ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Руслан Бирюшев

СЛУШАЙТЕ ЭХО…

844 год от Открытия Порталов. Граница Звёзд.

Формально обитаемая галактика здесь ещё не заканчивалась, и этот регион был её частью. На практике же стоило перегнуться через фальшборт, глянуть вниз — и вот она, титаническая серебристая спираль, вся как на ладони, проплывает под килем. Над головой же переливалась всеми оттенками фиолетового бесформенная туманность. Корабль от неё отделяли парсеки, однако казалось, что стоит подняться на макушку грот-мачты, встать на цыпочки, вытянуть руку — и коснёшься мерцающего облака кончиками пальцев. Со стороны выглядело так, словно трёхмачтовый торговый парусник «Двойная выгода» летит в межгалактическом пространстве. По мнению его капитана, Якова Дитлигера, это удивительно умиротворяло. Пусть звёзды здесь отстояли друг от друга на огромные дистанции, и перелёты длились в разы дольше обычного — зато это предоставляло уйму свободного времени. У Границы редко что-либо случалось — во всяком случае, вдоль известных, проторенных трасс.

Дабы не расхолаживать экипаж излишним бездельем, Дитлигер регулярно заставлял матросов проводить профилактический осмотр судна — вот и сейчас такелажники ползали по вантам и мачтам, выискивая несуществующие дефекты оснастки. По идее, капитан должен был за ними приглядывать в ожидании результатов, но на деле смысла в этом не было. Затащив на кормовой мостик стул с мягкой спинкой и устроившись поудобнее, он некоторое время вслушивался в шелест тонкой материи солнечных парусов, глядел поверх их золотистых, с янтарными прожилками полотнищ на далёкую туманность… А потом сам не заметил, как задремал.

Сон был неглубоким, поверхностным. Капитан слышал голоса матросов, шумы корабля, доносящиеся сквозь дрёму, и в какой-то момент вдруг понял, что его настойчиво пытаются разбудить.

— Что за… — Пробормотал он, разлепляя веки.

— Неизвестный корабль по правому борту. — Доложил склонившийся над ним старший помощник.

— Пираты?

— Да откуда тут пираты… Они б с голоду померли.

— Тогда на кой ты меня разбудил?

— Вам стоит на него посмотреть. Без шуток.

Недоуменно почесав в затылке, Яков встал со стула и подошёл к ограде мостика. Выудил из кармана подзорную трубу, раздвинул. Следуя подсказкам старпома, отыскал медленно ползущий по небосводу огонёк чужого судна и навёл на него объектив. Почти минуту всматривался, прежде чем присвистнуть.

— Судя по курсу, он мог выйти из области, закрытой для судоходства. — Сообщил помощник, явно удовлетворённый реакцией командира. — Она как раз в том направлении. Полдня лёта до границы.

— Область я по карте помню… — Дитлигер опустил трубу, побарабанил пальцами по её корпусу. — Что там за угроза была помечена? Пылевое скопление?

— Нет. Аномальная зона.

— Дьявол… — Одними губами произнёс капитан, вновь прижимая окуляр к глазу. — На то похоже…

«Аномальные зоны — области космоса с неизученными до конца свойствами. Некоторые из них могут представлять угрозу как физическому, так и психическому здоровью. Наиболее частый признак аномальной зоны — нарушения законов физики…» — промелькнули у него в голове строчки из официального циркуляра-предупреждения. Сам Яков, всю жизнь водивший корабли по регулярным маршрутам, аномальных зон не видел даже издали и, будучи человеком практичного ума, скептически относился к россказням о них. Теперь он готов был признать что, пожалуй, скептицизм его был излишним.

