ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Обол? – Прокса заинтересованно подошел ближе, спросил недоверчиво: – А покажи обол-то?

– Да вот он, смотри. – Истома раскрыл ладонь. – Видел? – Да уж видел. А не обманешь?

– Родом с Рожаницами клянусь и водяным ящером.

– Ящером? Добрая клятва. Ин, ладно, хватайся за руку – доведу.

Ночь, теплая и влажная, опустилась на город, в темном небе серебрилась луна, на дворе Ермила Кобылы громко стрекотали кузнечики.

– Ишь, расшумелись. – недовольно цыкнул Истома. Пригладив волос, заглянул в клеть: – Можно, господине?

– Входи, – послышался из темноты глуховатый голос. – Надеюсь, ты все приготовил.

– Не беспокойся, князь, на это раз жертва готова!

– Хвалю. Ты нашел место?

– Тут, на заднем дворе.

– Жаль, слишком быстро придется.

– Зато никуда выносить не надо. Здесь же и зароем, Ермил разрешил, только сказал – платите.

– Заплатим, – мрачно кивнул друид. Глаза его горели огнем злобного торжества. Он быстро поднялся с лавки и накинул на плечи плащ:

– Идем.

На заднем дворе уже был приготовлен вкопанный в землю столб с привязанным к нему несчастным челядином Проксой. Подойдя ближе к нему, друид улыбнулся и вытащил нож. Прокса задергался, очумело вращая глазами. Кляп едва не выпал из его рта. Истома подсуетился, затолкнул поглубже.

– О, Кром Кройх! – упал на колени друид. – Я дарю тебе сегодня свежую кровь, как дарят все мои люди, сражающиеся во имя твое в здешних лесах! Прими же, о великий Кром, мою жертву и окажи помощь и покровительство!

Не поднимаясь на ноги, друид резким движением вспорол несчастному юноше живот, чувствуя, как течет по рукам вязкая горячая кровь. Прокса извивался, стонал.

– О Кром! – в экстазе шептал друид, терзая ножом теплое тело. – О Кром, мой бог, о богиня Дагд, о боги…

Он ушел следующим днем, вернее, не он, а Варг, ведь только по ночам друид мог быть друидом. Вышел из ворот и вслед за проводником Лютшей спустился к реке, к спрятанной в кустах лодке. Тяжелый мешок оттягивал руку Варга, в мешке этом, в особом кувшине, находились голова и сердце несчастного челядина Проксы.

– Ну, за удачный отъезд! – присев на берегу, Варг вытащил из-за пазухи плетенную из лыка фляжку.

Глава 11

ЗАСАДА

Июль 865 г. Приладожье

Кто эти воины?

…смелы вы с виду,

ничто не страшит вас;

кто же ваш конунг?

Старшая Эдда. Песнь о Хельги, сыне Хьерварда

Над низким болотистым берегом клубился туман. Сяси – «комариной реки» – почти не было видно, только слышался плеск воды. Стук топоров разносился далеко по туманной глади. Подойдя к реке, Лютша остановился, прислушался. Идущий сзади Варг, чуть не налетев на него, хотел было что-то спросить, но проводник быстро обернулся, приложив палец к губам:

– Чужие!

– Купцы? Торговцы? – припомнил некоторые слова Варг, казавшийся исхудавшим и бледным. Лютша никак не мог до конца понять своего спутника, днем – явного неумеху, а ночью… Ночью Лютша испытывал страх. Ему казалось, в тело Варга вселяется злой дух – да так ведь оно и было. – Может, и торговцы, – согласно кивнул проводник. – А может, и другие. Шалят по лесам-то, места исхоженные, людные – промыслом разбойным заработать можно.

Варг повел носом – ветер приносил запах дыма.

– Костер палят, – тихо промолвил весянин. – А топоры… видно, плот рубят – переправляться.

– А мы с тобой как переправимся, вплавь? – по-норвежски поинтересовался Варг. Как ни странно, Лютша его понял – немножко знал язык норманнов – усмехнулся:

– Челнок тут у меня спрятан, чай, не впервой хожу.

Лютша нырнул в клонившиеся к реке заросли ивы. Послышался плеск, затем из тумана показался нос челнока, маленького и легкого. Войдя в воду, Варг с шумом перевалился через борт, едва не утопив утлое суденышко.

– Тише ты, леший! – вполголоса заругался Лютша. – Услышат.

