ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Интересно, а тут чем кормят и в туалет где ходят?

Растормошив короткие каштановые волосы пятерней, из сонного беспорядка превратив их в проснувшийся и осознанный, Лика не торопилась идти, сначала подхватив на руки Снежку, и лишь затем открыв дверь, чтобы увидеть, как из соседних комнат постепенно выходя девушки и идут налево, туда, где судя по всему, находилась общая гостиная. Пристроившись одной из последних, девушка настороженно приглядывалась к остальным претенденткам. Они были разными во всем. Рост, цвет кожи, волос, процент уверенности и даже самоуверенности. Объединяло их лишь одно – у всех были разноцветные глаза. Серые, голубые, зеленые, карие, черные, всех возможных и невозможных оттенков.

А еще у них были питомцы. Змеи, ящерицы, собаки, куницы, хорьки, кошки… несколько неопознанных животных, но все в пределах трех-пяти килограмм. Кто-то ехал на плече у хозяйки, кто-то на руках, кто-то шел рядом… и опять же – у всех без исключения питомцев были разноцветные глаза. Цвет шкурок был различным, но вполне естественным. Белые, пегие, серые… лишь одна вызывающе-рыжая кошка и одна ярко-зеленая ящерица.

Зайдя в гостиную последней, Лика как и предыдущая девушка, пристроилась у стены, попутно отметив, что на четырех диванах расселись первые двенадцать счастливиц. Можно было их потеснить, конечно, но стоило лишь взглянуть на их надменные лица, как все желание тут же пропадало, и стеночка казалась не таким уж и плохим местом.

Сама гостиная не производила особого впечатления. Просто большая комната с несколькими окнами в торце, так что понятно – это последняя комната по коридору. Стены из мягкого серого камня, высокий потолок побелен, на полу тоже неопознанное покрытие, напоминающее паркет, но в каменном исполнении. Ничего лишнего – ни цветов, ни картин, ни даже штор на окнах. Неужели Снежка не приукрасила и это «Спарта»?

Тогда она вновь права – Лике подобное место не понравится. Уже не нравится!

– Итак, слушаем меня. – Сосредоточив внимание на себе, черноволосая дама Бальзаковского возраста и рубенсовских форм, но яркая и уверенная в себе, одетая в серый костюм военного кроя (брюки, куртка, застегнутая на все пуговицы, берцы на высокой шнуровке и берет), громко хлопнула в ладоши и в гостиной тут же стихли немногочисленные шепотки. – Меня зовут Агнерия Ховски. Я ваша мистрис. В мои обязанности входит обеспечение вас одеждой, питанием и проживанием. Также контроль за вашей дисциплиной и прочими моральными составляющими.

Осмотрев тяжелым взглядом серо-черных глаз каждую из кандидаток, мистрис через некоторое время продолжила.

– Если кто не знает, вас выбрали из миллиардов разумных существ вселенной для того, чтобы через месяц самая достойная из вас стала супругой Владыки. Наш Владыка милостив и милосерден – эти игры будут проводиться под присмотром и покровительством Высшей Лиги и ни одна из вас не погибнет, вас и так осталось слишком мало.

Недоверчиво нахмурившись, Лика скосила глаза вниз, на Снежку, и по ее скептической мордочке поняла, что не она одна не верит мистрис. Она давно не верит в милосердие и доброту. А еще она прекрасно видит, каким кровожадным блеском горят глаза некоторых девушек. Ни одна из них не собирается проигрывать и оставлять в живых соперницу.

Как глупо… Неужели выигрыш настолько велик? Замужество? О, боже, да ни за что!

А еще интересно – что уготовано остальным, если не смерть? Это им скажут?

Следующая пятнадцатиминутная речь мистрис содержала много пафоса и патетики и мало смыла. Она в красках расписывала, как им повезло очутиться здесь, как сильно они должны быть благодарны судьбе и Владыке за то, что он, наконец, решил обзавестись супругой.

А Лика рассматривала «соперниц» и думала – какой бред…

Кто-нибудь ее спрашивал? Кто-нибудь интересовался ее мнением? Да она бы никогда не согласилась сама на подобное безумие! Соревноваться с хищницами-профессионалками за милость какого-то неизвестного мужика! Бред!

