ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Семья мадам Тюссо
Действующая модель ада. Очерки о терроризме и террористах
Третье отделение при Николае I
Двоедушница
Леди и Некромант
Эпоха за эпохой. Путешествие в машине времени
Мне снова 15…
С мечтой о Риме
Больше жизни, сильнее смерти
A
A

Оставив влюбленных ворковать дальше, Хельги осторожно выбрался из папоротников и, пройдя сквозь орешник, вернулся в лагерь. За липами горел большой костер, хорошо видимый в сгустившейся тьме. Длинные языки пламени, казалось, доставали до самых вершин растущих рядом деревьев, с хрустом разламывались в костре угли, рассыпая вокруг себя красные искры. Подойдя к костру, Ярил пошевелил дрова веткой, отгреб часть углей в сторону, брызнул в огонь водой из плетеной баклаги, обернулся:

– Ну, теперь-то прыгнешь, Михряй?

– Теперь прыгну, – поглядев на сбитое пламя, кивнул отрок. Разбежался и под одобрительные крики присутствующих перемахнул через притушенный костер даже с большим запасом, приземлившись далеко за деревьями… В болотце!

Разлетелась во все стороны тина, отпрыгнули прочь недовольно квакнувшие лягухи, молодежь захохотала над незадачливым парнем.

– Вот ржут, лошади, – выбравшись на сухое место, плюнул тот. – Порты только намочил из-за вас.

– Так ведь зато не сжег! Ходил бы с прожженными, а так – повесишь на ветку, к утру и высохнут.

– Ага, повесишь тут с вами, – отрок недоверчиво взглянул на смеющихся приятелей. – Утром и не найдешь!

– Да не нужны нам твои порты, Михря! Белоголовый весянин Лашк не принимал участия в общем веселье. Сидел скромненько в сторонке на свежем пне да, нахмурив брови, смотрел на темную гладь озера.

– Не сбежал бы ночью. – Хельги подозрительно посмотрел на него и, отойдя в сторону, на всякий случай предупредил старшего дружинника Нехлюда. Нехлюд – несмотря на любовно отращиваемую бороду и нарочито суровый вид, еще совсем молодой парень – важно кивнул. Последим, мол, не беспокойся, княже.

Отдав необходимые распоряжения часовым, Хельги отправился спать. Уже подойдя к шатру, оглянулся, увидел, как, затушив костер, расходилась по шалашам молодежь. Простоватый Михря все ж таки повесил мокрые порты на осину – не поленился, залез почти к самой вершине, – попробуй, доберись-ка! – да и пошел себе спать. Тут же объявились под осиною и Ярил с Овчаром. Ярл нахмурился – а не слишком ли сильно издеваются над Михрей эти ушлые парни? Отошел от шатра, крикнул:

– Ярил, подойди-ка!

Зевота тотчас возник перед ним, вытянулся:

– Звал, князь?

– Звал, – ярл присел на бревно, указал кивком место рядом, – сядь.

Ярил послушно уселся.

– «А вот еще одна недурная голова, которой можно вполне доверять!» – неожиданно для себя подумал Хельги, а вслух спросил:

– Ты так и не рассказал о себе, Ярил. Признаюсь, не ожидал увидеть тебя здесь, так далеко от Кенугарда.

– Я приехал на заработки с купцом Волимиром, – уклончиво ответил парень. Ярл усмехнулся:

– Что, поближе заработков не нашлось? Выкладывай-ка начистоту – спугнул кто?

Помрачнев, Ярил пожаловался:

– Мечислав-людин совсем житья не давал, едва упасся. Вот, надоумили на время далече скрыться.

– Кто надоумил? Любима? Ярил удивленно вскинул глаза:

– Неужто ты помнишь ее, князь?

– Я помню все, – ответил ярл, и ушлый киевский парень поежился под его пронзительным взглядом.

