ЛитМир - Электронная Библиотека

- Прошу вас, господа, уберите ваши ножи! Мы пришли сюда потому, что заблудились, отстав от экипажа моего дядюшки. Наша одежда промокла, а кони устали! Нам хотелось просто поесть и отдохнуть! Меня зовут Анна Дональбейн, а это мой жених, итальянский граф Марио Пазолини.

Моё сердце на миг замерло. Анна Дональбейн... Анна Дональбейн! Ведь так звали дочь доброго друга моего отца, барона Данкана Дональбейна! Маленький, хрупкий цветок превратился в прекрасную розу! Как давно я не видел её! Неисповедимы пути Господни! И теперь вот она, в десяти шагах от меня, и, кажется, в опасности!

Между тем, слова юной дамы, вклинившиеся в мужской разговор, распалили ещё большую дерзость в речах Тома Стоунхеда:

- Позвольте узнать, чем это занималась такая молодая красивая пара, что отстала от своих попутчиков?

Со всех сторон послышался хохот.

- На что вы намекаете, я не понимаю вас!- округлила красивые глаза леди Анна.

- Что скажешь, красотка, если мы прикончим твоего спутника, а сами развлечемся с тобой? Смотри, сколько здесь настоящих мужчин, не чета твоему испанцу!

Марио, не понимая слов Тома, переводил взгляд то на него, то на свою невесту, а леди, услышав слова разбойника, задрожала, но уже не от холода, а от обуявшего её страха.

Я не мог допустить, чтобы отребье, вроде Тома, принесло вред молодой даме. Я поднялся из- за стола и крикнул:

- Отпусти их, Стоунхед!

- Какое тебе до них дело, приятель? - перевел на меня взгляд разбойник.

- Том, если хоть один волос упадёт с их голов, я вырву твоё сердце. Чем хочешь, клянусь!

Судя по поднявшемуся гулу, желающих убить, ограбить, и надругаться над молодыми людьми было больше, чем желающих им помочь.

- Так ты готов сразить своего товарища для того, чтобы вызволить из беды чету незнакомых вычурных попугаев?

- Я знаю эту леди, Том. Она кротка и добропорядочна. Отпусти их, и ты сможешь назвать меня своим другом.

- Что мне дружба? Она не звенит, подобно монетам. Если эти господа соизволят выплатить нам выкуп, они уйдут с миром! Даю слово джентльмена!

- Они просто уйдут, Том. И ты не станешь им мешать!

- Ты ли это говоришь, Робин? Ты пойдешь против своих друзей, Робин?- летели отовсюду голоса.

- Ну, если ты так желаешь, то попробуй защитить их.- Том играл тесаком, со злой усмешкой глядя мне в глаза.

- Как скажешь!- ответил я и рванул из ножен шпагу.

Рядом с Томом встали ещё несколько крепких ребят, обнажив острые клинки.

- Вы со мной? - оглянулся я на братьев- голландцев

- Можешь не сомневаться! - тихим басом ответил Уго.

- Порезвимся!- поддержал брата Клаус - Не буду спрашивать, зачем ты всё это затеял, но, чую, сегодня много крови прольется - оскалился он, вырвав из- за пояса пистолет и кривой нож.

- И вы с ним, чертовы голландские свиньи? - закричал Томас и его ухмылка сменилась гримасой гнева.

Том бежал на меня, размахивая тесаком. Я парировал его удары шпагой, и , видит Бог, я не хотел убивать его, просто остудить. Но острие моей шпаги полосонуло его горло, и он, захрипев, упал на затоптанный пол.

Пистолет Клауса, громыхнув, впечатал пулю в лоб верзилы Эрика, и тот рухнул рядом с истекающим кровью Томом. Затем голландец вспорол живот подскочившему к нему Кривому Эдду.

Несмотря на наличие на его поясе кинжала, Уго дрался голыми руками. Его пудовые кулаки били в животы нападавшим, ломали челюсти и носы.

Мои вчерашние друзья, озверев от убийства Тома, вынув клинки, наваливались на нас со всех сторон, и мы едва успевали сдерживать их натиск. Мы дрались, как одержимые. Кровь лилась рекой, кричали раненые, ругались нападавшие, кабацкие девки бежали к лестнице, чтобы не попасть под чью- либо горячую руку.

Испанец Марио, стоя рядом с нами, рубил нападавших, защищая свою возлюбленную Анну.

