ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ленуська, привет. Что-то вибер тормозит. Плохо тебя слышу. Как вы? Анализ для временного проживания сдала?! Я верила, что у тебя все получится, душа ты моя. Очереди бешеные везде?! Пешком 7 километров каждый день ходишь, потому что денег на трамвай нет?! РВП получили?! Молодец!!! Как я рада! Депрессия? Плачешь? Держи-и-ись. Смотри, какая красота, мимоза цветет. Я, кажется, влюбилась. Ленка, он женат.

И снова звонки-звонки друзьям, таким же переселенцам. Звонки туда домой. Живы? Стреляют? Звонки новым друзьям. Все хорошо. Все живы.

Дима звонит)))

– Привет, соскучился по тебе.

Блин, а вдруг он влюбился? Имеет ли она право? Собрать весь ворох мыслей немедленно, наступить на горло своей песне, и все в коробку воспоминаний. Пока не поздно. Как лучше написать: «Дима, это все неправильно. Нужно остановиться, пока это все не зашло слишком далеко.» Если быть абсолютно честной, то она боялась просто потерять контроль над ситуацией и над собой. Имеем ли мы право любить? А имеем ли мы право дышать? Входящее сообщение от него))))): «Добрый вечер, радость моя. Появилась свободная минутка, спешу послать тебе свой поцелуй и пожелать спокойной ночи». «Радость моя» расплылась в улыбке, удалила так и не отправленное сообщение. Контроль потерян… но она чья-то радость. Как мало нужно женщине для счастья.

***

Видеозвонок по виберу:

– Дима, милый. Я мучаюсь, просто изнываю уже без тебя. Хочу тебя увидеть на день-на два… на час. Прикоснуться к тебе.

Блин, как видит его, так внизу живота тянет, женщины поймут. Блин, это он такой красивый возвращается вечером к ней. Что это? Ревность?! Она – разумная женщина, и приступы ревности ей совсем ни к чему. К тому же у такого человека наверняка достойная жена, плохую бы он себе не выбрал. Блин, каждый вечер домой, в ее дом. Послать бы его ко всем чертям. Больше звонить не буду.

***

– Доброе утро, солнышко. Дмитрий, вы такой красивый, когда хмуритесь. Очень занят? Хорошо-хорошо. Можно я буду просто твоей молчаливой галлюцинацией и буду висеть маленьким окошком на экране твоего компьютера.

За последнее время она поняла, что значит быть женщиной. Видеть, как у твоего мужчины расправляются крылья. У твоего? Может, у чужого? Нет, у моего мужчины. Пусть хоть на сегодня, хоть на всегда, но моего мужчины. Отдавать ему всю себя, наполнять его своей энергией. И иметь в избытке. Чтобы отдавать ему снова завтра.

– Дима, мне очень страшно. У меня такое чувство, что земля из-под ног уходит. Я не боюсь трудностей. Я просто боюсь этого жуткого чувства, что я не знаю, где мой дом.

Блин, зачем она ему. У него ведь все хорошо. Теплый дом, жена…

– Дима, я скучаю.

***

– Алё, Нюрочка! Как вы? Холодно на полу спать? Диван старый подарили? Слава богу.

Снова новый день. Вопросы, задачи. Так постепенно. Шаг за шагом. Не оглядываемся. Вопросы, задачи. Квитанции. д. Свет, вода, газ, электричество, аренда квартиры, школа, музы кальная школа.

– Мамочка, привет. За гуманитаркой стояла?! Не стреляют?! Мама, не плачь. Мы увидимся. У меня все хорошо, как всегда. Все прекрасно. Киев – город возможностей.

Работа-работа. Позвонить знакомым. Обязательно где-то нужен такой специалист, как я. Это не поражение. Это просто новая ступенька. Диме больше звонить не буду. Слишком много чести.

