A
A
1
2
3
...
57
58
59
...
67

– Сестрица? – удивленно моргая, произнес он. А вокруг уже толпились чужие… Дивьян попытался вскочить, но сильные руки сдавили его плечи. Закрыв от обиды глаза, отрок чуть не заплакал, – теперь что уж, теперь пусть убивают. Он ведь так и не сумел отомстить за гибель рода, а значит, недостоин жить.

– Не дергайся, мы не причиним тебе зла, – глухо произнес лохматый. – Но руки все-таки свяжем.

Он сноровисто связал тонкие запястья юного мстителя. Дивьян вдруг снова дернулся – а где же Лада-чижа? Поднял глаза и тут же зажмурился, не в силах поверить увиденному. Лада-чижа, названая сестрица, с которой вместе делили и горе и нехитрые радости, держала варяга за руки и улыбалась. Тот тоже расплылся в улыбке и даже – о боги! – заключил деву в объятия и, никого не стесняясь, крепко поцеловал в губы, и сестрица не сопротивлялась! Наоборот, похоже, ей это нравилось.

– Эх, Лада-чижа… – скрывая злые слезы, тихо промолвил Дивьян.

Названая сестрица, оставив варяга, вдруг бросилась к нему, обняв, погладила по голове, прошептала радостно:

– Это друзья, братец!

– Друзья? – усмехнулся Дивьян. – Эти друзья убили моих родичей.

– Что он такое говорит, Ладислава? – удивленно переспросил ярл. – Мы никого не убивали.

– Этот парень с Шуг-озера, с усадьбы Конди, что была разорена зимою. Вот он и подумал, что это вы.

Нагнувшись к пленнику, Хельги вытащил нож. Отрок презрительно улыбнулся:

– Что ж, убивай.

– Помолчи, дурень, – скривился ярл, разрезая путы. Потом крепко схватил Дивьяна за плечи: – Клянусь Одином, Тором и Велесом-богом, ни я, ни мои люди не убивали твоих родичей, парень! Да, мы были в усадьбе Конди зимой…

Отрок вспыхнул.

– И погребли убитых, – грустно продолжил Хельги. – Нелегкое это было дело – насыпать курган из промерзшей земли.

– Я не могу поверить вам, – Дивьян покачал головой. – Вы убили моих родичей и сейчас убьете меня. Так убивайте же скорей, а не лгите! А ты, Лада-чижа, – он повернулся к девушке, – зачем только я тебя встретил? Пусть боги накажут тебя за ложь и предательство!

– Дивьян! – Покраснев, Ладислава закрыла лицо руками и, резко сорвавшись с места, побежала к реке.

– Ты зря обидел ее, парень! – заиграл желваками ярл.

– Убивай!

– Поди прочь, – Хельги устало опустился на землю. – Надоело мне с тобою возиться. Ну, иди, что сидишь? Только оружие я тебе верну потом, еще наделаешь глупостей, дурень.

– А ты не обзывайся! – обиженно сверкнул глазами Дивьян. Он осторожно привстал, осмотрелся исподлобья, словно загнанный охотниками волчонок, – маленький, взъерошенный, тонконогий, отошел в сторону и, резко прыгнув в кусты, побежал, петляя между деревьями. Никто за ним не гнался.

– Где Ладислава? – Хельги посмотрел на своих спутников.

– Там, у реки, – махнул рукой Никифор. – Странно было увидеть ее здесь.

Найден вытащил из коры стрелу:

– Похоже, дева спасла нас от смерти. Но этот парень, каков, а? Волчонок! Ты зря отпустил его, ярл.

Хельги усмехнулся, подумав, как бы поступил на его месте Ирландец или обычный викинг. Да, в таком случае ничего хорошего для попавшегося вражонка не вышло бы. Но Ладислава…

Поднявшись на ноги, ярл спустился к реке, углядел сидящую на берегу девушку. Плечи ее тряслись от рыданий.

– Не плачь, Ладислава, – подойдя, нежно обнял ее ярл. – Не надо.

Освобожденный Дивьян кружил по лесу, в любой момент ожидая стрелы. Да, еще совсем недавно он был готов к смерти, но вот сейчас, оказавшись на свободе… Чувство мести вспыхнуло в нем с новой силой. Однако теперь в душе парня зародились сомнения. Почему варяг не убил его? И зачем помешала совершить месть Лада-чижа? Ведь она никогда раньше не вредила ему, а тут… Этот высокий варяг, наверное, ее старый знакомый, если не сказать больше. Может, из-за этого он и не тронул Дивьяна? И поклялся, что не убивал родичей. Поклялся Одином и Тором – отрок знал, это варяжские боги, – но в их ряду был назван и Велес, особо почитаемый в окрестностях Ладоги. Велес был славянским богом. Так кто же этот высокий – варяг или славянин? И что делает он со своими воинами в здешних лесах?

