ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мы убеждены, что после начала перестройки в СССР публикация такого рода не была неожиданностью для нашей матери. Помним, она показала нам статью, занимавшую целую страницу. Мама сразу обратила внимание на несколько пассажей, которые делали почти невозможным их обсуждение с ней.

В статье говорилось, что Каридад Меркадер была любовницей нашего отца, и это он вынудил её привлечь Рамона к убийству Троцкого.

В статье было мало аргументов и ссылок, но написана она была, конечно, эффектно, да и по тем временам должна была быть настоящим откровением для миллионов наших сограждан. Мы не могли не обратить внимание на то, что мать была сильно опечалена, и решили, что такие чувства вызвали именно строки, связанные с отцом и Каридад.

Мы стали успокаивать её: «Послушай, ведь всё это было ещё до войны, задолго до того, как ты познакомилась с отцом».

На наш вопрос, знала ли она обо всём, что описано в статье, мать ответила с улыбкой: «Всё может знать только Господь Бог…»

На предельной высоте - image40.jpg

Надпись на «Литературной газете» рукой Музы Малиновской

Глава IV. ПАРАШЮТИСТКА МУЗА МАЛИНОВСКАЯ

«Здравствуй, моя дорогая, маленькая девочка — моё большое счастье. Уже две недели, как ты уехала, а мне кажется, что это было только вчера: так остро и тяжело я переживаю нашу разлуку. Даже сейчас, когда пишу это письмо, я прислушиваюсь к каждому шороху. И мне кажется, что вот-вот ты войдешь, и я увижу тебя — такую близкую, такую родную. Меня очень тревожит твоё молчание. В чём дело? Может быть, ты передумала, может быть, ты решила изменить данное мне обещание. Моё решение, о котором я тебе говорил, сегодня остается также твердо и без изменений. И я не думаю его менять. Сообщи, родная, с первой оказией, как ты доехала, как здоровье, как твои близкие, как тебя встретили, что будешь делать. Ну, пока всё. Целую тебя, моя родная, моё счастье.

10 мая 1942 года Твой Леонид»

Это письмо пришло в Москву из Стамбула. Сложенное в несколько раз, оно путешествовало в кармане дипкурьера. На нем не было ни фамилии человека, которому надо было вручить письмо, ни адреса: только два слова «Лично Музе». Запечатано оно было сургучной печатью.

Сначала кажется, что это письмо взято из книги какого-нибудь писателя или поэта, человека возвышенных эмоций и идей, а, может быть, это даже не настоящее письмо, а вымышленное, написанное для того, чтобы украсить какое-нибудь произведение. Но это письмо нашего отца к нашей матери. Много лет спустя мы узнали, что оно было переправлено «с нейтральной полосы», то есть из-за границы.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 июня 1941 года за операцию «Утка» Н.И. Эйтингон был награжден высшей наградой родины — орденом Ленина. Отмечая награждение в этот же день, за 5 дней до фашистского вторжения, в номере гостиницы «Москва», Эйтингон сказал Судоплатову: «То что происходит на границе не провокация, а война». Он знал, что нашествие гитлеровцев неизбежно, и был внутренне готов к нему. Это трагическое событие в жизни страны сделало неизбежной его встречу с женщиной, которая стала «музой разведчика», его вдохновением.

На предельной высоте - image41.jpg

До встречи с ней оставалось всего три недели.

Имя Музы Малиновской прозвучало на всю страну ровно за шесть лет до дня награждения Эйтингона высшим орденом страны. 17 июня 1935 года все газеты Советского Союза сообшили о том, что в районе Химок был установлен новый мировой рекорд — девушки-парашютистки прыгнули с высоты 7035 метров без кислородных приборов. Кроме того, это был первый в мире групповой прыжок женщин-парашютисток. Его совершили 6 девушек и среди них была Муза Малиновская.

То было время, когда каждый молодой человек в стране бредил самолетами, планерами, гоночными автомобилями. Страна создала мощный промышленный потенциал, позволивший строить огромные воздушные и океанские корабли, тысячи людей учились новым, до этого мало распространённым профессиям, и романтика воздушных и морских приключений заело-няла собой мелочи неустроенного быта, напряжение тяжёлого труда. Спортсмены мечтали побить мировые рекорды, учёные — создать принципиально новые машины, конструкторы — построить межпланетные корабли. Лозунгом дня было «Выше, дальше, быстрее!»

На предельной высоте - image42.jpg

Муза (в центре) и девушки-парашютистки

Муза вышла из этой бурлящей молодёжной среды, но ей повезло больше, чем миллионам её сверстников. На какой-то миг она стала звездой. Все газеты пестрели фотографиями спортсменок. Их принял в Кремле Сталин. Они были награждены грамотами ЦК. ВЛКСМ. Они стали известны, любимы, уважаемы всеми. А Муза к тому же была молода и красива, училась в Институте физкультуры, кроме парашютного спорта занималась планеризмом, училась летать на самолете У-2. Она жила полной жизнью, была счастлива и весела. У нее рос маленький сын. Она была лектором Общества «Знание», с лекциями объехала всю страну. После её рекордных прыжков она побывала в гостях у Горького, подружилась с его семьей, была знакома с известными лётчиками и моряками.

На предельной высоте - image43.jpg

После посещения с лекциями Чувашии Музе подарили национальный костюм, который по прибытии в Москву надо было сдать в музей.

Она решила оставить на память хотя бы фото

В её жизни было много интересных людей, с которыми она общалась, но среди них не было разведчиков, и она, наверное, даже и не предполагала, что когда-нибудь её жизненный путь пересечётся с одним из них. Однако судьба свела её с человеком, труд которого был совершенно неизвестен не только широкому кругу людей, но даже сотрудникам той организации, в которой работал. Его труд был важнее и ценнее для страны, чем труд любой знаменитости из окружения Музы.

Как удивительно, как драматично сложилась жизнь этой женщины! Девичья её фамилия — Вихирева, родилась она в сибирском городе Уфе в 1913 году. Её отец и мать работали в банке.

На предельной высоте - image44.jpg

Муза с матерью. 1913 год.

После революции главу семьи направили в город Иваново, где назначили управляющим местного отделения банка. Благополучие семьи длилось недолго.

Музе было всего 6 лет, когда отца не стало. Кроме нее у матери было еще двое детей, причём они были ещё моложе: одному братику было 4 года, а другому — всего 7 месяцев. Поскольку матери пришлось идти работать, дом и двое маленьких детей оставались на попечении шестилетней Музы.

Долго так продолжаться не могло, и родные уговорили мать Музы, Елизавету, переехать в Москву, где на Воробьёвых горах был небольшой родительский дом, и где за детьми можно было обеспечить хоть какой-то уход. Переезд произошел в 1920 году. Но вскоре родительский дом сгорел, и погорельцам предоставили одну комнату в коммунальной квартире на улице Мархлевского. Муза выросла в этой комнате. После окончания семилетки Муза пошла по стопам родителей и закончила бухгалтерский техникум. Её трудовая жизнь началась в банке в ка- честве бухгалтера-плановика.

На предельной высоте - image45.jpg

Муза готовится к полету

Но скучная и нудная работа была не в характере Музы. Её манили странствия, приключения, общение с интересными людьми. Закончив трудовой день, она бежала в клуб, где можно было заниматься танцами, гимнастикой. Эти занятия тогда ничего не стоили, не нужно было покупать дорогой инвентарь и оборудование: от молодых людей требовалось только желание заниматься спортом или музыкой.

12
{"b":"576669","o":1}