ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сергейчик неожиданно сменил тему разговора:

— Слушай, у тебя золотишко?

— Я же тебе говорил: есть золотишко, хрусталь. А что?

— Пойдем, что-нибудь загоним. Хотя бы бутылочку «чернил» возьмем, а?

Ветров понимал, что на сегодня сведений, которые он получил от Сергейчика, хватит. Надо было как-то отцепиться от него, и лейтенант сказал:

— Не могу сегодня. Найду тебя здесь в следующий раз.

Будем проверять

Ветров сидел в кабинете Каменева и докладывал ему, что удалось выяснить:

— Я считаю, Ануфрнй Адамович, что Толстая, Сашко и Рыжов могут пойти на кражу из квартиры Софки.

— Что ты думаешь предпринять? — спросил Каменев.

— Думаю, что проверить Рыжова следует поручить Мазурину. Рыжов проживает на его участке, и Мазурину — карты в руки. Что касается Сашко, то им пусть займется Канин, а вот Толстую надо мне самому взять под контроль. Если они решат пойти на кражу из квартиры Софы, то Толстая примет самое активное участие.

— Так ты за то, чтобы они совершили кражу?

— Нет. Кражу не допустим. Но, задержав их при попытке, развяжем им языки, и они вынуждены будут выложить все, что знают о хозяйке квартиры.

Каменев на минуту задумался и согласился:

— Хорошо, давай! Достань фотографии Сашко и Рыжова и скажи Харитонову, чтобы предъявил на опознание старушке, которая рассказала о Софе, да, вот что еще: пожалуй, не лишним будет показать фото Жуковой и Белявской. Не опознают ли кого-либо из тех, которых они встречали.

Ветров улыбнулся и достал из внутреннего кармана пиджака три фотографии:

— Я знал, что предложите мне это сделать, и фото уже достал.

— Молодец! Не зря же с тобой вожусь: все схватываешь на лету. А что думаешь делать со своим собутыльником?

— С каким собутыльником? — удивленно спросил Ветров.

— С тем, с которым бочку пива выпил.

— А-а, с Сергейчиком! — рассмеялся Ветров. — Думаю, что Канин найдет на него управу. Пива действительно много выпил. Живот едва не лопнул.

— Я, между прочим, доложу начальнику отдела. Попрошу поручить отделению службы усилить контроль за районом, где расположена эта пивнушка.

Ветров пошутил:

— Правильно! Сам в этом убедился. Нормальному человеку вроде и попить пивка не дадут.

Догадка

Игорь Николаевич хоть и проверил Самохина и Бурову, но все равно испытывал какое-то беспокойство. И сейчас на совещании у начальника уголовного розыска города, где речь шла о нераскрытых квартирных кражах, это беспокойство не покидало его.

Говорил начальник уголовного розыска города Севидов. Этот еще сравнительно молодой полковник был всегда в курсе всех событий и умел выдвигать замысловатые версии по нераскрытым преступлениям и почти никогда в них не ошибался. Вот и сейчас сотрудники слушали Севидова внимательно.

Неожиданно Игорь услышал знакомую фамилию «Ревтов». Это Севидов остановился на краже из квартиры Ревтова. «Кроме денег и ценностей, — продолжал Севидов, — преступники похитили паспорт Ревтова. Не попытаются ли они использовать этот документ?..»

Дальше Ветров не слушал... В голове стояла лишь одна фамилия: «Ревтов... Ревтов... А что, если...»

Игорь с трудом дождался конца совещания и чуть ли не бегом бросился к машине.

— В загс, — коротко бросил он шоферу.

Лейтенант Мазурин

Жарко. Солнце обжигает густую зелень садов, землю. По улице задумчиво бредет человек. Это участковый инспектор лейтенант Мазурин. Настроение у него — хуже некуда. Вчера подал рапорт на отпуск, а сегодня начальник отдела приказал включиться в работу. Необходимо раскрыть серию краж из квартир. Что это значит? Отпуск откладывается на неопределенное время. Начальник так и сказал: «Пока не задержим преступников».

«А когда их задержим?» — думал Мазурин, стараясь прижиматься ближе к заборам, там можно было укрыться, хоть какая-то тень.

