ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я обязан повторять снова и снова о том, как важно вовлечение клиента в развитие и изменение. Просто вспомните, как в течение почти двух часов Эриксон вовлекал эту щепетильную и консервативную пару, а затем ускорил их вовлечение, когда они покинули консультацию. Он заставил их умы работать, несмотря на все их традиционные предпосылки.

Консультация с астрологом должна быть увлекательной, интересной и как можно более пленительной. Это достигается через глубину обсуждения и скорость развития значимости, выбор слов, новизну вопросов, творческие выводы, тон голоса. Клиент должен покидать консультацию с родившимся планом, а не позой пассивного ожидания, что могут принести ему планеты! Творчески ориентированный астролог выстраивает мысли, с которыми клиент идет вперед испытывать то, что проектируется. [Вспомните, пожалуйста, важную завершающую фразу, которую я сказал Дэвиду (с. 63): “Я думаю, что дедушка одобрил бы все это”. Я знаю, что Дэвид все еще иногда лежит без сна ночами, со всех сторон обдумывая это.]

М. Тэлмон говорит, что искусство психотерапии в значительной степени зависит от способности психотерапевта мобилизовать ресурсы клиентов, чтобы улучшить (исцелить) себя [вовлечение]. Во время консультации мы вовлекаем наших клиентов в процесс, мы сообщаем им надежду, придаем силы. Тэлмон даже обнаружил, что при таком вовлечении пациенты иногда сообщали о его предложениях, а он не мог вспомнить, чтобы их давал(!). Пациенты создавали собственную интерпретацию консультационной беседы и извлекали из этого огромную пользу! [94].

Движение с потоком

Еще одна незаурядная техника, которой постоянно пользовался Эриксон в своей работе, — это принятие образа поведения клиента, движение с трудным, дисфункциональным потоком при одновременном внесении идей и действий, которые ведут к изменению.

Если клиент испытывает страх перед близкими отношениями, то после обсуждения тех творческих связей, которые могут быть проведены с развитыми ранее беспокойствами, мы можем предложить: “Что ж, вероятно, в этом все дело, и мы понимаем, что это реально оказывает влияние на вас. Но, отойдя от всего этого, что если я вам предложу ради забавы пойти на уроки танцев или фотографии?”. Здесь происходит следующее: мы верим, что с течением времени понимание поможет смягчить проблему; мы признаем проблему и позволяем ей существовать; и мы предлагаем мероприятия, которые со временем станут дорогой для снятия напряжения и помогут в случае беспокойства о взаимоотношениях и страха близости.

"А что если вам пойти на уроки танцев самому! Вы говорите, что ваш друг Джордж сделал это и встретил отличных людей! Нам [отметьте "нам"] не обязательно нужно встречаться с людьми, но вы могли бы быть с Джорджем и наслаждаться общей физической активностью. Позвольте мне сказать вам, что кадриль — это не пара пустяков! Вы ищете программу физических тренировок. Так вот она! И вы можете увидеть, как Джордж будет набирать очки или даже раз или два поставит себя в глупое положение!"

Здесь я двигаюсь с потоком беспокойства моего клиента-мужчины, привожу довод посещения уроков танцев, который отличается от очевидного, и в то же время соединяю его с другом. Фактически, я даже зашел так далеко, что поставил моего клиента в позицию оценки Джорджа в гамбите взаимоотношений! Всяко лучше, чем сидеть одному каждый вечер.

Или:

"А что если вам пойти в музей и взять несколько уроков фотографии? У них есть курсы фотографии. Вы знали об этом? [Неожиданное вовлечение клиента.] В вашем гороскопе есть указание на понимание искусства, и мы говорили о том, что вы любите красивые вещи, коллекционируете эстампы и т.д. Позвольте мне сказать вам, что фотография — необычайно увлекательное хобби! Вас заинтересует ее техника и то, что вы можете делать с ее помощью! И кроме того, конечно, вы можете смотреть из-за фотоаппарата и видеть всевозможные вещи в людях, которых вы фотографируете. Им понравится, если вы подарите им фотографию... минуточку, мне хотелось бы показать вам мой фотоаппарат..."

