ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
О чем весь город говорит
Эрхегорд. Сумеречный город
Четвертая обезьяна
Время первых
Купец
Calendar Girl. Лучше быть, чем казаться (сборник)
Спасенная горцем
Детский мир
Время-судья
A
A

– Ребятушки, не знаете ль, где Борича Огнищанина дом?

Смерды остановились:

– Какого Борича? А, чужака, что ли? Во-он за той ивой. Вишь, крыша виднеется?

Найден присмотрелся:

– Да, вижу. Да пошлет Белее здоровья вам, и родичам, и скоту вашему.

– И тебе, тиун, здоровьица.

Простившись со смердами, Найден быстро порысил в указанном направлении. Старательно объезжая лужи – с детства не терпел грязи. Вот и ива, за ней – колючие заросли репейника, а там уж, рядом – окруженная частоколом усадебка. Небольшая – дом с клетью, амбар. Гримнув цепью, у ворот забрехал пес.

– Эй, хозяин! – Не слезая с коня, Найден забарабанил кулаком в ворота. – Открывай поскорее. То я, Найден, тиун княжий.

Постучал изрядно – аж отбил руку. Задумался – и чего там делает Борич, спит уже, что ли?

Наконец за оградой послышался девичий голос – видимо, дворовые Огнищанина усмиряли пса. Заскрипев, распахнулись ворота.

– А нету хозяина.

Выглянула из ворот девчонка – годков, может, шестнадцать – тоненькая, смуглявая, с копной немытых волос и большими темно-серыми глазами. Одетая в длинную посконную рубаху, неподпоясанная, босая. С опаской взглянув на тиуна, пояснила:

– Уехавши хозяин, не сказавши куда.

– Так-таки и не сказал? – недоверчиво усмехнулся Найден.

– У-У – девушка помотала головой. Потом сверкнула глазищами. – На двор не пущу – не велено. Хочешь – у ворот жди.

Найден улыбнулся:

– А водички попить не вынесешь, дева?

– Водички? Да пей, жалко, что ли? – Пожав плечами, девчонка забежала на двор, к колодцу. Зачерпнув водицы, налила в корец, принесла.

– Пей, господине, – потом вдруг улыбнулась лукаво. Тиун-то оказался совсем молодым смешливым парнем! И не скажешь, что тиун. – Что, жена-то не поит?

– Нет у меня жены. – С удовольствием напившись, Найден вытер уста ладонью, вернул ковш и еще раз оглядел девушку. Та смутилась и вмиг юркнула обратно во двор.

– Погоди, дева… – позвал тиун. – Еще не принесешь ли водицы? Уж больно вкусна.

Девчонка снова выглянула из ворот, оглянулась по сторонам воровато – с чего б это? – быстро принесла корец:

– Пей.

На этот раз Найден пил не спеша, разглядывая девушку из-под ресниц. Стройна, худощава, а глазищи, глазищи-то! Еще б приодеть да волосы вымыть…

– Благодарствую, – он протянул обратно корец, улыбнулся, – чего волосы-то не моешь, воды в Волхове мало?

Вспыхнув, девчонка убежала во двор, захлопнув ворота. Вернее, попыталась захлопнуть – Найден заступил конем.

– Уйди, господине, за ради Рода с Рожаницами, – взмолилась девушка. – Осерчает хозяин.

– А, так Борич не отец тебе и не муж? – неожиданно улыбнулся Найден. – Знаешь, рад я этому почему-то.

– Почему ж рад? – тихо спросила Малена, пряча наполнившиеся слезами глаза.

– Так… Как звать-то тебя, дева?

– Ма… Ой, вон он, хозяин. Едет… Ты уж не скажи, что говорил со мною, – жалобно попросила девчонка.

– Не скажу, – кивнув, пообещал Найден, пораженный ее пришибленным видом. Видать, не очень-то добрый хозяин Борич… А девчонка ничего… Красава. Как, она сказала, зовут? Ма… Забыл. Спросить бы – да некогда, вон он, Борич Огнищанин, едет. Увидев Найдена, Борич подстегнул коня:

– Не стряслось ли чего, Найдене?

– Князь велел сыскать быстро, – кивнул тиун. – Грамоты расчетные требует. Готовы?

– Давно уж готовы, – похвалился Борич. – Чай, пять ден невпродых работал. Да ты это и сам ведаешь.

– Ведаю, – согласился Найден. – Это что у тебя за девица, челядинка?

– Ключница. Говорил с ней? – Глаза Огнищанина настороженно сверкнули.

– Нет, – покачал головой тиун. – Видел мельком только. Так ждать тебя?

– А нечего и ждать, – не заезжая в ворота, махнул рукой Борич. – Зовет князь, так посейчас же и едем. А грамоты у меня там, в подклетье. Как господин Конхобар?

