ЛитМир - Электронная Библиотека

Молодой внук Зельдера не без тревоги наблюдал с крепостных стен, как сверкающая доспехами на солнце змея уползает на простор. Уже на холме передние всадники оторвались от основной массы и ускакали вперед, возглавив авангард, арьергард, напротив, замедлил ход — войско приняло походный порядок.

— Они вернутся, обязательно вернутся. А теперь нам пора вниз, к людям, они не должны забывать своих правителей, — приобнял за плечо юношу его дядька-пестун, в свое время воспитывавший еще сына Зельдера — Альфреда.

Изможденный организм Северина требовал отдыха, а потому солдат проснулся только вечером, обнаружив себя лежащим на мешках с зерном. Он сладко потянулся и замер, прислушиваясь. Их обоз двигался по лесу, ветер шелестел верхушками деревьев, которые окрасило багровым цветом закатное солнце. Иногда повозка подпрыгивала на попадающих под колеса кореньях, в чащобе щебетали птицы, Северин откинулся на мешки и устремил взор на небо, где плыли огромные кучевые облака.

— Я пробыл здесь меньше месяца, а повидал уже больше, чем за всю свою жизнь Там. Правда и по краю прошелся уже не раз, но, черт возьми, оно того стоило. Разве не так ощущаешь всю полноту жизни? Разве не это вдохновляет и будоражит кровь? О, с этим ничто не сравнится. И деньги, ха, в моем поясном мешке лежит вещица, которая стоит больше, чем я бы мог заработать, хоть сто лет горбатясь без продыха в родном мире. Нет, я очень доволен, что так повернулась судьба. Надеюсь, дальше будет не хуже.

Он переполз по мешкам в сторону возницы и похлопал того по плечу:

— Эй, братан, далеко ли от замка уехали?

— Да прилично уже, целый день ехали. Я так мыслю, что передние начали подыскивать место для ночлега.

— Ясно, а друг мой где, здоровый такой?

— Господин Эйнар чтоли?

— Да, да, именно, — покивал Сигмар.

— Он, как выспался, уехал к барону и просил тебя тоже присоединиться к их компании.

— Спасибо, пожалуй, так и сделаю, — поблагодарил мужика Северин и откинулся на мешки.

— Подъезжаем, — разбудил солдата голос возницы. Сигмар привстал и, стараясь удержать равновесие, стал всматриваться вперед. На небольшой лесной опушке растеклись в разные стороны воины барона. Работа спорилась: по кругу расставлялись их повозки, чуть поодаль распрягали лошадей, кое-кто отправился в лес, за дровами, кашевары, подыскивали место для костров, над всем этим слышались окрики десятников и старшин, да изредка зычный голос барона Альфреда.

Среди всей этой суматохи островком спокойствия оказалось поваленное дерево, на котором запросто расселись Эйнар и Зельдер, совершенно не обращающие внимания на царящее вокруг мельтешение. Солдат, заметив парочку, пошагал к ним.

— О, здравствуй Сигмар, ты как? — весело поприветствовал друга контрабандист.

— Хороший сон всегда на пользу, — улыбнулся в ответ Сигмар.

— Чистая правда, тем более, что нам всем скоро будет не до сна, едем то на войну как-никак, — несколько меланхолично добавил барон.

— И что же, уважаемый Зельдер, кто сильнее Атмар или Флориан? — полюбопытствовал Сигмар, наступив на больную мозоль старого рубаки.

Зельдер около часа сравнивал тактику восточных и западных земель, преимущества наемников, морскую блокаду и речную торговлю, силу эрендальской латной конницы и несокрушимую личную дружину Атмара. Когда он прервал речь, небольшой походный лагерь был уже обустроен, от котлов, висящих над весело полыхающими кострами и в которых яростно бурлило варево, доносился приятный аромат мясной каши.

— Ого, похоже, я вас совсем заболтал, пожалуй, мы можем перейти на более удобные места, — подметил барон, и вся компания разместилась возле их палатки, где уже сидел на подвернувшемся пне и утолял жажду из кожаного бурдюка сын Зельдера — Альфред.

Чуть побеседовав, компаньоны приступили к ужину, не отличавшемуся особой изысканностью, но показавшемуся голодному Сигмару, за весь день не съевшему ни крошки, вкуснейшим на свете.

А тем временем, солнце скрылось за горизонтом, и небольшое войско Зельдера окутала тьма, едва рассеиваемая весело пляшущим огнем костров.

