ЛитМир - Электронная Библиотека

Справа от меня сиял яркий свет, слепящий глаза, а слева уходил вдаль тёмный коридор, в глубине которого было так же темно, как внутри сундука, стоящего в подвале в безлунную ночь.

Нужно было идти, хоть я и не знал, куда ведут два пути. После недолгих раздумий я прикрыл глаза рукой, и направился к свету. Я долго шёл, не смея открыть глаз, боясь ослепнуть. Вскоре, пространство вокруг меня стало наполняться звуками, и я решил, что выбрался из сумрачного коридора на многолюдные улицы Лондона.

- Вот, черт! - выругался я, когда понял, что свет, окружающий меня, стал ещё ярче. Он словно окутывал меня плотной пеленой, и дальше моего носа был только свет, свет, свет, яркий и белый, как молоко, и в нём невозможно было что- либо различить. Даже природу почвы под моими ногами. Повсюду был только свет, яркий и пронзающий.

Всё так же прикрывая глаза, я повернул обратно. Я почти бежал, вытянув вперёд руку, и в скором времени оказался в том же месте, в котором очнулся.

- Осталась только одна дорога - подумал я и твёрдым шагом двинулся в темную глубину коридора.

Сколько я шёл, не знаю. Но теперь меня окутывал густой мрак, в котором нельзя было разглядеть ровным счетом ничего. Время от времени я чиркал в темноте кремнем, чтобы рассмотреть пространство вокруг себя, и вскоре увидел резко уходящую вниз лестницу.

Мои шаги гулко отдавались эхом в окружающем мраке. Чем ниже я спускался, тем жарче становилось вокруг. И вот, когда пот стал течь с моего лица крупными каплями, я приметил впереди себя далёкие, и едва различимые огоньки. Пахло серой.

Миновав добрую тысячу ступеней вниз, я оказался на каменистом плато. Темнота вокруг меня прояснилась, благодаря необычным рыжим огням, которые хаотично вспыхивали, то тут, то там, то снова гасли. Я стоял на протоптанной дорожке среди угловатых камней и чёрных скелетов деревьев, смыкающих над моей головой жуткую неподвижную арку, под которой я продолжил своё путешествие, положив, на всякий случай, руку на эфес шпаги.

Тропа неровно извивалась, и вскоре привела меня к высокой каменной изгороди, покорить высоту которой у меня не было никаких шансов.

Пройдя вдоль ограды некоторое расстояние, я оказался рядом с коваными воротами, какие обычно ставят в своих имениях богатые господа. В воротах была предусмотрена калитка, которая, к моему сожалению, была заперта на хитроумный замок.

За вратами виднелся спящий в темноте город. Его полуразрушенные башни и шпили тонули во мраке низкого, тёмного неба. Слышались редкие голоса, и где- то вдалеке гулко ухал колокол.

Этот город поражал своим отталкивающим величием. Именно такими, только яркими и солнечными, мне представлялись города, построенные великими королями из старых сказок и легенд.

Черные стены и башни смотрели на меня сотнями темных окон, бойниц и арок. Повсюду, неподвижные и молчаливые, возвышались колоссальные герои и чудища, застывшие в камне.

Город, конечно, был не Лондон со всеми его красотами и великолепием, но другого здесь не было, а посему мне взбрело в голову немедленно в него попасть.

У ворот, покосившийся и неприветливый, стоял небольшой домик, в окне которого, к своей радости, я заметил тускло горящую свечу и решился постучать в мутное стекло.

- Кого там черти принесли? - раздался старческий голос, и низенькая дверь со скрипом отворилась.

Передо мной стоял лысый, с глубокими морщинами старик. Его тяжелые брови сердито нависли над маленькими, как у поросенка, глазами, а уголки губ были недовольно напряжены. Одет он был в белую рубаху, в потрепанные штаны с кожаным поясом, рваную треуголку набекрень, а на ноги были натянуты сбитые кожаные башмаки.

- Кого, спрашиваю, черти принесли? - повторил свой вопрос старик, уперев руки в тощие бока.

- Прошу прощения за столь поздний визит, но не могли бы вы сказать мне, где я оказался?

Старик поднял бровь, и скривил рот в ухмылке

- У черта на куличках! - ответил он и злорадно хихикнул. - А ты разве один?

- А разве со мной должен быть ещё кто - то? - спросил я старика.