Ни я сам, ни братья- голландцы не чуяли в пылу боя, как холодная сталь полосует наши тела, и как кровь сочится из ран. Мы били. Били остервенело и самозабвенно. Мы подобрались к выходу. Уго отбивался от нападавших деревянным табуретом, а я, тем временем, открыл дверь и, что было силы, крикнул:

- Леди Анна! Скорее бегите!

Моя шпага пронзила грудь пытавшегося закрыть дверь Сэма Дадли.

К нам с Уго бежал окровавленный Клаус, закрывая собой Анну, а следом за ними пятился, парируя шпагой атаки, Марио Пазолини.

- Бежим!- скомандовал Уго, и мы бросились прочь от "Герба Адмирала".

Некоторое время нас преследовала погоня, но на существенном отдалении от таверны она отстала.

- Там наши лошади! - оглянулась молодая леди.

Я схватил её руку, и почти крикнул:

- Не смейте останавливаться! Бегите, что есть сил!

Мы бежали долго. Дождь всё усиливался, и казалось, что он не закончится никогда. Раны, на которые в бою я не обращал внимания, болели, начинала кружиться голова, а силы стремительно покидали меня.

Мы остановились тогда, когда убедились, что нам ничего не угрожает.

- Вы ранены! - посмотрела на меня леди Анна.

- Царапины, юная мисс! - ответил я и, почуяв, как кружится моя голова, стал падать.

Богатый испанец подхватил меня на руки и аккуратно усадил на свой плащ, расстелив его прямо на блестящем от дождя тротуаре.

- Глубокая рана, мой друг! - склонился надо мной Клаус, рассматривая отверстие в моей груди. - Уго, бежим за лекарем! Скорее! - крикнул он, и братья без оглядки бросились за помощью.

- Вы выручили нас! Мы благодарны вам и вашим друзьям за наше спасение! - юная красавица положила на моё плечо свою руку. - Это было очень опасно! Почему вы решились на такой шаг?

- Боюсь, вы не узнали меня, молодая госпожа! Годы минули с тех пор, как вы приезжали с вашим почтенным родителем в дом сэра Уильяма Ханта, и как мы с вами, совсем ещё дети, играли в тени зеленого сада моего отца. Я знаю, меня сложно узнать, спустя пятнадцать лет с того дня, как я покинул отчий дом.

- Не могу поверить! Вы... Вы Роберт Хант, мой дорогой друг! Может ли быть? Все ваши родственники в своих мыслях уже похоронили вас! Какое счастье! Как же они обрадуются, узнав, что вы живы! Как же рада я! Робин!

Ком встал поперёк моего горла, когда я услышал искреннюю радость в словах моей давней подруги. Я уже и не помню, когда в последний раз кто - либо так радовался мне. Да и радовался ли?

- А мой отец? Как он поживает? - спросил я, сжимая руку Анны.

- После ссоры, что принесла рознь в ваши сердца, он долгие годы пытался искать вас, чтобы примириться, но поиски оказались тщетными. Ваше появление в родном доме станет отрадой для старика.

- Боюсь, милая Анна, эта ночь - последняя, что выпала на мой век. Поэтому, испросите у него прощения, и обнимите за меня.

- Нет, нет, милый Робин! Вы будете жить еще долго и счастливо! Вы сами обнимите сэра Ханта! Все будет хорошо...

Анна говорила ещё что- то, с тревогой вглядываясь в мои глаза, Марио прижимал к моей груди платок, останавливая кровь, а я улыбался. То, что я сделал сегодня, было лучшим из моих деяний. Я спас людей, я вновь обрёл свою дорогую подругу, которая осветила своим присутствием эту ночь, и которая сейчас говорила что - то, склоняясь надо мною, но я уже почти не слышал её. Я смотрел на серые капли дождя, летящие из- под черного купола неба, и улыбался. Как хорошо... Как хорошо!

Глава 2. "Странное место"

Очнулся я в странном рассеянии света. Я лежал. Рубаха моя была расстегнута, а рана прежде зиявшая в груди, затянулась и стала аккуратным шрамом. Где я ? Сколько времени я здесь? Мысли бешено роились в моей голове, и внезапно непонимание времени и окружающего меня пространства сменилось страхом.

Я вскочил на ноги. Чувствовал я себя хорошо, если не сказать, превосходно. На первый взгляд, одежда моя была всё той же, что и раньше, но выглядела как новая. На месте и шпага, и увесистый кошель с деньгами... В мыслях пронеслись события недавней драки в "Гербе Адмирала", погоня, рана в груди, потеря сознания... Где я теперь? Что это за место? Все плывёт в каком- то тёплом сером тумане. Стен и пола не видно, но они здесь точно есть.

2
{"b":"576170","o":1}