ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Разговаривать нельзя было — в любую минуту незаметно мог подойти Славук, а ночью в такой тишине даже шепот слышен на несколько метров. Прошел еще час. Напряженный слух оперативных работников уловил осторожные шаги. Это Славук. Он быстро направился к крыльцу, где его ждала старуха:

— Что так долго?

— Да народу еще много ходит по деревне. Пришлось выждать. Где лопата?

— А вот стоит.

И старуха, сойдя с крыльца, взяла лопату, передала ее Славуку.

Ветров, выждав, пока Клещ и Славук скроются за углом дома, шепнул Ларину:

— Позови наших, они где-то здесь, на улице.

Ларин бесшумной тенью выскользнул за калитку. Яськов и Дегтярев, проводив Славука до дома Клещ, не стали заходить во двор, так как знали, что там Ларин и Ветров. Ларин, увидев их, махнул рукой, и через минуту все трое присоединились к Ветрову. Шепотом переговорили, и вскоре работники милиции в том же составе обогнули с двух сторон дом. Славук и старуха стояли в дальнем конце огорода и, по всей вероятности, копали землю.

Когда Ветров и его товарищи осторожно приблизились к ним, то услышали, как Славук раздраженно выговаривал старухе:

— Ну теперь видишь, что все нормально? Какие тут руки или ноги могут торчать, если мы его больше чем на метр зарыли?

— А почему тогда Лепетюха такие слова говорил? Может, он знает что-нибудь об этом?

— Нашла, на кого внимание обращать. Этого Лепетюху самого давно пора на тот свет отправить.

— Может, нам перепрятать его в другое место?

— А для чего? Он здесь хорошо запрятан, да и никто не догадается его здесь искать...

Ветров решил больше не прятаться. Все равно уже почти рассвело, и стоит Славуку и Марфе повернуться, как они их увидят. Поэтому старший лейтенант поднялся и спокойно сказал:

— Это почему же никто не догадается искать Раховского в огороде? А уголовный розыск для чего?

Славук резко повернулся на голос и поднял над собой лопату, но сзади к нему подбежал Яськов со своим напарником и, схватив его за руку, отобрал лопату. После этого ему надели наручники и сразу же повели к дому. Ветров приблизился к Марфе:

— Что же это вы человека по-христиански похоронить не захотели?

Старуха молчала...

Прошло три часа. В доме шел тщательный, но пока безрезультатный обыск. По сантиметрам исследовали большую комнату, и сейчас эксперты соскоблили поверхность пола в первой комнате. Ларин спросил у стоявшей рядом хозяйки дома:

— Давно вы обои клеили?

— В прошлом году.

— Не похоже. А ну, товарищи, давайте снимем их.

Минут через двадцать обои были сорваны. Под ними во многих местах были бурые пятна. Судмедэксперт провел по одному из пятен кисточкой, смоченной перекисью водорода, и сказал:

— Кровь...

Старуха на первом же допросе рассказала все. А Славук пока не признавался. Но когда в его присутствии вырыли из земли труп Раховского, к Славуку снова обратился Ветров:

— Что теперь скажете?

— А что говорить. Бог дал, бог и забрал, а мы только волю его исполнили.

— Слушайте, Славук, неужели вы действительно верите, что бог есть?

— Конечно, верю,

— Нет, Славук, если бы был бог на свете, то не стал бы он поселять на землю таких людей, как вы. Одно только присутствие вас и таких, как вы, людей является самым убедительным доказательством отсутствия бога... Кстати, где ваш сын?

— Какой сын? — бросил растерянный взгляд на Ветрова Славук.

— У вас что, их несколько?

— Нет у меня никакого сына.

— Куда же он исчез?

— У меня никогда сына и не было, — угрюмо ответил Славук.

— Неправда, — резко оборвал его Игорь Николаевич, — у вас были и сын, и жена, и родители. Кого вы прятали здесь в деревне, у себя в доме?

— Никого я не прятал. За что вы на меня зря клепаете?

