ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И это говорит викинг?! – неожиданно рассмеялась Ладислава.

Неизвестно, что убедило отрока больше – клятва на крови или веселый смех девушки. Он улыбнулся, посмотрел на ярла.

– Князь, Лашк сказал – ты ищешь здесь тех, кто убивает?

– Да. Ты уже успел познакомиться с Лашком?

– Конечно, – Дивьян помрачнел. – Три дня назад неизвестные злодеи вырезали род кильмуйского Змеяна. Всех до одного, только один парень, Муст, спасся, и тот бы помер от ран, да были милостивы к нему боги.

– Ты знаешь это место? – встрепенулся ярл.

– Идем, – просто ответил отрок.

Ладислава не пошла с ними, вернулась в усадьбу – раненый Муст требовал ухода. Прощаясь, отозвала в сторону Хельги, поцеловала, прошептала тихо:

– Приходи на Шуг-озеро, буду ждать.

– Приду, – одними губами обещал ярл.

Он и сам не мог понять, что вдруг такое с ним случилось? Ведь осталась в Ладоге любимая жена, дочери – уже две – а вот, поди ж ты, встретил в лесу Ладиславу, Ладию, и снова потерял голову, как тогда, в далеких южных лесах. Так хотелось обнимать эту златовласую деву, гладить ее шелковистую кожу, нежно заглядывая в глаза, чистые, синие-синие, словно луговые цветы васильки.

– Ладия… – улыбаясь, шептал ярл, не в силах до конца поверить в неожиданно случившуюся встречу.

А Ладислава неслась к усадьбе, чувствуя, как переполняет ее бурная радость. Радость от встречи с любимым. Любимым – несмотря ни на что. Именно из-за этого чувства и покинула дева родную Ладогу, надеясь, что утихнет оно в этих дремучих лесах, однако не утихало. Сколько раз Ладислава ловила себя на мыслях о Хельги! Поначалу гнала их из головы, а потом махнула рукой, перестала, лишь тихо грустила. И вот стоило появиться ярлу, как чувства ее вспыхнули с новой силой… Вспыхнули. А может, и не угасали никогда?

Глава 14

ПОКОЙ ВЕЧНЫЙ ДАЙ ИМ!

Август 865 г. Шугозерье

Злые дела

там свершились,

когда наступило

печальное утро.

Старшая Эдда. Речи Хамдира

Ведомый Дивьяном небольшой отряд Хельги-ярла добрался до селенья Змеяна лишь к вечеру. Выйдя из леса, ярл остановился, пораженный открывшейся перед ним картиной. Меж лесом и грядой синих холмов, маячивших вдалеке, раскинулась широкая, покрытая редкими кустами долина, залитая лучами заходящего солнца. Яркие лучи слепили глаза, и долина казалась бесконечной. Хорошо были видны раскидистые, отдельно стоящие деревья, сметенные стога, даже шалаши пастухов, правда, ни самих пастухов, ни коров, видно не было, словно исчезли они куда-то в одночасье, пропали, сгинули волею какого-то злобного колдуна.

– Вон там, на холме за рекою, – селище, – показал рукой Дивьян.

Ярл оглянулся:

– Успеем до ночи?

– Нет, – отрок покачал головой, – это только кажется, что близко, на самом деле – идти и идти.

– Тогда ночуем вон у той сосны.

Хельги специально выбрал стоящее в некотором отдалении от леса дерево, окруженное редким кустарником, вполне достаточным, однако, чтобы укрыть спящих; костра решили не разжигать, наскоро перекусив взятыми в дорогу припасами – рыбой и запеченным в глине рябчиком, подстреленным еще вчера кем-то из воинов ярла.

Еще только решив двигаться сюда, Хельги отослал к дружине Лашка – предупредить, чтоб не ждали к ночи, и распорядиться о негласной охране усадьбы Конди. Старший дружинник Невлюд сразу же и направил туда троих воинов, с которыми, услыхав о Ладиславе, напросился и Ярил Зевота.

– Хорошая дева, – улыбнулся он. – Рад буду вновь ее увидеть. Про Любиму расскажу с Речкой… это девчонки, ее знакомые, да ты и сам знаешь.

– Знаю, – кивнул старшой. – Однако Лашка говорил, ярл не велел заходить в усадьбу. Приказал зря не беспокоить, охранять тайно.

– Да я и не собираюсь пока никого беспокоить, – отмахнулся Ярил. – Так, посмотрю издали. Наговорюсь еще, успею.

К сосне натаскали из лесу лапника, разложились в кусточках – вполне мягко, а на комаров никто не обращал внимания. Да и мало их было здесь, на открытом месте.

– Что это? – обойдя сосну, вдруг воскликнул Найден. – Вроде вырезано на коре что-то.

