ЛитМир - Электронная Библиотека

Новинки и продолжение на сайте библиотеки https://www.litmir.me

========== Часть 1 ==========

На улице была просто отвратительная погода: беспрестанно лил дождь, ничего не было видно дальше собственного носа из-за тумана, окутавшего весь Хогвартс. Холод стоял просто зверский, хотя осень практически недавно вступила в свои права: на дворе был конец первой недели ноября. Но, несмотря на просто ужасную погоду, ученикам Хогвартса плохие условия никак не помешали провести первые в этом году межфакультетные соревнования по квиддичу: Слизерин – Гриффиндор. Именно факультету львов и факультету змей предоставлялось право открывать чемпионат. Все участники были собраны и сосредоточены. На трибунах уже собрались болельщики, причем большая часть зрителей болела за факультет храбрых и благородных. Не только Гриффиндор пришел поболеть за своих, но и Когтевран с Пуффендуем решили поддержать друзей. Лишь только Слизерин сидел отдельно от всех, предпочитая держаться особняком от представителей других факультетов. Хотя и те тоже не очень то и хотели сидеть со змеями. Впрочем, слизеринцам было на все просто наплевать. Их надменные и презрительные улыбки не остались незамеченными гриффиндорцами. Конечно, слизеринцы были уверены в своей победе на все 100 процентов: уже шестой год подряд их факультет выигрывал Кубок школы по квиддичу. Об этом явно свидетельствовали не только их гордые лица, но и плакаты, говорящие о многом: « Гриффиндор - *** . Слизерин победит!» и тому подобное. Конечно же, на плакате встречались выражения и похлеще. Но вскоре им пришлось убрать свои творения куда подальше: на трибуны поднялись профессора и директор Дамблдор, а учителя такие бы «красивые» слова совершенно не оценили бы. Слизеринцы ликовали: результат оправдал свои ожидания – гриффиндорцы были взбешены, и то и дело бросали свои гневные взгляды в сторону серебристо-зеленых.­­

Матч начался. Из-за плохой видимости игрокам было довольно сложно играть: квоффл постоянно норовил выскользнуть из рук, от холода замерзали все конечности, которых не спасала теплая форма; холодный ветер дул в лицо, заставляя слезиться глаза. Особенно тяжело приходилось ловцам: если темный и большой квоффл был очень даже хорошо заметен, то маленький юркий золотой снитч был совершенно невидим в этом непроглядном тумане.

Чарли Уизли – ловцу гриффиндорской команды – было особенно паршиво. Он изо всех сил старался не подвести своих товарищей. С того самого момента как парень стал капитаном команды, гриффиндорцы еще ни разу не выигрывали Кубок. И во всем он винил себя. Мало того, что он плохой ловец, так из него еще и никудышный капитан. А особенно его бесило то, что они проигрывали слизеринцам. Если бы это были когтевранцы, то не было бы так обидно: они играли достаточно хорошо, и у них была просто великолепная защита ворот. Сам факт того, что победителями из года в год неизменно оставались слизеринцы его безумно раздражал, и часто просто выводил из себя. После каждого проигранного матча, он уходил в свою комнату, стараясь скрыть раздражение и злость, чтобы ненароком на ком-нибудь не сорваться.

Заметив снитч около слизеринских ворот, он попытался поймать его незаметно для других. Окольными путями направляясь к воротам, он постепенно увеличивал скорость. Когда парень уже практически был у цели, снитч поменял направление и резко взмыл вверх. Пытаясь не потерять эту маленькую золотую искорку, безостановочно мельтешащую прозрачными крылышками, Чарли по пятам следовал за ней, резко лавируя то вправо, то влево. Снитч, словно играя с Уизли в кошки-мышки, то приближался, то тут же набирая скорость, уходил от него, пытаясь оторваться от преследования. Чарли в точности повторял все движения снитча: если снитч уходил вправо, то и Чарли уходил вправо. Парню уже надоела эта довольно давно непрекращающаяся погоня, поэтому, поднажав, он попытался поймать снитч. Протянув правую руку вперед, крепко держась при этом левой рукой за древко метлы, он попытался схватить этот неуловимый мячик. Чарли широко раскрыл глаза: снитч был всего лишь в нескольких сантиметрах его руки, всего лишь одно усилие, всего лишь одна секунда и он поймает его, оправдав все надежды своей команды.

