ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мы прошли с тобой долгий путь, Малик. Ты не раз доказывал мне свою верность, не раз выручал меня, а смерть старого короля и вовсе стала моим спасением и вознесла на вершину власти. Но, все же я сомневаюсь, вечная жизнь и свобода от старческой дряхлости, возможно ли это? И что царь демонов потребует взамен? По плечу ли мне будет такая цена?

Малик встал перед правителем и, глядя ему в глаза, мягко заговорил:

— Не время сомневаться, мой князь, я увидел в камне твою победу, верь мне, как верил всегда, и я не подведу. Древняя легенда исполнится, враги будут сокрушены.

— Даже если бы я тебе не верил, бессмертие это слишком притягательная вещь, чтобы хотя бы не попытаться. Но оставим бесплодные терзания, что еще показал тебе камень, что Флориан?

Малик ушел от прямого ответа:

— Я не вижу в нем так же ясно, как сейчас наблюдаю тебя перед собой, это лишь образы, смутные предзнаменования. Но из того, что увидено, я понял одно — будет война, и ты выйдешь из нее победителем.

Опасное задание

Следующим утром, проснувшись и позавтракав, компаньоны начали подготовку к походу.

— Вчера я забыл про наши трофеи. Посмотрим, может для тебя уже есть щит и меч, да и кольчужку примеришь, — сообщил за завтраком Эйнар.

После трапезы, они вышли на задний двор трактира, где лежали приготовленные вещи. Эйнар обрядил Сигмара в стеганый поддоспешник, одел сверху кольчугу, которая пришлась весьма впору, дал в руки щит и дубину вместо меча.

— Одевайся, — сказал он, — мечом позже попробуешь, хороший меч, железо годное, баланс соблюден, оставишь его себе.

Затем, оглядев вооруженного Северина, он крепко погонял его по двору. Солдат бегал, прыгал, приседал и не раз вспомнил родную часть, где похожим образом носился в бронежилете.

— Я смотрю, носить бронь тебе не впервой, это хорошо, меньше придется привыкать, — подметил Эйнар.

— Да, — ответил Сигмар, — у меня даже потяжелее была, а эта лучше, прямо по фигуре идет.

Критично осмотрев трофейные шлемы, контрабандист принял решение купить Сигмару новый:

— Шлемы у них, курам насмех, стены они долбили головами чтоли, другой возьмем, а заодно и броню тебе усилим, купишь чешуйчатый доспех, отличная вещь. Тяжелая и дорогая правда, но может не раз тебе жизнь спасет, как мне в свое время.

А тем временем, тренировка продолжилась.

— Возьми щит, и прими стойку, — приказал Сигмару контрабандист.

Тот вспоминая занятия по ТСБП ВВ [это Тактика служебно-боевого применения внутренних войск] исполнил требуемое:

— Вот так?

— Да, примерно, — внезапно, разбежался и врезался в щит Эйнар, — молодец, не упал, равновесие держишь.

После этого они оба со щитами и дубинками начали тренировочный бой.

— Я вижу, тебя учили биться в строю, это хорошо конечно, но в нашем ремесле бывает и один на один, и один на троих, из-за спины врасплох напасть, тоже по-нашему, так что давай попробуем.

Для начала контрабандист сделал ложный выпад и, ударив по щиту Сигмара сверху, резко ударил ногой вниз, целясь по голени Северина. Однако солдат оказался не промах и вовремя подобрал ногу под щитом, памятуя о схожем случае на занятиях, когда, увидев его торчащую из-под щита ногу, сержант дал ему такого гвоздя [это удар носком тяжелого берца по голени], что Северин еще два дня хромал, но навсегда запомнил, что ноги надо беречь.

Эйнар одобрительно поцокал языком, и продолжил атаку:

— Молодец, помни щит — твоя крепость, поэтому не открывай ворот.

Снизу, сверху, сбоку — удары сыпались со всех сторон, Северин уже запыхался и едва держал натиск. Раз, два, три. Эйнар с силой лупил сверху по щиту. Сигмар, защищаясь, поднимал его все выше и выше. Бах. Острая боль пронзила живот, дыхание перехватило, и Сигмар опустился на одно колено.

— Вот так, — опуская свой щит, поучал контрабандист, — я же тебя предупреждал, не открывайся, поднял щит — получил под дых, был бы удар повыше и если бы я не сдерживался, то сломал тебе ребра. Ну, ничего, тяжело в учении, легко в бою.