– Где?

Все – Хельги, Дивьян и Никифор – с любопытством подбежали к нему.

– Руна «Т», – задумчиво произнес ярл. – Интересно, что бы это значило?

Дивьян, не говоря ни слова, вытащил нож и принялся рыть землю у корней сосны. Взглянув на него, остальные удивленно переглянулись.

– Вот! – Запустив руки под корни, Дивьян торжествующе вытащил наружу кожаный сверток, развернул осторожно. Звякнув, упали в траву два ножа, несколько серебряных монет-дирхемов и широкое лезвие секиры.

– Схрон! – шепнул Найден. – Не мы, выходит, здесь первые.

– Ну, ясно, не мы, – усмехнулся Никифор. – Кто-то же разграбил усадьбу Змеяна! – Обернувшись, он перешел на язык фьордов: – Ты еще не догадался – кто, ярл?

Жесткая усмешка искривила губы Хельги.

– Боюсь, это наши старые друзья – люди друида Форгайла.

– Я тоже так полагаю, – отозвался монах. – Похоже, нам нигде нет от них покоя.

– Как и им от нас! – засмеялся ярл.

Ночь прошла спокойно. Стояла полная тишь, лишь где-то далеко в лесу гулко куковала кукушка. Утром поднялись рано, едва рассвело, пошли через долину к холмам. Отбрасывая длинные тени, перепрыгивали через ручьи и овраги, обходили стороной колючие кусты, поражаясь стоящей вокруг тишине – не лаяли на селище собаки, не мычали коровы, не доносилось ни звука, казалось, даже птицы не пели.

– Что-то не нравятся мне эти люди! – кивнув на идущих, нахмурился невысокий мужик с пегой кудрявой бородкою и пронзительным взглядом. Еще трое – молодые поджарые парни, вооруженные рогатинами и ножами, – стояли позади него и тоже не спускали глаз с чужаков.

– Может, это люди Змеяна? – предположил один из парней, постарше и посильнее других. – Охотники или рыбаки, а, дядько Твор?

Твор покачал головой:

– Не думаю. Слишком тихо идут. Останавливаются часто, присматриваются, будто бы ищут чего-то. Нет, свои так не ходят, Ильбез!

– Я схожу гляну?

– Давай, – кивнул Твор. – Только быстро.

Ильбез и в самом деле оправдывал свое имя – «Рысь» -передвигался бесшумно, быстро, прячась за деревьями и кустами, осматривался настороженно, словно был готов в любой момент выпустить острые когти. Вот он совсем исчез из виду, и Твор на всякий случай снял с плеча лук. Зашуршала трава – Твор с парнями чуть отошли в сторону, переглянулись. Старшой тихонько свистнул. Тут же послышался ответный свист, и из травы показался Ильбез.

– Точно, не Змеяновы люди, – вполголоса доложил он. – И вообще не наши – одеты чудно, похоже – варяги.

– Варяги? – переспросил Твор. – Что им делать у Змеяна? Здешние места слишком уж далеки от обычных торговых путей.

– Так, может, у самого Змеяна про них и спросим? – предложил самый молодой. Твор усмехнулся:

– Лучше чуть погодим. Друзья Змеяна еще не обязательно друзья Келагаста. Кильмуйский староста – себе на уме, предупреждал о том Келагаст, да вы и сами слышали. Выходит, Змеян водит дружбу с варягами? Проверить бы… Что-то не видно вокруг косарей, да и рыбаков на реке.

– Может, за рощицей они? – Ильбез кивнул на ольховые заросли и вопросительно взглянул на старшого.

– Охолони, – строго приказал тот. – Обождем чуть. Как покажутся чужаки у мосточка, тогда и сбегаешь к рощице. Знакомые у тебя здесь есть ли?

– Да есть, как не быть.

– Вот и поговори, коли встретишь. Про нас не рассказывай, про варягов – вызнай. Так, за беседой. Зачем пришли, откуда, да часто ли заходят? А там и решим – заходить в гости к Змеяну аль домой топать.

– Сполню, дядько Твор.

Все четверо улеглись на склоне холма, за кустами, внимательно наблюдая за извивавшейся внизу тропинкой, ведущей к мосткам через неширокую, громко журчащую по камням речку с коричневой торфяной водицей. Долго ждать не пришлось – едва устроились, как показались из-за ольховых зарослей чужаки.

59
{"b":"577","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Зима Джульетты
Танго смертельной любви
Хронолиты
Сфинкс. Тайна девяти
Наказать и дать умереть
Девушка из Англии
Лестница в небо. Краткая версия
Одинокий демон: Черт-те где. Студентус вульгариус. Златовласка зеленоглазая (сборник)
Застигнутые революцией. Живые голоса очевидцев