Сделав последний рывок, он схватился за пустой воздух. В шоке уставившись в пустоту, он оторопело смотрел вперед, не в силах поверить в происходящее. Всего лишь каких-то пара жалких сантиметров отделяло его от победы. Чарли осмотрел странно притихнувшую толпу болельщиков. Взглянув на свой факультет, парень заметил, что не только он один был в шоке от происходящего: гриффиндорцы в изумлении смотрели на поле, пооткрывав рты. На трибунах установилась звенящая тишина, которая спустя секунду сменилась улюлюканьем и свистом слизеринцев. Громко хлопая и крича, они довольно бурно реагировали на победу факультета Салазара Слизерина. Все змеи выбежали на поле, стремясь поздравить свою команду с феерической победой. Слизеринский ловец с триумфом пролетел круг почета вокруг поля, держа в руках золотой снитч. Слизеринцы шумно и громко кричали и восхваляли своего ловца, и поэтому, как только он приземлился, то тут же все радостно поприветствовали его бурными аплодисментами:

- Качать, Фэйт! – крикнул кто-то в толпе. И все тут же кинулись поднимать молодую темноволосую девушку в ярко-зеленой форме факультетской сборной на руки.

- Наша Фэйт непобедима! – скандировала толпа, качая слизеринского ловца.

После этих скандирований Чарли вышел из шокового состояния. Спустившись на землю, парень поспешил скрыться не столько от толпы, сколько от своей команды. В который раз он разочаровал их. Но в этот раз они вряд ли простят его: победа была так близка, а он снова упустил свой шанс. В одно мгновение все полетело к чертям. Фэйт буквально увела снитч у него из-под носа, оставив его ни с чем.

Кстати, Фэйт! Посмотрев в сторону черноволосой девушки, которую до сих пор качали на руках, он поморщился. Это юное порождение сатаны было для него головной болью, сущим адом. Каждый раз она выигрывала у него, одаривая напоследок своей презрительной улыбкой. Мало того, что она была слизеринкой, она была девушкой, а от этого становилось еще обиднее и неприятнее. Фэйт была для него, грубо говоря, занозой в заднице. Они учились на одном курсе, только в разных факультетах. С самой первой встречи они сразу же стали соперничать, соревноваться друг с другом – кто лучше. И если вначале это еще было по-детски, то теперь, когда они оба повзрослели, все уже перестало казаться таким невинным и безоблачным. Чарли попал в команду по квиддичу на втором курсе, а она лишь на третьем, и поэтому он радовался, что смог ее обойти. Но счастье было недолгим: Фэйт умудрилась сразу же в своем первом матче надрать Чарли задницу. Уизли тогда бесился очень долго. Он, у которого уже был достаточный опыт, и она, игравшая первый раз в команде, сделала его как какого-то мальчишку, совершенно не умевшего даже квоффл в руках держать. После того памятного матча слизеринцы еще целых две недели напоминали Чарли о его промахе, стараясь унизить и втоптать парня в грязь. Уизли не поддавался на их провокации, при этом неустанно повторяя про себя о чувстве собственного достоинства, стараясь ничем не выдать своего раздражения. И так продолжалось после каждого чемпионата, и каждый раз Слизерин выигрывал. Но, несмотря на свою неприязнь, Чарли понимал и по достоинству оценивал способности Фэйт. Безусловно, девушка была талантлива, вот только об этом ей он никогда не скажет, предпочтя промолчать. Его похвалы ей ни к чему. У нее и так есть много поклонников и воздыхателей, которые непрерывно повторяют ей о том, какой она хороший ловец и как отлично девушка смотрится на метле.

Чарли двигался в сторону Хогвартса. Он медленно брел с поля, откуда до сих пор доносились восторженные крики слизеринцев. Парень ускорил шаг, надеясь побыстрее оказаться в своей комнате. Одному, не слыша шума и гама, запереться в комнате и просто лечь спать в свою теплую постель. Вспомнив о кровати, Чарли блаженно улыбнулся. На улице до сих пор держался зверский холод. Спустя пять минут он, наконец-то, оказался в замке. Коридоры были пустыми, все ученики до сих пор находились на поле. Скоро они все должны вернуться по своим гостиным. Сейчас Чарли не хотел кого-то видеть, и поэтому он, ускорив шаг, направился в сторону собственной гостиной.

1
{"b":"577022","o":1}