ЛитМир - Электронная Библиотека

На лице бравого охотника за головами, совсем недавно намеренного не брать меня живым, и чуть позже побывавшего в лапах смерти, проступили сразу две эмоции, первая благодарность, вторая недоумение, в целом они напомнили детское выражение, когда ребенок над чем-то вдумчиво размышляет, но до конца не понимает природы явления. Убрать эту жесткую проступающую бородку с подбородка, закрыть шрамы и вполне себе суровый наемник, на мгновение помолодел лет на пятнадцать. Я заулыбался про себя, такой особенности собеседника, не выразив эмоций, продолжил.

- Теперь как ты понимаешь, наши пути диаметрально расходятся, мне пора.

После моих слов, выражение его лица стало уж совсем выразительным, пока я вставал и собирался уходить, его губы подергивались, как нити паутины, натянутые ползущим за мухой пауком, будто он хотел, что то сказать, но не мог по непонятным никому причинам. Я уже отошел на достаточное расстояние, чтобы не услышать произнесенное им, по его разумению, тихое 'спасибо', хотя мне могло и показаться. Чего только не услышишь в утреннем лесу, после боя, когда так радостно поют все птицы вокруг, а листва на деревьях шумит сливаясь в один нескончаемый шелест и унисон, подобно шелесту волн о песок и гравий, на берегу очень крупных озер. Где ничто так не важно, а заботы уходят далеко за горизонт, открываются новые виды на жизнь, только на другую жизнь, не эту, ведь этот момент единения с природой через звук, лучше любых мечтаний и ожиданий, где только ты и абсолютная, непостижимая глубина природы.

Не о том я размечтался, по крайней мере, с текущим раскладом, отвлечение на подобные темы, опасно своей легкостью и душевностью, расслабляться пока некогда, ну и когда за мной гоняются все кому не лень. Следующий шаг. Найти лошадь. Припрятанную на другом конце змеиного леса, в лачуге, больше похожим на сарай, бывшим, когда то охотничьим домиком. Не буду медлить. Упущенный главарь наемников, мог оставить по выходу из леса парнокопытное, и даже целую упряжь, что делает его еще опасным противником, если мне не удастся разорвать приличную дистанцию, между ним и новой сворой приспешников, жаждущих легкой наживы.

Глава 5.

Только за окном стало светать, как мальчик проснулся, спрыгнул с высокой, даже для взрослого, кровати, в отведенной ему на ночлег комнате, потянулся, широко зевнул и потирая глаза кулачками, выглянул в круглое окно. Солнечные лучики тут же забегали по его лицу.

Вышел на кухню-гостинную, ноздри защекотал свежий запах нарезанных спелых и сочных фруктов, светло синего цвета, не знакомой формы и вида. Свет заливал комнату через восточное окно, падая на стол, создавал длинные причудливые тени зверей, от глиняных чашек, тарелок, кувшинов в форме разных животных.

- А вот и ты мой юный друг. Запрыгивай скорей за стол, как только лучи солнца падут вот на эту картину, мы пойдем к шаману. А пока приятного аппетита. - Головус указал, рукой на картину изображающую поле, засеянное хаотично молодыми деревцами, в белом цвету, скорее всего вишни, а затем пододвинул к мальчику крупную кружку в форме козы, у которой вместо ручки, своеобразно загнулись рога, отчего держать ее было в руках особенно удобно, с чаем из ароматных трав и сухофруктов, неизвестного происхождения.

- Угуммм. - Ответил ему Лууч, кивая, с полным ртом долек чудного на вкус фрукта, напоминающий нечто среднее, между переспелой алычой, кокосом и гранатом, ничего подобного он не пробовал в жизни.

- Смотрю, тебе понравились ягоды райского дерева. - Улыбаясь во все белые здоровые зубы, ответил Головус. - Нууу, последую твоему примеру. - Договорил новый гостеприимный друг мальчика и зажевал огромный кусок, прямо с голубоватой кожурой.

Новоиспеченные и такие разные приятели, плотно подкрепились, всем многообразием утренней кухни хозяина, а после фруктов еще был сыр с дырками, размер которых позволял без труда просовывать туда один или даже два пальца, маленькие зеленые, сладковатые орешки и вкусные белые пастилки, чей рецептуры мальчик, даже не стал уточнять, довольствуясь вкусом.

