ЛитМир - Электронная Библиотека

- Капитан, я...

- Апробатор! – прогремел Бальшазар, в предупреждении капеллана угадывались угрожающие нотки.

Сантиарх сделал шаг вперед, доставая собственный гладиус.

Приклонив колено, он протянул меч капитану.

- Я полагаю, это принадлежит вам, труп-капитан Керш.

Керш забрал меч у капеллана и отдал свой взамен. Меч капеллана был также наточен и готов к бою, но в нем не было той идеальной простоты, притягивающей взоры присутствовавших. Сантиарх потянулся за гладиусом, но молчаливый воин крепко сжал рукоять, держа оружие перед собой. Каст переводил взгляд с Бальшазара на того, кого он называл Керш.

- Вы пришли за мечом? – пораженно произнес апробатор.

Сантиарх проигнорировал его и обратился к одному из братьев.

- Брат Яфет, свяжись с «Цербером». Передай магистру Ишабоду, что мы обнаружили «Меч Дорна». Скажи ему, что он – в руках труп-капитана и будет доставлен на боевую баржу вместе с Кнутом Ордена.

- Никаких астротелепатических сообщений. Никаких призывов о помощи. Но вы все равно летели на Цертус-Минор, - начал Каст. – Чтобы вернуть меч?

Сантиарх вытянулся и навис над апробатором.

- Это не просто меч, апробатор. Это – «Меч Себаста». «Меч Дорна». Священная реликвия для наследников Рогала Дорна. Сам примарх держал в руках это оружие во время атаки на Вечную Крепость и убивал им предателей в Битве в Железной Клетке. Это – символ нашего нерушимого единства и жертвы, на которую пошли сыны Дорна, разделившись на Ордена согласно Кодексу Астартес. Это – часть истории Империума, прошедшего жесточайшие испытания.

- И капитан украл его?

- Труп-капитан заслужил его, - поправил Бальшазар, его взгляд пересекся с взглядом Кнута. – Он заслужил честь владеть клинком целый год, победив своих противников в Пире Мечей. Он по праву принадлежит труп-капитану.

- Тогда зачем забирать его?

- Керш должен был послать Меч Дорна на фригате «Шрам» на наш родной мир, Эскара, где он бы надежно охранялся. Вместо этого он оставил меч у себя и послал обычный клинок, который обычно вручают неофитам при их вступлении в братство.

- Зачем он это сделал? – спросил Каст, присев прямо перед Кнутом. – Капитан, зачем вам это?

Керш не ответил. Он не отрывал свой взгляд от сантиарха.

- Возможно, чтобы встретиться с магистром Ордена, - произнес Бальшазар, в его глубоком басе чувствовались нотки осуждения. – Однажды, ему уже отказали. Его действия могут расцениваться как политический акт. Причины, побудившие его сделать это, известны лишь самому труп-капитану. Я знаю одно – даже сегодня Меч Себастуса продолжает объединять сынов Дорна, когда на нашу долю выпадают тяжелейшие испытания.

Каст придвинулся ближе. Смрад крови, заляпавшей доспехи Кнута, заставил апробатора слегка отшатнуться.

- Труп-капитан, я представляю интересы Святых Ордо. Я должен знать, что здесь произошло. Все это требует детального объяснения.

Неожиданно, Керш пришел в движение, заставив апробатора отшатнуться еще больше. Вызвав очередное кровотечение своим резким движением, труп-капитан выронил клинок неофитов и потянулся к могильному надгробию. Лицо капитана исказилось от боли. И Бальшазар, и апробатор – оба пытались помочь ему, хотя не имели ни малейшего представления о природе его действий. Наконец, керамитовые пальцы Кнута коснулись сигнальной бирки на надгробии. На камне было выгравировано: Эрсэбет Дорота Каталл. Внутри, как и в тысячах других надгробиях находился колокольчик. Каст застыл, полагая, что этот инструмент был частью ритуала Экклезиархии или местной традицией. Трясущимися пальцами он активировал устройство, и звонок издал слабый звон. Сдиратель повторил действие еще пару раз и, неожиданно, звонок стал самостоятельно издавать последовательность звуков.

Каст и сантиарх переглянулись. Вокруг них раздавался звон колокольчиков, настойчивые трели призывали к быстрым и решительным действиям. Апробатор придвинулся ближе, чтобы изучить устройство. Он увидел щели для подачи воздуха и провода, уходящие вниз под землю. Он повернулся к Бальшазару.

- Мертвые восстают из могил, сантиарх. Это – чудо.

- Апробатор! – позвал сержант рейнджеров, стоя рядом со связистом. – Команды спасателей докладывают о стуке, доносящимся из руин Мемориального Мавзолея.

Новый понтифик запрашивает помощь от Ордо и Адептус Астартес для извлечения выживших и остатков Умберто Второго.

- Передайте понтифику, что нам понадобятся лопаты, - ответил Каст. – Много лопат.

Пока хор колокольчиков продолжал звучать среди поля битвы, глаза апробатора остановились на объекте, вкопанном в пропитанную кровью землю. Достав его и обтерев, Каст обнаружил, что это – кристаллическая пластина с названием и изображением. Он уже не раз видел, как подобные пластины, называемые картами таро, используют астропаты для предсказания возможного будущего. В нижней части пластины было написано «Бог-Император» и изображен иссохший труп, сидящий на Золотом Троне среди древних машин из золота, стали и меди.

- Бог-Император... - с благоговением пробормотал Каст.

Бросив взгляд под ноги, апробатор обнаружил еще две пластины таро, обе – среди следов резни, рядом со свежими могилами. Участки на кладбище были помечены картами с изображением Бога-Императора. Каст тряхнул головой. Он видел, как гвардейцы бросают игральные карты на трупы солдат противника, как показатель своего успеха. Данная практика была присуща некоторым полкам, но никогда пластины не служили отметкой для живых, выживших в битве. Вернувшись к раненому Сдирателю, апробатор показал ему карты.

- Что здесь случилось? – спросил Каст.

Он протянул Кнуту пластинки.

- Я должен знать все. Расскажите мне.

- ...или учения нашего основателя Деметра Катафалка. Я знаю, что видел на Цертус-Минор. Я плохой рассказчик. Я прожил жизнь воина. Простую, но полную смерти и тьмы, и необходимую для выживания Империума. То, что пришлось испытать мне – хорошо понимают другие воины. Братья, являющиеся доказательством существования Легиона Проклятых. Интервенция извне. Помощь, необъяснимая, но молчаливо предложенная. Вечное возмездие, исчезающие также незаметно, как и появилось. Я оставляю Имперским ученым и служителям Святых Ордо объяснения этому странному, но желанному феномену, будь то братья, потерянные в Море Душ, разложение, находящееся за пределами нашего понимания, или – проявление божественной воли. У одного Ордена, название которого я запамятовал, есть прекрасное выражение. Их лозунг звучит как «Ин дедикато деус императум ультра артикуло мортис», что значит: За Императора даже за гранью смерти. Возможно, проклятые легионеры следуют этому пути. Возможно, однажды я узнаю правду. Боевого брата, решившего служить вечно Богу-Императору, может поджидать и более худшая судьба.

Из «Воззвания к проклятию»

Речь магистра Ордена Сдирателей, Захарии Керша.

74
{"b":"576470","o":1}