Судя по размерам и общим обводам корпуса, чужак когда-то был полупарусным-полуреакторным фрегатом, однако судно, построенное человеческими руками, угадывалось в нём с трудом. Металлические пластины обшивки с одного из бортов топорщились, как взъерошенные птичьи перья. Нос ощутимо вмялся в корпус, форштевень при этом каким-то чудом не сломался. Половина бушприта отсутствовала начисто, а обе мачты… Капитан сглотнул — обе мачты оказались переплетены меж собой, словно пластилиновые. Сдвинутая к корме паровая труба тоже странно наклонилась, а пар валил не только из неё, но и из множества щелей в обшивке задней части. Густые белые облака, выходя за пределы «воздушного колпака», окружающего фрегат, и попадая в космический вакуум, превращались в тучки ледяных кристалликов, образуя позади несчастного судна блестящий хвост на зависть кометам. Самое же удивительное — на корабле всё ещё оставалась команда. Какая бы там не стряслась катастрофа, её пережила немалая часть экипажа. Расстояние между торговцем и фрегатом было не слишком велико, и подзорная труба позволяла разглядеть человеческие фигурки, деловито снующие по палубе последнего, по обеим его надстройкам, и даже по жуткой «косичке», в которую превратились мачты. Экипаж, несомненно, боролся за своё судно.

— Отчаянные засранцы… — Качнул головой капитан, складывая трубу. В тот же миг звёздочка фрегата принялась ритмично мигать. — Это у них неполадки с подсветкой, или они нам сигнал пытаются подать?

— Это морзянка. — Подтвердил старпом, немного лучше понимавший световую азбуку. — Просят… Просят… хм… разрешения приблизиться. Сообщают… что нуждаются… в помощи.

— Да по ним заметно. — Согласился Яков. — Передавай разрешение. Двинемся им навстречу. И… доктора позови. Чую, будет ему работа.

Сближение заняло больше трёх часов. Потрёпанный неведомой силой фрегат шёл быстро, однако маневрировал крайне неуверенно — что и не удивительно. Пока корабли синхронизировали скорости и пытались встать борт о борт, капитан Дитлигер с интересом рассматривал кормовую надстройку чужака. Там, на открытом мостике (который, судя по отогнутым стальным листам с неровными краями, прежде был закрытым), помимо рулевого находились ещё трое, сразу привлёкшие внимание Якова. Совершенно лысый, бледный мужчина небольшого роста, но очень плотного телосложения, часто обменивался фразами с матросом у штурвала, иногда добавляя указующие жесты. Рядом, положив ему руку на плечо, стояла молодая женщина — лет двадцати пяти-тридцати. Весьма симпатичная — высокая, чрезвычайно стройная, длинноногая, с тонкой талией, с иссиня-чёрными волосами, спускающимися до лопаток и короткой пышной чёлкой, будто бы нависающей надо лбом, оставляющей его открытым. Лицо приятное, хотя черты, кроме плавно очерченных скул, несколько островаты. Они немного смягчались каждый раз, когда она оборачивалась, чтобы с улыбкой сказать что-то второму своему спутнику. Тот расположился особняком, в углу мостика — рослый, атлетически сложенный человек, чуть старше черноволосой. Короткая каштановая шевелюра, не сходящая с губ ухмылка, длинное, узкое лицо и неожиданно крупный нос с выдающей горбинкой. Он, его бледный товарищ и рулевой за штурвалом были одеты в изношенную, выцветшую, продранную во множестве мест, и всё равно легко узнаваемую синюю форму военного флота Империи. А вот девушка оказалась облачена в нечто наподобие безумно короткого и столь же безумно облегающего чёрного платьица, не доходящего даже до середины бёдер — почти длинной рубахи. Поверх него она накинула куртку под стать — едва прикрывающую лопатки, ярко-красную, с кожаными полосками-накладками на плечах. Яков отметил, что к левому плечу курточки небрежно пришит майорский эполет без кистей, и удивлённо хмыкнул.

Фрегат тем временем сравнял скорость с торговцем, его команда перекинула мостки. Горбоносый, не медля ни секунды, сбежал с мостика и, в сопровождении обоих своих товарищей, перешёл на борт «Двойной выгоды». Решив проявить гостеприимство, капитан Дитлигер спустился им навстречу.

— Леди и джентльмены, приветствую вас на моём корабле. Я — капитан Яков Дитлигер. А вы — везучие безумцы. — Заявил он, протягивая руку для приветствия. — Вы ведь из закрытой зоны, верно?

— Верно. — Всё с той же усмешкой кивнул мужчина, отвечая на рукопожатие. — У нас там была работа. Я — коммандер Хайнц Гёзнер, руководитель экспедиции. Скажите, капитан, какой сейчас год?

— Э… Восемьсот сорок четвёртый. — Слегка растерялся Яков.

1
{"b":"577316","o":1}