ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

За окном продолжал бушевать ветер, но в душе было спокойно. Демоны куда-то исчезли. Скорее всего, их победила светлая, чистая, настоящая любовь.

Но счастье настигло не только Полли, но и Бетти и Фредди. Бетти провела в этот мир новую жизнь. Фредди взял на руки теплое тельце, это была девочка, девочка, которую они так ждали. Фредди решил назвать ее Селестой Оннориной. Его старший сын приехал в роддом посмотреть на это маленькое чудо, но Рэй переживал сейчас особые чувства, он хотел погубить в себе любовь, сопротивляющуюся и просящую о пощаде. В его сердце было слишком много эмоций, но и у его избранницы сердце трепетало, как опаленное крылышко бабочки на ветру.

***

Ноябрь 1995.

За это время в жизни Рэя много что изменилось. Он много работал, хотя он был больше мальчиком на побегушках, нежели помощником. Его начальник Вильям Мелоуз был довольно грубым в общении человеком, но со своими клиентами он был сама вежливость. Он умело их убеждал, приводил к своему решению. Рэй же порой ухмылялся, видя, как можно решить проблему, как можно более изящней выполнить проект. Как-то эту ухмылку увидел мистер Мелоуз, он грозно посмотрел на него:

— Что ты смеешься, студент? — спросил он.

— Просто, — Он подошел, — здесь более простое решение, — Рэй быстро что-то начертил, показывая клиентам проект первого этажа дома.

— А ты смышленый, парень, — мистер Мелоуз потрепал его плечу, когда ушли клиенты. — Так не скажешь, что на втором курсе учишься. Из тебя получится хороший специалист, только не женись рано — все испортишь.

Снискав благосклонность, он привел своего друга Джонатана Харриса, эта блестящая двойка, как назвали их, была в фаворе. Вскоре им доверили вести некоторые проекты. Кто бы мог подумать: им нет и двадцати, — и такие преуспевающие. Девушки бегали за ними толпами, только Рэй не хотел отношений на одну ночь, а Джонатан был влюблен в его сестру, поклявшийся, что не обидит ее. Ей было уже пятнадцать лет, и она цвела в ту пору, как цветок розы. Хотя сам Рэй только смеялся по этому поводу, говоря, что когда-нибудь Джонатан забудет это ребячество и будет встречаться со своими ровесницами.

После расставания с Лили Роуз он не хотел искать любовь. Расстались они тихо в одних из вечеров, что проводили всегда вместе. После бала прошло всего три месяца, и только потом они поняли, что ни сексуально, ни личностно не подходят друг другу. Они оба мечтали о карьере и строили планы, где не было друг для друга места, а потом Ли-Ро увлеклась другим, и это он заметил сразу же. Рэй, что не терпел предательства, просто предложил то, что они хотели оба, — остаться друзьями; даже спустя годы они не вспоминали об «этом минутном помешательстве».

Этот другой был шеф-поваром в «Орсо», его звали Мартин Купер. Они познакомились на выставке современного искусства, и чувства захлестнули их так же быстро, как когда-то было и с Рэем. Он был потрясающем человеком, много знал, много читал и, самое главное, он был старше ее почти на тринадцать лет, но этот жизненный опыт не пугал девушку. Мартин не считал себя супер самцом, но почему-то женщины млели при виде его. Конечно, в нем было что-то магическое, Ли-Ро, например, любила его серо-зеленые глаза и жесткие черты лица, русые кудри и гибкий стан.

Они были страстными любовниками, и спустя два месяца она переехала к нему, тем более что Кэрри и Ли недавно поженились и хотели быть только вдвоем. Рэй пожелал ей счастья, а она всей душой хотела, чтобы он встретил свою единственную любовь. Дженни спокойно отнеслась к таким поворотам в жизни дочери; никто не вникал в суть их расставания, а к Мартину все отнеслись тепло, ожидая, что скоро произойдет их обручение, а потом и свадьба.

***

— Диего! — она хотела было повиснуть на нем, но наткнулась на тяжелый взгляд. Диего жестом остановил ее.

— Карен, какого черта ты мне закатила эту сцену ревности?! — крикнул он.

Вчера он сдержал себя, когда весь вечер в клубе она пыталась оттолкнуть от него двух девушек, которых он почти затащил в постель. С Карен Спаркс они дружили уже два года, вместе учились. Карен, безусловно, очаровательная девушка, но он был не намерен переводить их дружбу в разряд любви.

