ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ну ма-а-ам!
Ход в Шаолинь
Чудаки на Русском Севере
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд
Лук для дочери маркграфа
Пенсионер. История первая. Дом в глуши
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
ЖЖизнь без трусов. Мастерство соблазнения. Жесть как она есть
Задача трех тел

- А эти огромные орехи, тоже из сна? - добивался он признания.

- Ну да, или не совсем, скорее, из промежуточного состояния, между сновидением и явью. Ты знаешь Софикес, с этими вопросами тебе лучше пойти к КерукЭде, он в этом большой специалист, а я только учусь. - Легко ушел я от прямого ответа.

- Вы позволите? - Он наклонился над одним плодом с расчехленным складным ножом, пристально его осматривая.

- Теперь это собственность Головуса. - Пожал я плечами.

- Только если его свойства таинственным образом не исчезнут. - Предупредил напарник, пристально глядя на меня.

- Думаю, ничего страшного не случится, если ты отрежешь кусочек. - Мои слова были обращены больше к Головусу, чем к пытливому уму травника.

- Превосходно. - Продемонстрировал он нам аккуратно отрезанный маленький ломтик плода. - Признаю господа, от вас определенно есть польза.

- Конечно, есть. - Убирая плоды, заухмылялся Головус. - Сейчас назад пойдем и еще несколько потомственных семей крылатых мотыльков вырежем.

Софикес, мучительно скуксил свое лицо, но говорить ничего не стал. Все определенно были довольны достигнутыми результатами, я в том числе. Напряженно подумав, Софикес все равно сказал.

- Здесь нельзя пойти назад, можно идти только вперед. В этих местах не действует время, в привычном его понимании как процесса, сложно все объяснить без длинных формул, кип научных свитков и огромной меловой доски, но общую суть я вам скажу. Если мы попробуем вернуться назад, то провалимся в небытие. Небытие представляет собой прошлое в его настоящем моменте, мы можем там просто застрять и не выйти оттуда уже никогда, из положительных сторон только то что стареть мы уже не будем никогда. Я подозреваю это и произошло с моим учеником. - Прервал свой рассказ травник, что-то еще прикидывая в уме.

- Сомнительное удовольствие, не стареть. - Сказал Головус.

- Тоже сомневаюсь в практической пользе этого мероприятия. - Согласился я.

- В этом я с вами солидарен. - Сказал Софикес.

Достигнув консенсуса, наша троица приготовилась отправиться домой. Мое внутреннее знание верного направления на пути к цели, окончательно ушло в никуда, как только я проснулся у костра с плодами древа. Поэтому нам пришлось прибегнуть, к великолепному знанию местности травника.

- Раз мы не можем пойти назад, выводи нас другой дорогой благородный странник по имени Софикес. - Уведомил я травника о его основной функции проводника.

- Пойдем пустыми землями, там самая малая вероятность нарваться на неприятности. - Предложил без промедления наш путеводитель.

Возвращались мы по более долгим путям назад, зато ощутимо спокойнее и комфортнее чем когда шли сюда. Из всех неприятностей, от которых нас оградил своим смелым напутствием проводник, приключилось встретиться лишь с тремя медвежатами, от вида которых мы шарахнулись быстрее, чем какой либо другой опасности. Знакомится с их разгневанной или весьма доброй матерью желания ни у кого не возникло, и мы без труда, после тридцатиминутного спринта по молодому березовому лесу, ушли от любой возможности рандеву. Когда мы, продирались, через густые кустарники, вся наша одежда набрала массу налипших колючек, но это пустяковое злоключение не испортило никому настроения, кроме травника, пожалуй.

По заверению травника, возвращались мы как бы полукругом, против часовой стрелки, с большим запасом по кольцу радиуса, и в этих землях обязательно нам должны были попасться мелкие поселения. Об их существовании, он точно не знал, но всегда догадывался, нам бы и вправду не помешал здоровый сон в прогретом помещении. Первые признаки осени, как-никак проявили себя ночью, ранним утром и особенно сейчас под вечер. Я услышал красивое человеческое пение, пела девушка, протяжно, длинно, а потом присоединился сильный мужской голос, они еще недолго пели, пока их не накрыл хор из нескольких десятков человек. К этому времени мы вышли из леса и созерцали интересные одноэтажные, вытянутые строения, расположенные по подобию спирали. Из центра спирали и шло многоголосье, там была площадь, люди праздновали сбор урожая, это было видно по огромному количеству телег со всевозможными культурами, овощами и фруктами. У Головуса было такое смешливое выражение лица, что он помолодел, лет этак на десять, ностальгия по родным краям, у меня тоже такое бывает, однако все реже и реже.