- Ты достаточно плотно поел? - Спросил Головус у Лууча.

- Да весьма, сытно и вкусно. Но откуда у тебя такие разнообразные запасы продуктов? Мне интересно узнать их происхождение и места произрастания, с другой стороны не так интересно, как прогулка до шамана, по этой поразительной деревне. Посему я готов выходить прямо сейчас. - Ответил Лууч.

- Отлично, мне нравится твой настрой. Так не будем терять ни минуты. В путь мой юный друг. На встречу истине. - На этой фразе он поднялся из за стола, быстро раскидал посуду с пищей по местам, а остатки накрыл широкой расписанной узорами тряпицей, напоминающей плотную марлю.

Головус прошел к двери на улицу, махнув рукой другу следовать за собой. Во дворе мягко шумели плодовые деревья, птицы порхали и чирикали. Мальчик лучше рассмотрел обстановку, вот показались дровница, с аккуратно выложенными рядами, ровно наколотых дров. Колодец, ромбовидной формы сложенный из крупных округлых белых и серых камней, скорее всего натасканных с реки, на которой они впервые встретились, или еще откуда. Они вышли за пределы сада, и Луучу почудилось, что он слышит пение множества колокольчиков, не имеющих определенного источника звука, будто они рождались у него в голове. Затем выдвинулись по протоптанной, уплотненной, каменистой посыпью дороге, между домами, вглубь поселения. С противоположного края деревни, доносились удары молота о наковальню. Вскоре по краям извилистой дороги, выросли ряды очень широких, но невысоких деревьев.

- Смотри, это светящиеся деревья, как только начинает темнеть, они начинают светиться, и чем темнее на улице становится, тем ярче они горят. - Просвещал Головус мальчика, в тонкости местной флоры.

- Очень интересно. - Отвечал Лууч, и у него внезапно пересохло в рту, а руки мелко задрожали, как если бы он нес тяжеленные камни, всю дорогу и кисти очень устали.

- Но самое интересное, они не только светятся, свет же у каждого дерева свой, так еще и отпугивают всякий гнус. Так что умен тот хозяин, что строит дом рядом с таким деревом, пусть даже в небольшом отдалении. Не смотри на меня так, будто я по глупости живу далеко от этой рощи, у меня на заднем дворе, есть несколько молодых саженцев, синий, розовый и белый, они то и спасают вечерами от надоедливых насекомых. В период дождей их становится очень уж много. Вот сейчас, например. - Он невзначай повел рукой по округе. - Совсем мало гнуса, жара и сушь уморила их. Ни одна плотоядная тварь не любит тепла и света, ну солнца, стало быть, место ей скажем во тьме и сырости, так что если ты новенький в этих местах, обходи стороной пещеры, глубокие овраги, и тому подобные места. Обережешься от опасности. Ничего сложного, если соблюдать это простое правило в путешествии, а места здесь дикие как ты заметил.

Словно подтверждая его слова, под ногами в траву быстро переползла светлого окраса змея, ее черный, оранжевый и красный орнамент по всей шкуре, красочно говорил о ее возможной ядовитости. У Лууча, обострились ощущения, и дрожь в руках сменилась холодком, словно он держал в ладонях эту змею. Он даже приостановился и сразу догадался, змея тоже остановилась и сквозь траву смотрит прямо на него, высунув раздвоенный язык. По необъяснимому желанию ему самому захотелось высунуть язык, чего он и сделал. Контакт будто бы усилился, змея даже тихо зашипела, мальчик решил не обострять и побежал за Головусом. Догнав его, Головус не замечая его временной пропажи, говорил все это время с ним.

- Как и все жители нашей славной деревни я ценю хорошее отношение гостей к ценностям, ритуалам и обычаям, свойственных каждому, подобному населенному людьми уголку. Вот мы и пришли, что скажешь дружище?

Лууч, притуплено поднял глаза на открывшийся виду одинокий дом на холме, с высоким ветвистым деревом рядом. От самого дома было видно только черепичную крышу второго этажа. Все остальное закрыла невысокая поросль, более молодых деревьев.

11
{"b":"575147","o":1}