– Да, милый, здравствуй) Пойду ли за тобой, если позовешь? Да, на край света. В Москву на выходные? Ди-и-и-м)

Не верьте тем, кто говорит, что женщины бывают взбалмошными. Женщины бывают взбалмошными и истеричными просто не с теми мужчинами. И мужчина такой не обязательно плохой, просто не тот. Женщины подобны океану. И даже если на поверхности волны, то в глубине тишь и покой. Мы отдаем им свою энергию для новых достижений, они дают нам покой. Уткнуться носом в подмышку и спать, и пусть целует меня, сонную. Независимые? От чего? От любви. Ну-ну. А я буду послушной и ласковой, и очень зависимой. Ну и что, что другие говорили, что характер строптивый. Не те говорили. Что их слушать?

Стоит ли ему говорить о том, что мне предстоит операция? О таких вещах не говорят. Интересно узнать бы его реакцию, не испугался бы, если бы знал. Скорее всего, расстроился бы.

Больше всего женщины хотят «строиться» и подчиняться мужчине. Только не всякому это под силу. Не всякой по нраву. Это вечное противоборство: кто кого. И перед тем только хочется прогибаться, кто об этом не просит. Парадокс женской души. Столько книг написано на эту тему. А ларчик просто открывался. Дай любовь – и получишь в ответ еще больше.

Больше всего мы, женщины, боимся мужских сомнений. Вдруг скажет что-то не так или не поддержит, боимся прочитать это в его глазах. И мы прячем голову в песок, нет, мы убегаем, чтобы не дай бог не увидеть проскользнувшую тень сомнения в его в глазах. Проще уйти, чем позволить ему быть не героем. Это страшное вдруг. А вдруг не испугается?! Это еще же страшнее.

– Привет, как сынок?! Да все здорово. Одноклассники сказали, что он «очень классный чувак», потому что видел людей с автоматами и танки. Как бы не возгордился))Ты как?

Она чувствовала, что ее жизнь меняется, просто на каком-то физическом и метафизическом уровне. Все, новый поворот, русло реки поменялось, меняются и окружающие декорации. Страшно-то как. Тебя несет течение жизни, ни опознавательных знаков впереди, ни указателей, куда прибиться к берегу. Выдыхаем и гребем. Все будет хорошо. Отпустить бы все тревоги. Может, поделиться с ним?!

Фотографии в мобильном. Хит этого года: окна, заклеенные скотчем, и иконы. Как будто это поможет? Физика и лирика. Разум и душа. Практическое действие и молитва к Богу. Город разбитых надежд и икон в окнах. Мой город, которого больше нет. Во всяком случае, для меня. Даже если надежда уходит, губы все равно шепчут молитвы. Это странное чувство. В критических ситуациях, оказывается, приходит не страх, а безысходность. Как тогда, когда они с братом сломались на машине между двумя блокпостами. Такое чувство, что ты слышишь эту песню в ушах «This the end my friend». Тоскливая очень песня. Солнце садится. Медленно так, как до войны. Темнеет. Слева на дороге рытвины от снарядов. Справа покореженные мачты электровышек. Впереди обожженный автобус одиноко зияет своей пустотой. Дым из-под капота. Остановились. Машина дальше не едет. И безнадега. В человеке всегда сочетается несовместимое. В таких ситуациях человек вспоминает сразу о Боге и о не-Боге. Матерится, курит и читает «Отче наш». Матерится, курит. Пешком не дойдешь. После заката могут начать стрелять. Судя по рытвинам на дороге, сюда как раз долетает. Твою ж мать. На поле тоже нельзя. Говорят, там мины. «Отче наш, ижи еси на небеси…» Вокруг не души.

– Доброе утро, мой милый. Ты видишь мир через призму меня?! Моими глазами?! Я тебя люблю…

И она закрывает сильнее глаза, чтобы он не все увидел. Все-таки «любовь долготерпит и не ищет своего». Мы в ответе за того, кого мы приручили. Он говорит, что она его приручила. Блин.

Операция. Есть три варианта. Все пройдет само, чудесным образом рассосется. Врач говорит, что медицина бессильна. Только резать. Это медицина бессильна. Наверняка есть другие варианты. Комок в горле. Только не нервничать. Иначе опять соберется жидкость: проколы и откачивать. Неприятно, как будто вампир покусал, причем сразу в нескольких местах. Нервничать противопоказано. Взрыв на шахте в Донецке, 34 погибших. Хоть бы не мои.

2
{"b":"576602","o":1}