Хрустнула сухая ветка. Дивьян оглянулся. Прямо на него, ничуть не скрываясь, шел белоголовый предатель. Ну конечно, чего ему бояться? Знает, что оружия-то у Дивьяна нет! В руках белоголовый нес что-то знакомое. Котомку! Увидев отрока, остановился:

– Ты забыл свой мешок. – И, бросив котомку в кусты, повернул обратно.

– Постой! – тихо позвал Дивьян, сам еще не зная зачем.

Белоголовый обернулся, присел.

– Хочешь лепешки? – Неожиданно улыбнувшись, он скинул с плеча торбу.

Дивьян покачал головой:

– Нет.

– Ну, как хочешь… Ты из рода Конди?

Отрок кивнул.

– Знаю, что произошло у вас зимой, – помрачнел белоголовый. – И понимаю – ты хотел отомстить. Я тоже хочу. Несколько дней назад убили мою сестру. Убили страшно, как волки, забросав ветками тело. Чтобы найти их и отомстить, я пошел с князем, тем, что в голубом плаще.

– Откуда ты знаешь, что не они убили твою сестру?

– Нет. Они появились позже. Но я разыщу убийц, клянусь злобными духами леса!

Дивьян поежился – это была страшная клятва.

– Три дня назад кто-то уничтожил род кильмуйского Змеяна, – тихо сообщил он. – Я думал – эти.

– Нет, – белоголовый покачал головой. – Обязательно скажи об этом князю!

– Так этот, в голубом плаще, князь?! – наконец дошло до отрока. – Но кто же тогда Лада-чижа? – удивленно прошептал он. – И где она теперь?

– У реки, плачет. Ты зря обидел ее.

– Князь, – прошептал Дивьян. – Если так, то ему и в самом деле незачем было убивать наших, ведь Конди всегда платил дань исправно.

– Кто-то хочет оболгать его. Дескать, не может ни защитить людей, ни собрать вовремя дани. Именно потому князь и здесь – разобраться во всем, найти и наказать виновных. Тебя звать Дивьяном?

Отрок кивнул.

– А я – Лашк. Дивьян улыбнулся:

– Что-то не похож ты на ленивца!

– Так прозвали, – усмехнулся Лашк. – В детстве, говорят, даже материнскую грудь сосать ленился. Вот и обозвал кто-то – Лашк – «ленивый». Пойдешь сейчас с нами или к себе?

– Не знаю еще, – покачал головой отрок. – Ты говоришь, у реки Лада-чижа? Пойду к ней, поговорю.

Хельги ласково держал руку девушки, шептал что-то, он и в самом деле был несказанно рад видеть ее, тем более при таких неожиданных обстоятельствах.

– Ты знала, что я здесь? – поцеловав Ладиславу в шею, тихо спросил он. – Откуда?

Девушка молча показала ему фибулу с двумя молниями-рунами.

– «Сиг» – руны победы, – прошептал ярл. – Коль ты к ней стремишься, вырежи их на рукояти меча. У меня и были такие, на мече, который я когда-то выковал сам при помощи кузнеца Велунда, моего учителя. Где-то теперь тот меч? Остался в хазарских степях? Помнишь Хазарию, Лада?

Кивнув, Ладислава вытерла слезы, пожаловалась:

– Жаль, убежал Дивьян. Так и не поговорили. Хельги усмехнулся:

– Вон он, твой парень, прячется в орешнике. Эй, иди сюда, не прячься!

Ладислава позвала:

– Выходи, Дишка.

Дивьян выбрался из кустов, уселся на берегу рядом:

– Ты прости меня, Лада-чижа.

– Лада-чижа? – удивленно переспросил ярл.

– Сестрица-Лада, – погладив отрока, улыбнулась Ладислава. – Так он меня называет. – Она обернулась, сверкнув глазами, синими, как васильки. – Я так рада встрече, мой ярл.

Дивьян отвернулся. Посидел немного, посмотрел, как играет в речке форель, потом попросил:

– Поклянись еще раз, что это не твои люди расправились с родом Конди.

Ярл серьезно посмотрел на него, встал и, вытащив нож, надрезал ладонь:

– Клянусь кровью, и, если не так, пусть поразят меня боги – мудрый Один, яростный забияка Тор, Велес – повелитель подземного царства, правительница мертвых Мокошь, солнечный Даждь-бог, Род с Рожаницами, Перун-громовержец. Впрочем, Перуна я не люблю – слишком кровав!

58
{"b":"577","o":1}