Через реку переправились быстро. Вытащив на берег челнок, замаскировали корьем и ветками, переглянулись, вновь услышав стук топоров:

– Пойдем глянем?

Поначалу хотели двигаться берегом. Так бы и сделали – да туман уже был слишком редок, таял в лучах восходящего солнца. Обошли через холм, лесом, стараясь, чтоб не хрустели под ногами сухие ветки. Лютша ступал тихонько – привычка, а вот Варг – его только глухой не услышал бы! Впрочем, на реке было довольно шумно – стучали топоры, визжали пилы, падали спиленные деревья. Сквозь редеющий туман доносились веселые голоса.

– Эй, отойди, Яриле, не ровен час!

– Сам вижу, дядько.

Варг с Лютшей осторожно подкрались ближе, выглянули из кустов. Скопившиеся на том берегу люди сооружали плоты, на взгляд Лютши, действовали сноровисто и умело. Валили деревья с умом – так, что те ложились рядом друг с другом. Проворно обрубали сучья, вязали стволы лыком.

– Раз, два… – считал Варг. – Шесть, семь…

– Вон еще двое, в кустах.

– Десять, одиннадцать…

– И там, у самой воды.

– Пятнадцать.

– Пятнадцать, – тихо повторил проводник. – Однако, много. Интересно, куда путь держат? В дальние погосты, видно. А зачем? А может, возвращаются по домам с торгов. Варг, ты кого-нибудь из них в Ладоге видел?

Варг отрицательно качнул головой. Ну, в самом деле, кого он мог видеть, ежели все дни напролет провел в дальней клети корчмы Ермила Кобылы? Он, Вольф Маллеме, часто думал, что все это ему снится. Викинги, корабли с драконьими головами, древние города, леса, без конца и без края. А как отвратительно воняло в корчме, какой-то кислятиной, впрочем, они все тут воняли, видно, не особо-то часто мылись. Казалось, вот зажмуриться сейчас поплотнее, потом резко открыть глаза – и увидишь обычную городскую улицу с автомобилями, автобусами, трамваем… И с полицейским комиссаром, похожим на старого сенбернара. Это ведь он сам, Вольф, попросил у Повелителя помощи! Вот тот ее и оказал, спрятал от правосудия, да так, что никто никогда не найдет. Самому бы выбраться хоть когда-нибудь, уж слишком здесь все отвратительно, мерзко, и этот поганый лес, и болото, и река в тумане, и комары… Ах, укусил-таки, зараза!

Варг хлопнул себя по шее, и Лютша тут же шикнул на него – ишь расшумелся.

– Думаю, это местные возвращаются с торга, – почесав затылок, шепнул проводник. – Нам с ними здесь делить нечего. Уходим.

– Постой-ка, – Варг присмотрелся. – А вон ту девчонку я точно видал в городе!

– Какую девчонку? – насторожился Лютша.

– Ту, что у самой воды.

– Точно видал?

– Клянусь!

Проводник задумался. Встав, отошел за сосну, походил кругами, снова прилег рядом с Варгом. Сказал тихо:

– До ночи останемся здесь. Посмотрим. Лейв про них все равно спросит.

Варг пожал плечами. Останемся так останемся – еще и лучше, честно говоря, устал уже таскаться по лесам да болотам. Днем решили поспать. По очереди, все равно делать особо нечего, только что на тот берег пялиться, так ведь и без того высмотрели уже почти все. Чего ж еще глядеть-то? Так, на всякий случай, присматривать. Кинули жребий – первым, набросав под сосну веток, улегся Лютша, предупредил.

– Как солнце дойдет до середины реки, разбудишь.

Варг кивнул, хотя и не понял половину фразы, да и не собирался понимать – дождался, когда проводник захрапит, и тоже уснул, подложив под голову руку. Чего зря время терять? Эти, за рекой, куда денутся?

А за рекой шла работа. Плоты рубили основательно, крепили на совесть. Дождливое лето выдалось, воды в реке много, не как раньше – бывало, переходили и вброд. Здесь вброд не перейдешь, утонешь, потому и трудились.

Утомившись, Ярил уселся на пень, вытер рукой пот, посмотрел на присевшего рядом приятеля, Овчара:

– Не пойму что-то, зачем нам два плота? Хватило б и одного, да и не такого большого. Много ль нас? Раз, два – и обчелся. Мигом бы переправились, еще к полудню.

47
{"b":"577","o":1}