Ветров сделал небольшую паузу и спокойно сказал:

— Неужели вы думаете, что мы не интересовались вашим прошлым? Нет, Славук, в отношении таких, как вы, мы не имеем права ограничиваться только тем, что вы совершили в настоящее время. Ну, да ладно, — махнул рукой Ветров, — у нас еще будет время поговорить об этом. Сейчас мы лучше пойдем и приведем жениха — вашего сына Антона. Хватит ему сидеть в землянке, пора его на свет божий вытаскивать.

Все увидели, как Славук с позеленевшим лицом медленно опустился на деревянную лавку. Он хрипло спросил:

— Как узнали?

— Очень просто. Это наша обязанность, — ответил с улыбкой Ветров, — нам за это государство деньги платит.

Игорь Николаевич кивнул головой Дегтяреву. Тот пошел следом. Во дворе они взяли двух вновь прибывших коллег и вчетвером направились к лесу. У крайнего дома стоял милицейский «газик». Вскоре машина приблизилась к лесу, где находилась землянка. Оперативники вышли из машины. Вокруг спокойно. Ветров подошел к двери и попытался открыть ее, но дверь была плотно закрыта изнутри.

— Я думаю, если взломать дверь, то рассчитывать на его гостеприимство нам не следует, так что давайте подождем, пока он выйдет сам.

Никто не возражал, они устроились с двух сторон от дверей, прямо на траве.

Солнце уже стояло высоко, после бессонной ночи хотелось спать. И Ветров незаметно для себя задремал. Он не знал, сколько прошло времени, но вздрогнул оттого, что послышался шум засова.

Работники милиции встали по бокам от дощатой двери и, как только она приоткрылась, бросились к ней. Антон опешил и молча смотрел на незнакомых ему людей. Его завели в землянку и осмотрели ее. В углу, в вещевом мешке нашли немецкий автомат и более тысячи патронов к нему, под подушкой, сделанной из сена, обнаружили пистолет системы «Вальтер» с полной обоймой.

Ветров видел, что разговаривать с Антоном бесполезно, и подал команду возвращаться в деревню...

В домах Клещ и Славука еще продолжались обыски. Славук, который уже пришел в себя, увидев сына, глухо сказал:

— Вот видишь, я же тебе говорил, что хорошего от них нам ждать нечего.

— А вы думаете, Славук, — ответил Ветров, — что после всего того, что вы сделали во время войны, люди будут вам благодарны? Вы даже родного сына не пожалели и лишили нормальной человеческой жизни. Сейчас настал час расплаты, и вам придется отвечать за все ваши дела.

Карпович, который стоял недалеко и слышал разговор, добавил:

— Без него в деревне и воздух будет чище.

А день действительно был прекрасным. Ярко светило солнце, вокруг было море зелени, бурлила жизнь.

Ветров посмотрел на чистое безоблачное голубое небо и улыбнулся...

НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ ЧЕРГИНЕЦ

Служба - дни и ночи - pic06.jpg

В 1969 году окончил юридический факультет Белорусского государственного университета.

В 1977 году присвоена ученая степень кандидата юридических наук.

С 1981 по 1984 год — начальник управления уголовного розыска МВД БССР.

С 1984 по 1987 год служил в Афганистане.

С 1987 по 1993 год — начальник управления внутренних дел на транспорте МВД Беларуси.

С января 1997 по октябрь 2008 года — член Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь, председатель Постоянной комиссии Совета Республики по международным делам и национальной безопасности (1, 2 и 3 созывы). Принимал активное участие в работе Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций.

С 1998 года член Совета Парламентского Собрания Союза Беларуси и России, председатель Постоянной комиссии Парламентского Собрания Союза Беларуси и России по вопросам внешней политики, член Постоянной комиссии Межпарламентской ассамблеи СНГ по внешнеполитическим вопросам.

С ноября 2005 года по настоящий момент Председатель Союза писателей Беларуси, член Союза журналистов, Союза кинематографистов Беларуси.

Автор более 50 научных трудов, нескольких сценариев художественных кинофильмов и спектаклей, а также более 40 художественных произведений. Среди них повести «Следствие продолжается» (1977), «Финал Краба» (1979), романы «Приказ № 1» (1985), «Сыновья» (1989), «Тайна Овального кабинета» (2001), «Побег» (2002) и многие другие.

104
{"b":"577590","o":1}