– Да как и всегда. Князь приехал – шепчутся. Ну, едем?

Кивнув, Огнищанин поворотил коня.

Фиолетовый вечер сменила ночь, вначале темная – из-за туч, потом быстро светлеющая, наползала-таки с запада чистая полоска неба. Молодой варяг Варг зашевелился на лавке. Открыв глаза, уселся, отбросив в сторону укрывавшую его тело овчину. Осмотрелся вокруг удивленно, миг – и, сообразив что-то, позвал:

– Истома!

Мозгляк выглянул из сеней, узнал уже, кто зовет его, и по голосу, и по горящему черному взору.

– Я здесь,

– Рассказывай, – сверкнув очами, велел друид.

– Все сделал, как ты велел.

Поведав друиду о разговоре с Боричем, Истома выжидательно посмотрел на него.

– Я доволен тобой, – милостиво кивнул князь. – Значит, этот самый Борич – и есть тот, кто нам нужен. Говоришь, он взял мзду?

– Две гривны, хозяин. Губа не дура.

– Пусть. – Друид задумался. – Есть ли вести от Лейва? Что-то засиделся он без дела в своих лесах. И серебра от него давно не было.

– Недавно был от него человек – Лютша, – доложил Мозгляк. – От Лютши этого и узнали кое-что о Бориче.

– Почему не оставили посланника до ночи? – Друид грозно повысил голос.

Истома потупил взор:

– Не смог он. Говорит – быстрее возвращаться надо. А пришел-то, едва рассвело, под утро.

– В следующий раз сделаешь так, как я говорю, – Дирмунд прямо-таки придавил Истому взглядом. – И вот еще… Когда Борич принесет сведения?

– Уже, – довольно усмехнулся Мозгляк. – Похоже, они уже были при нем.

– Вот как? – Друид насупил брови. – А этот Борич не так-то прост. Где грамоты?

– Да вот же лежат, – Истома кивнул на большой сундук перед лавкой.

Дирмунд взял кусочки пергамента и дощечки, повертел в руках, задумался:

– Непонятное какое-то письмо… А, вот и по-нашему… Что это? – вдруг вскричал он.

Истома вопросительно воззрился на друида.

– Здесь написано, что к Ютландцу отправятся шестеро из старшей дружины и двадцать отроков-гридей. Этот Борич не врет?

– Не думаю. Уж слишком сребролюбив, а тут – верное дело.

– Так, выходит, к Ютландцу идет двадцать шесть человек! А всего сколько воинов в Альдегьюборге? Думаю, в несколько раз больше! И все они остаются в городе… Это плохо для наших планов. – Друид надолго задумался. – Вот что, верный слуга мой, – наконец проговорил он. – Я думаю, этот недоносок Хельги просто-напросто обманывает Ютландца – скрывает от него истинное число воинов. Кто приехал от Рюрика?

Мозгляк виновато потупился.

– Не знаешь? – нахмурился Дирмунд. – Узнай. И сделай так, чтобы и он, этот посланец, узнал о задумке Хельги. Пусть потребует всю дружину! Ну или почти всю. Ты понял меня, друг мой?

– Да. – Истома кивнул. – Княже, ты просил устроить жертвенник.

– Сделал?

– Все готово, – встав, поклонился Мозгляк. – В лесу, на том берегу Волхова.

Друид усмехнулся:

– Я доволен тобой. К следующей ночи позаботься о жертве.

– Сделаю, о повелитель!

– Вот-вот. Сделай. И не забудь о дружине. Теперь иди. Мне нужно готовиться к завтрашней жертве, надеюсь, ты ее подберешь.

Махнув рукой, друид выпроводил верного клеврега вон и поднял черные пылающие глаза к небу.

Глава 9

КРУЖКОЙ В ЛОБ

Июнь – июль 865 г. Ладога

Ты и прежде свершал

Преступлений немало,

Жестоких и злобных…

Старшая Эдда. Гренландские речи Атли

– Откуда Хаснульф узнал про дружину? – Хельги вопросительно взглянул на Ирландца. Тот сидел на ступеньке крыльца и задумчиво грыз соломинку.

– Он приходил ко мне поутру, – продолжал ярл. – Ругался. То есть не ругался, конечно, но дал понять, что недоволен. Конечно, хочет получить больше воинов. А мы здесь с кем останемся? Случись что, кто воевать будет? Ополчение? А между прочим, жатва скоро, да и вообще – страда.

Ярл раздраженно сплюнул:

– Не хватало еще ссориться с Рюриком. Но, в самом деле, откуда Хаснульф узнал? Глупый самонадеянный Хаснульф, упрямый осел, каких мало. Его явно кто-то надоумил.

41
{"b":"577","o":1}