Барон Альфред, а также остальные ближние разошлись по своим спальным местам, и товарищи остались наедине с Зельдером.

— Я не настаиваю, но если бы вы поподробнее рассказали о своих злоключениях, я был бы очень признателен.

Сигмар, прежде чем ответить, переглянулся с Эйнаром, тот незаметно кивнул, потом, скосив глаза на пояс, покачал головой.

— Ну, рассказывать особо нечего, мы шли по следу, попали в западню, откуда на нас напали демоны, которых не брала обычная сталь.

— А как же вы до сих пор живы тогда? — недоуменно вопросил барон.

— Все же способы борьбы с ними есть, нас спас Рыжий Ярун. Он заколдовал наши мечи так, чтобы они смогли разить порождения ночи. Но в самое пекло мы полезли, чтобы спасти нашего друга, Хальма.

— И, я вижу, не удалось.

— Именно, я рад, что хотя бы мы сами спаслись, да, кстати, заманил нас в ловушку твой староста — Вельфир, я бы посоветовал приглядеть за ним, когда вернемся.

— Я пригляжу, будь уверен, так пригляжу, шкуру спущу с негодяя, — барон зачесал в затылке, — но что такого Ярун сделал с вашими мечами? Какие слова произнес?

— Этого я не знаю, он не успел открыть своей тайны, как был ранен, — развел руками Сигмар.

— Очень жаль, неизвестно где и с каким противником придется столкнуться.

Поговорив еще немного и вызнав еще некоторые подробности про неведомых чудовищ, старый барон откланялся и отправился в свою палатку.

— Ну, мыслю, ты и сам понял, — проводив барона взглядом, обратился к товарищу контрабандист.

— Что понял?

— Зачем мы к ним прибились.

— Так война началась, охраны у нас теперь нет, тут уж не до поисков. Я так думаю, доложиться надо, о том, что уже сделали, да отсрочку просить или, если повезет, то и помощи, — пожав плечами, ответил Северин.

— Хм, верно молвишь. Надо бы рассказать все, сам знаешь кому. Иначе решат еще, чего доброго, что мы сбежать решили. А тут уж сам понимаешь, что далеко от таких людей убежать не получится.

Уловивший вопросительные нотки в голосе Эйнара солдат внимательно оглядел хмурое лицо компаньона. Северин кашлянул и, поворошив рдеющие угли, объятые затухающим огнем, подытожил:

— Да, тут и думать не стоит о такой глупости. Изловят и шкуру снимут, имени не спросив.

— Ладно, доброй ночи тебе. Пора и на боковую, — поднялся с приземистого пенька контрабандист и направился в палатку.

— Доброй, — эхом откликнулся солдат.

Сон не шел, поэтому Сигмар, подкинув в костер охапку высохшего хрусткого валежника, как завороженный смотрел на вспыхнувшее желто-красное пламя. Внезапно, воровато оглядевшись, он достал из поясной сумки изумруд, добытый ими в бою. Минерал имел продолговатую форму и был похож на застывшую в полете каплю воды, в его зеленоватой прозрачности весело плясали огненные отблески маленького костра.

— Сколько же людей погибло из-за этого камня, — размышлял солдат, — и сколько еще может погибнуть, если кто-нибудь прознает про его существование. А ведь есть связь между камнем и теми чудовищами в подземельях. Как-никак щербина в стене очень ясно показывала, откуда этот Корв добыл изумруд. Даром такие вещи не делают, а значит, попытавшись завладеть сокровищем, он нарушил какие-то охранные чары, тут то и появились проклятые твари.

При этой мысли живот Северина скрутил знакомый холодок страха. Он представил себе, как из тьмы, прямо перед ним проявляется оскалившееся лицо демона, против которого бессильно обычное оружие, а секрет победы над ним, остался у раненного Яруна. Чтобы успокоиться, Сигмар снова принялся глядеть на отблески пламени в изумрудной зелени. Поток мыслей затих, а в камне неожиданно проступили темные, расплывчатые силуэты, оформившиеся в образы воинов, без пощады режущих друг друга, проливая реки крови. Солдат растерянно сморгнул и видение пропало. Решив не искушать судьбу, Сигмар достал свою овчинную скрутку и полез в палатку, где закутался в нее, проспав до самого рассвета.

26
{"b":"576925","o":1}