Мы прошли мимо главной площади, обходя большие скопления людей. Никак не меньше пяти ста человек, к очень приблизительной оценке, большая деревня, ничего не скажешь, после всех безлюдных земель, что нам удалось пройти, городу конечно не чета, но нам и эта сойдет. У прохожих играющих детей, в подобие игры прятки, где водило сразу - двое человек, мы узнали, что остановиться на ночь можно в одном из гостевых домов, он будет песочного и голубого цвета, примерно в середине селения, не близко к окраине, но и не у самой площади. Там еще пирожками пахнуть будет, вы не ошибетесь, заверил нас дружелюбный мальчуган с сажей на лбу, но его это не беспокоило. Запах пирожков и впрямь застал нас задолго на подходе к так называемому гостевому дому, у всех потекли слюнки, даже если у спутников не потекли, то мой рот точно наполнился слюной. Дома у всех были вытянутые и особенные по конструкции, а искомый от остальных особо ни чем не отличался, разве что размерами покрупнее в несколько раз. В длину гостевой дом был около пятидесяти ярдов, а в ширину не меньше пятнадцати. Контуры его стен образовывали ряды врытых прямо в землю бревен, промежутки между ними заполнял плетень, обмазанный густо, красной и белой глиной, а из крыши торчала длинная труба выложенная из темно-бурого кирпича. Высота стен намного превышала человеческий рост. Его хозяйкой оказалось крупная женщина в летах, не утратившая при этом харизмы и сноровки. Мы у нее оказались первыми посетителями за последние пять лет.

- Меня зовут Мерителия, а моего мужа звали Эриусее, с ударением на последнюю 'е', их там две на конце. Он то и положил основу нашему большому дому для гостей, лет двадцать назад, тогда это было славное дело, мимо нашей деревни постоянно ходили всякие охотники, купцы и прочие искатели приключений, а потом пять лет назад, внезапно поток людей иссяк. Вы первые кто посетил меня за это время, муж мой пошел как то за малиной в лес, да и пропал, волк его съел, на роду у него так написано было, точно, у него по мужской линии всех животные погубили, кого медведь, кого змея, а кого даже крупная белая сова. Вот так, можете себе это представить, сова его утащила или что она там с ним сделала. Неважно, а в конечном итоге, закончился мой мужчина. В самом расцвете сил, ему и шестидесяти толком не исполнилось. Пироги я как пекла, так печь и продолжаю, вроде хватает, чтобы содержать такой большой дом и при этом оставаться с делом. Благо все местные нашей затаенной деревушки очень любят мою выпечку, я не только пироги пеку, но и хлеба, булочные изделия, кондитерские могу, торты всякие, если останетесь на месяц у меня-то успеете попробовать многое из моих хваленых рецептов, из глубины семейных секретов. - Хозяйка гостевого дома, ненадолго примолкла, что то еще припоминая и обдумывая.

- Покорно благодарим тебя Мерителия. - Головус достал мешочек с монетами, и часть его высыпал на стол.

Цветные кругляшки быстро были посчитаны и убраны хозяйкой в разноцветный фартук.

- Садитесь вон за тем столом, сейчас я вам подам горячих пирогов, графин с лимонадом я уже выставила, сейчас принесу кувшин с медовухой, пасечник Херей мне ее только на днях приносил, говорит, отменная получилась, в этом году, весь цветочный букет в одном глотке можно ощутить.

Мы уселись спиной к стене, за широкий дубовый стол, как раз напротив большого очага, ноги ныли, голова кружилась от восторга и упоения подобия цивилизации, в желудке урчало. Лимонад оказался на вкус великолепным, не очень сладким, не кислым, большей частью цитрусовые наполняли цвет, вкус и запах, но чувствовались и мята, багульник и еще какие то травы. Не успели мы допить лимонад, из фигурных глиняных чашек, в форме домиков, как перед нам очутилась Мерителия. С огромным, высоким и круглым пирогом, на не менее внушительном подносе. Плоские тарелки уже были на столе, а ножа к пирогу не прилагалось, должно быть, хозяйка не сомневалась в наличии оных у нас.

52
{"b":"575147","o":1}