Вот, например, черноволосая девушка с зеленым и янтарным глазом и рыжей кошкой – черная футболка красиво лежит на тренированном теле, прорисовывая каждую мышцу так, что складывается впечатление, что девушка готовилась к этому соревнованию заранее, с детства занимаясь спортом и наверняка какими-нибудь боевыми искусствами.

Или пепельноволосая миниатюрная красотка с умопомрачительной грудью и тонкой талией – этой вообще достаточно надеть платье покороче и мужики сами к ее ногам падут.

То же самое можно сказать практически обо всех – спортивные, красивые, фигуристые, уверенные в себе.

И лишь она смотрится здесь лишним и неуместным элементом. Почему не шестнадцать? Почему семнадцать?

– Итак, дорогуши, слушаем расписание на ближайшую неделю. Зарядка, пробежка, завтрак… – С каждым пунктом глаза Лики становились все круглее и растеряннее. Это армия или конкурс невест?

– Это Спарта, детка… – Услышав от Снежки ехидный шепот, Лика лишь покачала головой. Ужас. Нет, она против. Против!

– И напоследок вот еще что, – снова посуровев взглядом, мистрис задержала его почему-то на Лике и, усмехнувшись, неприязненно скривила губы. – Узнаю, что деретесь между собой или пакостите – накажу вплоть до исключения и отправлю на отработку в дом удовольствий. На это моих полномочий достаточно.

Это так страшно? Дом удовольствий. Звучит, как… бордель. Неужели и правда?

– А теперь идем умываемся, переодеваемся в одежду, которая лежит у вас на кроватях и через пятнадцать минут собираемся здесь. Время пошло!

А где умываемся-то?

– Идем, покажу. – Снова шепотом выведя Лику из ступора, Снежка поторопила свою хозяйку обратно в свою комнату. – Вот тут.

Хм, и правда. Практически незаметный выступ в стене оказался еще одной дверью, ведущей в крохотный санузел. Раковина, унитаз и небольшая душевая кабина. Унитаз!

В три минуты справившись с утренними делами, Лика поторопилась обратно в комнату. Уже не терпелось проверить, что же за одежду им приготовила строгая мистрис.

О… а ничего так, вполне ожидаемо и приятно, что по размеру. Темно-серый комплект, состоящий из плотных брюк и приталенной куртки, удобная обувь по типу берц всё той же мистрис, черная футболка, черные носки и темно-серое нижнее белье.

Нет, с бельем она не согласна, ее и свое вполне утраивает.

Еще несколько минут было потрачено на переодевание в унифицированную форму, заминка произошла лишь с шнуровкой обуви, но и с этим Лика справилась спустя несколько минут. В итоге в гостиной девушка появилась одной из первых, но вновь, вместо дивана выбрала место у стенки. Нет, не будет она провоцировать тех, кому нужнее. Не будет.

– Снеж, а ты что всё это время будешь делать? – Задумчиво почесывая питомицу за ухом, девушка общалась с ней шепотом, чтобы не привлекать лишнего внимания.

– Я буду рядом, не переживай. Заодно поспрошаю тех, кто знает чуть больше… – Скосив глаза на огромного черного кота, белоснежка усмехнулась своим мыслям. – Не бойся, Ангелок, главное не бойся. Нам главное выжить в первую неделю прессинга, а дальше будет проще.

Прессинга?

Глава 2

Прессинга. Именно прессинга. Неподготовленная физически, Лика с трудом успевала за остальными конкурсантками. Зарядка, бег, снова зарядка, растяжки, упражнения с усилением… практически всю первую половину дня первой недели девушки занимались спортом на выживание. О второй половине дня Лика помнила смутно. Кажется, был душ, обед, а затем глухое небытие на кровати, свернувшись в клубочек с одним единственным желанием – сдохнуть.

Затем ужин и уже не физический, а моральный прессинг.

Суровая и строгая мистрис приводила с собой специалистов различных направлений, и они по-своему тестировали девушек, выясняя уровень химер. К концу четвертого дня выявилось пять фавориток, которые умели больше всех – смена возраста, расы и даже оборот в животную ипостась с отращиванием шерсти и хвоста.

А все, что смогла Лика – это стать брюнеткой.

3
{"b":"577442","o":1}