– Кого еще из старых знакомцев ты видел в Кенугарде? – продолжал Хельги. – Меня интересует не столько Порубор с Вятшей, сколько другие. Ты понимаешь, о ком я говорю?

– Да, княже, – Зевота сглотнул слюну. – Говорят, Дир-князь помирился с Аскольдом и вернулся в город.

– Вот как? Значит, Дирмунд все-таки в Кенугарде. Старый Хаскульд совсем, что ли, сдурел, простив его? Ну-ну… Что еще?

– Ха! – Ярил вдруг чуть не подпрыгнул. – Знаешь, князь, кто еще приплыл с Волимиром в Ладогу?

– Кто же?

– Истома Мозгляк!

– Истома?! – Ярл вздрогнул. – Что ж ты раньше молчал, парень? Хотя, конечно, вряд ли охрана пустила бы тебя на мой двор в Альдегьюборге. Выходит, Мозгляк здесь!

– Да, в Ладоге. Я случайно увидал его в корчме Ермила Кобылы.

Хитрый Ярил нарочно не сказал князю о бровастом знакомце Бориче. Зачем зря хвастать? На Бориче он надеялся неплохо подзаработать и по возвращении. Ведь именно Борич пристроил его сюда и, вероятно, будет ожидать каких-то сведений. Не дождется – кроме и так всем известных. Но зачем знать об этом ярлу? Борич – это чисто его, Ярила Зевоты, дойная коровенка! Он слыхал, правда, как ругала бровастого Малена – да и пес с ней, вернее, с Боричем. В конце-то концов, он ведь Ярилу не друг и не родич, так – просто возможность заработка. И незачем знать об их знакомстве князю, по крайней мере – пока.

– Истома в Альдегьюборге, – тихо повторил ярл. – Значит, я был прав – здесь интриги друида. А кроме Истомы, вполне может быть и кто-то еще. Жаль, с самим Дирмундом не придется скрестить мечи, а слуги – Истома и прочие – это совсем не то, что их Хозяин. Тем не менее нужно быть осторожней.

– Вот что, Ярил, – Хельги сменил тему. – Что ты можешь сказать об этой девушке… Малене, кажется?

– Красивая девка, – не задумываясь, отозвался Ярил. – Сказала, будто родичей ищет, да, видно, врет – нет у нее никого. К Найдену вот прилипла… ну, это все знают.

– Скорее – он к ней. Присмотри за нею, Ярил. – Оглянувшись, ярл понизил голос: – Понимаешь, о чем я?

Зевота кивнул – как не понять.

– Заодно не выпускай из виду и весянина Лашка, – продолжал инструктировать Хельги. – Будешь докладывать каждый вечер. Следить за ними тебе гораздо удобней, чем кому-либо из дружины, – вы ведь работаете вместе на бревнах.

– Не беспокойся, князь, – приложив руку к груди, заверил Ярил. – Сделаю так, как ты скажешь!

– Вот и славно, – ярл похлопал парня по плечу. – Теперь ступай. Слышишь, твои приятели уже возвращаются с озера.

Утром Хельги проснулся еще до восхода солнца. Разбуженные гридями Никифор, Найден и Лашк уже ждали его под липами.

– В какую сторону идем, княже? – поклонившись, спросил тиун.

– Пока вдоль ручья, – на ходу бросил ярл. – Дальше – как скажете. Надеюсь, вы захватили оружие?

Он посмотрел на Никифора. Тот усмехнулся, показав заткнутый за пояс нож. Такие же ножи имелись и у остальных, а Найден, кроме того, прихватил боевой лук. Мельком осмотрев своих спутников, ярл остался доволен и, не высказывая ничего вслух, кивнул – пошли, мол.

Спустившись вдоль ручья до небольшой речки, путники выбрались на большую поляну и остановились посовещаться.