- Обычно, сэр, по доброй воле сюда не приходят! Сюда приводят, если хотите знать!

- Не важно!- ответил я - Вы, сэр, не ответили на четко поставленный мною вопрос: Где я?

- Я уже ответил на ваш вопрос, сэр, и тоже довольно ясно! А если вы изволите и дальше мне дерзить и настаивать, то катитесь отсюда куда подальше!

Слова старикашки разозлили меня, но неизведанность и странность окружающего меня пространства заставили проявить смирение.

- Прошу вашего прощения за то, что показался вам дерзким. А не соизволите ли вы открыть эту калитку и пропустить меня в город?- попросил я - У меня совсем нет желания вернуться туда, откуда я пришёл.

- Соизволю, если вы, сэр, есть в списке. Сию минуту проверю!- ответил старик и вытащил из дому толстую, растрепанную тетрадь, и спросил моё имя.

- Моё имя Роберт Хант, сэр! - ответил я, не понимая, о каком списке идёт речь.

С напряженным видом старик шарил глазами в тетради, и с хлопком закрыв её, громко сказал:

- Ваше имя было вычеркнуто из списка девять дней назад леди Анной Дональбейн и неким Марио Пазолини! - поджал губы старик - Сожалею!

Непонимание происходящего раздражало меня все больше. Анна? Марио? Они - то здесь откуда? Что вообще происходит? Что это за место? Что за старик?

- Требую немедленно впустить меня в город! - повысил я голос.

- Черта с два! - напружинился старикан - Иди, и радуйся, что на этом месте для тебя всё закончилось!

- Сдаётся мне, сэр, вам давненько не давали хороших тумаков за ваши дерзкие словечки!- сказал я, двинувшись к старику с твердым намерением устроить ему хорошую взбучку.

- Буду рад, щегол, если ты окажешься достойным противником! - в глазах старика вспыхнул азарт, а в руках невесть откуда появилась увесистая дубинка.

Не успел я схватить старика за ворот, как получил в лоб честную затрещину. Старикан ловко орудовал дубинкой по моей спине, голове и рукам, и прыгал вокруг меня резвее десятилетнего сорванца, не уставая сыпать на меня колкие ругательства.

- Хватит, или ещё пару раз вмазать? - скрипучий голос был пропитан задором и бравадой.

Что со мной стало? Я не нашёл в себе сил противостоять наглому, гнусному старикашке. И вот, теперь я лежу на горячей земле, извиваясь под ударами дубинки.

Старик, оседлав меня, утёр со лба пот рукавом рубахи, и со смехом хлопнул меня по плечу:

- Всё, будет с тебя! Повеселил старика! А теперь проваливай отсюда, покуда я не передумал!

Обида и злость клокотали во мне. За годы лихих приключений я привык к тому, что финалом любой драки и перепалки был мой удар. А теперь я лежу лицом вниз, избитый, и надо мной глумится мерзкий старикан.

- Ну, держись! - крикнул я и скинув его со спины, и встал на ноги. - А на кулаках ты можешь?

- Обожаю боксировать! - радостно вскрикнул старичок, отбросив дубинку, и ринулся в бой.

Мы тузили друг друга от души. Наши носы были разбиты, под глазами выскочили синяки, но мы били и били друг друга, что есть силы.

- Сдавайся! - крикнул старик - Все равно не одолеешь меня!

- Сами сдавайтесь, сэр! - ответил я и крепко ударил старика в ухо.

В этом невысоком, подвижном человеке было столько задора и нехарактерной для его почтенного возраста силы, что даже я мог ему позавидовать. Он порхал, как бабочка, удары его были сильны и резки, как у молодого бойца.

Я начал чувствовать, что силы изменяют мне, но в этот момент я ухитрился схватить старика за туловище, поднять над собой, и с силой ударить об землю. Старик крякнул, однако тут же, как ни в чем не бывало, вскочил на ноги и вытянул перед собой руку.

- Достаточно! - почти приказал он. - А теперь иди туда, откуда пришёл!

- Увольте, сэр! - ответил я - Я буду драться с вами до тех пор, пока вы не изволите открыть передо мною эти вот ворота!

- По правде говоря, я впервые вижу дурака, который добровольно желает попасть за эти ворота! - задумался старик - Так, ты и вправду ничего не знаешь?

3
{"b":"576170","o":1}