Рыжова лейтенант знал хорошо. Ранее он уже был судим за кражу из квартиры. Когда возвратился домой после отбытия наказания, казалось, что взялся за ум. Начал работать. Вот только пить не прекратил. Тянула старая компания. Потом бросил работу. Было ясно, что, если его не остановить, дело добром не кончится. Мазурин много раз беседовал с Рыжовым, бывал у него дома, разговаривал с родителями, но те беспомощно разводили руками. Мазурин задумался и не заметил, как низко нависшая ветвь вишни сильно ударила по глазу.

— У, черт возьми! — чуть слышно выругался участковый и перешел на другую сторону улицы, где стояла водоколонка. Холодной водой промыл глаз, сполоснул лицо. Постоял немного, выжидая, пока пройдет боль в глазу.

Мазурин на первый взгляд ничем не выделялся. Высокий, костлявый, он говорил приглушенным спокойным голосом. Но друзья по работе знали этого человека как хорошего спортсмена. Второй год подряд он был чемпионом города по боксу, хорошо владел приемами самбо, стометровку пробегал за двенадцать секунд. Отмечались его исполнительность, собранность. Еще не было случая, чтобы лейтенант не выполнил в срок служебное задание или заволокитил какой-нибудь служебный материал.

И вот сейчас недовольный, что сорвался отпуск, Мазурин шел медленно по этой солнечной, безмятежно спокойной улице. Лейтенант обдумывал план действий. Не пойдешь же прямо к Рыжову и не спросишь, будет ли он совершать кражу из квартиры. Нет, надо что-то другое придумать. И лейтенант придумал. Недалеко от Рыжова жил Михаил Анкуда, неплохой парень. Мазурин как-то встречался с ним в штабе добровольной народной дружины. Анкуда с товарищами по работе пришел туда дежурить. Мазурин пошел с ним проверять своих подконтрольных. Вместе они провели весь вечер и о многом поговорили. Мазурину понравился этот симпатичный и рассудительный парень. Он с сожалением говорил в тот вечер о Рыжове, который топит свою судьбу в стакане водки.

И вот сейчас участковый инспектор решил поговорить с Анкудой. Но дома ли он? Лейтенант прошел мимо деревянного особняка, где жил Рыжов. Мельком бросил взгляд во двор. Пусто. У сарая, в тени, высунув длинный розовый язык, лежала лохматая собака. Ей было скучно и, должно быть, жарко. У забора на боку, вытянув ноги, лежал поросенок. Его тоже угнетал зной. Мазурин спокойным шагом прошел дальше. А вот и дом, где с родителями проживал Анкуда. Мазурин оглянулся — никого, толкнул калитку. Навстречу выскочил щенок, с любопытством взглянул на вошедшего, тявкнул и на всякий случай спрятался под крыльцо. Не успел Мазурин подойти к дверям дома, как они распахнулись и на крыльцо вышел Анкуда. Увидев участкового, улыбнулся:

— Петр Андреевич! Здравствуйте! Вас в гражданской одежде и не узнать.

— Здравствуйте, Михаил Федорович! Я, признаться, хотел покупаться съездить, считал, что с сегодняшнего дня начальство отпуск разрешит. Но не вышло. Получил новое задание. А вы, наверное, во вторую смену работаете, раз дома?

— Да, через час пойду. Проходите в дом, — пригласил он гостя.

— Спасибо. Я ненадолго. Если не возражаете, в тенек пройдем. Хочу кое-что спросить.

— Пожалуйста, пожалуйста.

Они прошли в сад и сели под яблоней на шаткую деревянную скамеечку.

— Михаил Федорович, я хотел поговорить о Рыжове. Как он сейчас себя ведет?

Лицо Анкуды помрачнело.

— Плохо ведет. Особенно в последнее время. Работу бросил, пить стал чаще. Мать Рыжова рассказывала, что он опять за старое принялся. В прежнюю компанию возвратился. Дома часто не ночует. Я уже сам думал к вам обратиться. Надо что-то делать. Я его позавчера встретил, думал поговорить с ним. Так где там! Покрыл меня матерщиной и говорит: я, мол, сам знаю, как жить на свете, не учи ученого! И хлопнул калиткой. Мать его жалко, совсем извелась старушка.

— Не замечали, кто с ним в компании?

— Как звать — не знаю. Видел одну молодую женщину с испитым лицом и двух, лет под тридцать, мужчин. Однажды вместе с Сашкой по нашей улице шли.

58
{"b":"577590","o":1}