Здесь опять нет ничего угрожающего. Мой клиент (в данном случае женщина) может находиться за фотоаппаратом, но она может преподносить людям экземпляры фотографий в качестве подарков. Люди оценят это. Она сможет многое узнать о людях (и в то же время они могут узнать о ней), брать свой фотоаппарат на вечеринки и прятаться за ним и т.д.

Творчески ориентированный астролог может сделать очень многое в отношении наблюдений и моментов дискуссии, всплывающих на консультации. Это требует обдуманного и тщательного мышления в тех направлениях, которые представлены в этой книге, а затем в игру может вступить инстинкт и предлагать идею за идеей.

Например, вспомните, что за синдромом беспокойства о собственной ценности обычно стоит сопутствующее беспокойство об имидже, внешности. Есть много способов обратиться к этому имиджу, которые потом срабатывают в тандеме с пониманием, рассмотренным терапевтически, для создания улучшения и изменения.

“У меня действительно ужасный профиль собственной ценности. Как вы и говорите. Это действительно так.” “Я должен согласиться с вами. А знаете почему?” “Что?... Нет. Почему?” “Потому что вы выглядите так!” “Я выгляжу так?”

“Что ж, вы платите мне за то, чтобы я был правдивым и как можно более полезным — и именно это мы и делаем, не так ли? — но я могу задать вам сейчас вопрос, и вы не сможете с легкостью дать на него точный ответ.” [Отметьте стиль Эриксона.]

“Что за вопрос?”

“Когда в последний раз вы были у зубного врача?” Отметьте запланированную фразу “быть правдивым и как можно более полезным — и именно это мы и делаем, не так ли?”. Вы видите, что я убеждаю женщину-клиента и подтверждаю для нас обоих, что консультация продвигается успешно. Я жду, чтобы она кивнула головой или словесно признала это. Следовательно, то, что я скажу потом, будет принято с одобрительным настроем. Я откладываю это немного с помощью явно несоответствующего, возможно, звучащего невпопад высказывания “но я могу задать вам сейчас вопрос, и вы не сможете с легкостью дать на него точный ответ”. Итак, если

она не сможет с легкостью ответить на него, я опять окажусь прав! Авторитет растет, а с ним растет и влияние предложений, которые мы извлекаем из консультационной дискуссии. Конечно, специфический выпад вашего вопроса должен быть направлен на что-то заметное, типа грязных ногтей (“Когда вы последний раз намеренно чистили свои ногти?”) или обтрепанной рубашки (“Когда вы в последний раз покупали себе новую рубашку?”). Здесь существует разумное предположение, что человек, приходящий к вам на консультацию, захочет выглядеть наилучшим образом. Проблемы собственной ценности работают против этого при контакте с вами и другими людьми, с которыми ваш клиент имеет дело. Многие психотерапевты, проводящие затяжные курсы психотерапии, неохотно рассказывают людям, что им делать. Джей Хэли замечает, что это может быть вызвано тем, что психотерапевты боятся, что человек не сделает это [95].

Я полагаю, что это меняется с ростом популярности терапии за один сеанс (SST). Все чаще и чаще обращающиеся ко мне люди хотят иметь программу, чтобы следовать ей в будущем. Они хотят, чтобы она была быстрой и надежной. Это стало настолько явным в моей практике, что мне часто приходится давать очень ясно понять перед консультацией насчет тех сфер, в которых я не искусен, т.е. финансовых вопросов, инвестиций, закона. И я всегда помню, что очень часто проблема, которая может быть высказана в начале консультации, фактически не является реальной проблемой, что она изменяется к концу консультации, когда становятся ясными перспективы развития. Заявление “я хочу развестись с женой” вполне может измениться на “ужасные проблемы с деловым партнером”. А заявление “я ссорюсь с мужем из-за продажи дома; это подрывает наш брак” вполне может оказаться в итоге проблемой “я должна найти способ помочь ему с огромной неуверенностью в отношении работы; это продолжается так долго, и я чувствую, что не уделяла этому должного внимания”. Продумайте это: астрология очень сходна для обеих проблем в каждом примере.

49
{"b":"575150","o":1}