— Я ничего не сделала, — поджав губы, ответила она.

Она любила его, а он смотрел на всех остальных. Карен делала модные прически, безупречный макияж, одевалась так, что остальные мужчины сворачивали шеи, но Диего было все равно.

— Хватит, Карен! Чего ты хочешь от меня? — Диего смотрел на нее, не моргая, отчего Карен сжалась.

— Я... ничего, — запинаясь, сказала она.

— Что у тебя за мысли? — он указал пальцами на копну темных волос, ее ореховые глаза пугливо опустились.

— Я думаю о тебе, ты... — он грубо перебил ее:

— Ты мне никто, Карен, — развернулся и ушел.

Конечно, им было весело, он помогал ей с учебой, она часто подтрунивала над ним. Он никогда не относился к ней всерьез, воспринимая как «своего парня». Чтобы она ни делала, как бы ни пыталась пробудить интерес к себе, все было тщетно. Как же она мучилась, видя, как он каждую неделю клеит новую девицу, а через несколько дней даже не перезванивает ей!

Неделю она не общалась с ним, Карен стирала сообщения на автоответчике, не поднимала трубку, она избегала его. После того как он отверг ее, она решила порвать с ним все связи. Ей надоело унижаться, терпеть его насмешки, его пренебрежение и его ветреность.

Карен не хотела видеть его. Еще две недели она провела в Кенте у родителей, пытаясь выкинуть его из головы. Ей это почти удалось, но когда она сходила с поезда, ее встречал Диего. Карен резко дернулась в противоположную сторону: видеть его и не касаться — выше ее сил. Он догнал ее, хватая за локоть, притягивая к себе.

— Карен...

— Иди к черту! — она попыталась вырваться из его рук.

— Карен...

— Оставь меня! — ее сумка со стуком упала на пол.

— Карен... — Диего прижал ее к себе, целуя в теплые губы. Он сломил ее сопротивление, она обмякла в его объятьях. Только в разлуке он осознал, как ему плохо без нее, без ее нежного смеха, озорных глаз. Он скучал по ней. — Поехали со мной?

— Нет, — отрезала она и смогла наконец вылететь из его объятий, подхватив сумку.

Она кинулась к выходу. Так легко она ему не дастся! Что он себе возомнил, решил, что поцелует ее, и она упадет к нему в ноги? Пусть мучается! Если захочет добиться ее, то придется приложить ему все усилия для достижения цели.

***

Август—октябрь 1996.

Наконец-то Грэй переехал на Стаффорд-Террас. Для него одного квартира оказалась просто огромной. Он быстро нашел работу — помощник к одному дизайнеру по мебели — хотя, как Рэй, не искал благосклонность. Лондон... этот город давно был его городом. Он мало вспоминал о той, прошлой жизни в Ирландии. Хотя он помнил отца и как тот отзывался о Бетти. Грейхем хранил фотографию своей настоящей матери, но Бетти заменила ее легко. Там была не жизнь, там его унижали постоянно за то, что он мечтал быть таким, как Виктор.

Виктора он в живых не застал, зато любил с жадностью слушать рассказы Рэя. Он быстро прижился в этой семье. Бетти делала все, чтобы он забыл кошмары прошлого. Он смотрел на них всех и пытался найти внешнее сходство, хотя бы одно. У него были холодные голубые глаза, как у Элеоноры, например, или такой же вздернутый нос, как у Гарри, или же такие же рыжие волосы, как у Флоры. А все дружно говорили, что он похож на Виктора, как и Джозеф — на него.

Первым, с кем подружился Грей, был Рэй, тот протянул ему руку, и с тех пор они были неразлучны. Ему всегда хотелось иметь брата, и тут он у него появился. Рэй был в этой семье словно заместитель крутого босса. Он заботился о душевном состоянии родителей, о чести сестер, о том, чтобы он не попал в глупую историю. И это все в его молодые годы он делал так, словно прожил долгую, утомительную жизнь.

Но все же они были разными: Рэй — однолюбом, а Грейхем — ветреным романтиком. Ему нравились девушки, нравился этот чувственный мир, что открывала ему постель.

200
{"b":"576423","o":1}