Дивьян следил за ними из густых зарослей смородины. Проголодавшись, рвал губами зеленые еще ягоды, проглатывал, не замечая кислого вкуса. Взошедшее только что солнце пекло ему спину, а колени были мокрыми от холодной росы. Отрок исхудал за последнее время, с круглого курносого лица сошел румянец, резче обозначились скулы, русые волосы отросли до самых плеч, обещала подстричь Лада-чижа, да так пока и не собралася. Дивьян тихонько сдул с глаз выбившуюся из-под тонкого, стягивающего волосы ремешка челку – чужие стояли поблизости, на другом берегу мелкой порожистой речки, отрок отчетливо видел, как что-то говорил высокий варяг в голубом плаще, остальные – трое молодых парней – его почтительно слушали. О чем говорил главный – не было слышно из-за шума реки, да и не так хорошо Дивьян понимал речь варягов, хоть и учила сестрица. Наконец, договорившись о чем-то, они свернули в сторону, углубившись в лес. Прямой путь к Паше-реке, а дальше – к Шуг-озеру! Значит, хорошо знают дорогу. Ну, да – вон, впереди неслышно шагает белоголовый парень, по виду – соплеменник, кажется, Дивьян даже видал его как-то года два назад на весенних игрищах у Келагаста. Предатель! Идет уверенно, будто всю жизнь здесь ходил. Так, глядишь, к полудню доберутся и до усадьбы Конди, а там… Дивьян на ходу передернул плечами, представив себе, что могут сделать чужие с названой сестрой и раненым Мустом. Тут же поправил себя – не «могут», а «могли бы», если б не он, Дивьян! Отрок поправил на левом плече лук – может быть, сначала убить предателя? Во-он, маячит впереди за деревьями его узкая спина, светятся в солнечных лучах белые волосы, он повыше Дивьяна, предатель, аж почти на целую голову, пошире в плечах и, наверное, сильнее, впрочем, для стрелы нет никакой разницы. Убить его сейчас? Неслышно зайти вперед, притаиться во-он в том сосняке, прицелиться не торопясь… Нет! Тогда может уцелеть главный! Тот, что убивал родичей, не жалея ни старика Конди, ни малых детей, ни сестер. Страшные картины разорения усадьбы вновь встали перед глазами отрока: кровь на полу, изнасилованные и убитые девчонки, отрубленные головы братьев… Дивьян закусил губу, подавив готовый сорваться стон. Этот варяг умрет! Они умрут все, вторая стрела достанется предателю, первая же – варягу. Именно он ответит за все как главный виновник смерти близких – отрок наконец нашел, кому отомстить! Души убитых родичей тоже радуются, глядя на него, поступившего истинно по-мужски, не оставив убитых без мести, как и подобает воину. Обойдя чужаков стороной, Дивьян затаился на холме, в густом подлеске. Знал – тропка приведет врагов сюда, нет здесь другого пути. Первая стрела достанется варягу, вторая – поразит предателя. После этого останутся еще двое – лохматый светлоглазый парень с важным лицом и черноволосый в длинном смешном балахоне. Справиться с ними, наверное, будет легко, вряд ли они так же хорошо знают местность, как белоголовый. Впрочем, может быть, они и окажут сопротивление, и его, Дивьяна, убьют в схватке. Пусть! Это не будет иметь никакого значения, главное – отомщен род. Осторожно раздвинув рукой ветки можжевельника, отрок наложил на тетиву тяжелую стрелу. Вот уже показался из-за сосен предатель, а за ним, рядом, маячила высокая фигура варяга в голубом плаще. Варяг шел, улыбаясь. Дивьян улыбнулся тоже. Позади него вдруг хрустнула ветка. Рысь? Отрок резко обернулся – нет, показалось. Он снова тщательно прицелился, чувствуя, как гудит туго натянутая тетива. Ну, варяг, прощай! И в этот момент кто-то прыгнул на него сзади, а выпущенная стрела, со свистом пролетев мимо цели, впилась в дерево. Дивьян быстро вытащил из-за пояса нож… и опустил его, едва не ударив в бок Ладу-чижу!

57
{"b":"577","o":1}