Погоняв солдата еще с полчаса, Эйнар дал ему время переодеться и прийти в себя:

— Молодец, Сигмар, постарался, давай иди в баню. Там есть еще теплая вода, умойся, служанка принесет чистую рубаху, потом в город пойдем на торжище. В Старгороде он открыт все время, не как в других городах раз в год или месяц, тут постоянно привозят новые товары и покупают, покупают и привозят, так что сегодня обязательно подберем тебе стоящие вещи.

Северин умылся, впервые за долгое время, увидев в воде стоящей в кадке, свое отражение. За время скитаний по этому миру у него чуть отросли волосы, и появилась кое-какая бороденка. Пригладив ее рукой, он остался доволен увиденным и, переодевшись, пошел искать компаньона.

Пройдя уже известным путем в город, они принялись плутать по извилистым улочкам Торгового квартала. Ясно было, что Эйнар здесь не в первый раз. Он уверено вел своего товарища от лавки к лавке, опустошая свой кошель и набивая кожаную сумку на ремне. После посещения цирюльника, компаньоны отправились к аптекарю. Там Эйнар купил мешочек засушенных цветов и бутылочку с непрозрачной, густой жидкостью, обладающей резким запахом, заплатив за нее немалую цену. Он пояснил Сигмару:

— Эти цветочки, дорогой друг, пригодятся, если тебе вспорют брюхо, тогда я сначала залью рану кипящим вином, а потом засыплю порошком из этих цветов, и, если Незримый помилует тебя, то останешься жив и даже встанешь на ноги.

— А в бутылочке что? — спросил солдат у Эйнара.

— А в ней то, благодаря чему ты не сойдешь с ума от боли, пока я штопаю твое брюхо, а наутро и не вспомнишь, что с тобой было. Это настой дурман-травы. Голову сносит напрочь, главное не переборщить, иначе больной может и не проснуться.

Уже около полудня компаньоны дошли до торжища. Северин увидел огромный рынок, кучи прилавков и разноцветных палаток сливались в целые улицы и районы. Продавалось решительно все: свежайшая рыба, парное мясо, бочки с солониной и квашеной капустой, красные наливные яблоки и спелые груши. Бродили уличные торговцы, неся в руках лотки со свежими, румяными пирогами и горячим сбитнем, экзотичного вида купцы предлагали купить сухофрукты и специи, от которых доносился щекочущий обоняние пряный аромат.

Пробившись сквозь торговцев тканями и портных, товарищи вышли к прилавкам бронников. Обойдя нескольких и приценившись, Эйнар остановился на чешуйчатой броне, закрывавшей живот, грудь и плечи. Вскользь намекнув торговцу, что в соседней лавке просят на 10 талеров меньше, компаньоны вынуждены были выслушать неиссякаемый поток слов, сводящихся к тому, что они де ничего не смыслят, что товар конкурента никчемен и что так тому и быть, купец великодушно скинет пять талеров, своим наивным покупателям. Сговорившись на 80 талерах, товарищи получили в придачу крепкий щит, окованный железом и шлем-мисюрку, со стреловидным наносником и железным шариком на навершии. Контрабандист достал из своей кожаной сумки небольшой тканевый мешок и, упаковав туда доспех, поручил нести его Сигмару, заодно поздравив с покупкой.

Побродив по рынку еще немного, компаньоны отправились в харчевню.

— Ну, Сигмар, большую часть необходимого мы купили, теперь надо бы подкрепиться, да переброситься парой слов с хозяином харчевни «Старгородский мясник». Он мужик надежный и знает нужных людей, подскажет нам, кто свободен и ищет где подзаработать.

— Бойцов нанять это конечно хорошо, но откуда нам знать, что они нас не обманут. А то возьмут деньги и сбегут или того хуже, сами нас порешат, — поделился сомнениями солдат.

— Ну, кто кого порешит, это еще неизвестно, я кое-что умею, да и ты, не дите малое. Но дело даже не в этом, Алто уже который год в этом варится, людей подберет стоящих, кто уже показал себя в деле, таким свое имя поганить ни к чему. Если слух дурной пойдет, то кто их тогда наймет? А по-иному они зарабатывать не умеют, значит один путь остается — на большую дорогу, разбойничать, а через нее и на виселицу. Так что не боись, не обманут, — успокоил Северина ушлый контрабандист.

14
{"b":"576925","o":1}