пылинки реют… А душа —
Как золотистая пылинка.
Что в том и ей, что воздух синь?
Она от жизни отлетела,
И путь ее земного тела
Закончен набожным: — «Аминь!»

«Быть может, так предрешено Судьбою…»

Dum spiro,spero.

Быть может, так предрешено Судьбою,
Чтоб тень любви на сердце мне легла…
Что я люблю, что я живу тобою,
Не угадать, не знать ты не могла.
Ты принесла тревогу, трепет, смуту
В мой тихий мир, но я благодарю
И каждый миг, и каждую минуту
За то, что я тебя боготворю.
Я всей душой иду тебе навстречу…
Великая есть нежность в том, кто стар,
И нежностью я на призыв отвечу…
Придешь ли ты и примешь ли мой дар?

«Вечное время бежит и бежит все без устали…»

Вечное время бежит и бежит все без устали…
Юность пройдет и наступят годины борьбы.
Что ж суждено тебе? Страшное ложе Прокруста ли,
Ложе ль из роз, по капризу лукавой Судьбы?
Жизнь, лишь в начале на вешнюю радость похожая,
Душу позднее придавит, где нужно — согнет…
Если бы в жизни нам выдалась осень погожая!
Если б нам к осени сбросить наш тягостный гнет!
Только мечтателям ложе из роз обетовано,
Только в мечтах оно грезится жалкой толпе…
В жизни земной только с призрачным счастьем даровано
Встретиться нам где-нибудь на случайной тропе…

«Мы знаем смерть… О, мы так близко знаем…»

Car, helas, nous mourons trois fois…

J. Green

Мы знаем смерть… О, мы так близко знаем,
Как умирает в муках наша плоть!
Союз души и тела расколоть
Придет Судьба, чей суд непререкаем…
Но нам не раз, а трижды суждено
Уйти из мира, трижды умирая:
Свечу любви потушит смерть вторая
В живых сердцах, любивших нас давно;
И в третий раз за нами смерть победно
Придет туда, где в памяти людской
Нам дан последний ледяной покой…
И мы уйдем в минувшее бесследно…

«Я вам не мщу не потому, что мне…»

Я вам не мщу не потому, что мне
Так было б чувство сладкой мести чуждо:
Пусть Высший Суд накажет вас вдвойне
И «по делом воздастся коемуждо».
И, если бы когда-нибудь потом
Смутил вас страх неясный, но упорный —
Не пробуйте молитвой и постом
Заворожить поступок ваш позорный…
Вам не поможет ваша ворожба.
Пусть вам неведом темный час удара, —
Но ждет на страже зоркая Судьба,
И вас найдет заслуженная кара!

«Тревожный день… И с раннего утра…»

Тревожный день… И с раннего утра
В порту у нас среди судов, как мухи,
Военные сновали катера,
Готовились к чему-то крейсера,
А в городе ползли в народе слухи…
Уже давно, спасая беглецов,
По улицам неслись автомобили:
Богатые бежали из дворцов,
На произвол бросая дом отцов
И город свой, который так любили.
Но время шло… И паника росла,
И каждый жил надеждою слепою…
Бежали все: им не было числа!
Ударили в набат колокола,
И дикий страх владел теперь толпою.
……………………………………………….
Я не бежал: что будет, — суждено.
Я в этот день смотрел на мир спокойно:
Спасенья нет… Мне было все равно.
И я раскрыл широкое окно,
Чтоб встретить смерть бесстрашно и достойно.
Я сознавал, что я ничтожней тли,
Что в этот день, покинув мир, умру я,
Что все огонь сотрет с лица земли,
Что будет все развеяно в пыли,
Как мог бы дым развеять на ветру я…
Еще вчера душа была светла,
Еще вчера все было по-иному:
Казалось, мир был прочен, как скала;
Земная жизнь манила и звала
Отдаться вновь всему, всему земному…
А день бледнел… Угас пожар зари…
Динамо шли, но вдруг не стало тока,
И в сумерках потухли фонари…
Безлунна ночь. Впотьмах, как дикари,
Бежали все по прихоти потока.
Толпа не ждет! Заторы на мостах…
Там, в темноте, проклятья, давка, драка:
Бессильны власти на своих постах…
И крик один у многих на устах:
Сегодня в ночь — атомная атака!
13
{"b":"575146","o":1}