ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И они снова рассмеялись.

Семейные не нужны

Наконец Тростнику повезло. Во-первых, как ему пояснили в отделе доставки главпочтамта, цифры, написанные на газете, обозначают номер дома. К такому способу прибегают почтальоны, чтобы легче и быстрее доставлять газеты подписчикам. Домов под номером двадцать два, в которых живут подписчики «Чырвонай змены», сравнительно немного. Необходимо было объехать шестьдесят девять почтовых отделений.

Но ему это не понадобилось.

Тростник толкнул дверь с надписью «Начальник» и оказался в маленькой комнате. За столом сидела пожилая женщина и что-то писала. Она положила ручку на стол, поверх очков посмотрела на вошедшего.

Тростник поздоровался:

— Здравствуйте, я из уголовного розыска. Вот удостоверение.

Женщина внимательно посмотрела на цифры, написанные на газете, которую принес с собой Тростник, и сказала:

— Похоже, что Люба Доронина писала. Подожди минутку, я сейчас.

Она вышла из кабинета. Тростник, затаив дыхание, ждал. Начальник отделения привела с собой молоденькую девушку. Взяла со стола газету и протянула ей:

— Это ты писала?

Девушка несколько секунд внимательно рассматривала цифру и, почему-то покраснев, ответила:

— Я. А что случилось?

— Не волнуйтесь, — успокоил ее Тростник. — Я ищу человека, который выписывает эту газету. Может, помните, кто в этом доме живет?

Девушка на мгновение задумалась.

— Фамилию точно не помню, кажется, Лобановы. Знаю, что там живут муж и жена и, по-моему, еще квартирант.

— А газету кто выписывает?

— У них раньше жил на квартире парень, вот только фамилию забыла, он и выписывал эту газету. Месяца три назад встретил меня на улице. Сказал, что получил квартиру. Интересовался, как перевести газету на новый адрес. Я все растолковала, но все остается по-прежнему. Значит, у парня или времени нет, или просто решил не заниматься этим вопросом.

Тростник записал адрес, на который выписывается «Чырвоная змена», поблагодарил начальника отделения, девушку-почтальона и ушел.

На улице, немного поразмыслив, он решил не терять времени и сразу же узнать, кто проживает по этому адресу. Через полчаса Тростник был недалеко от дома номер двадцать два.

Владимир понимал, что заходить в дом сразу нельзя, поэтому направился в соседний. Открыв калитку, он вошел во двор и тут же натолкнулся на пожилую женщину, которая стирала белье.

— Здравствуйте! Скажите, пожалуйста, вам квартиранты не нужны?

Женщина, не отрываясь от работы, поздоровалась с гостем. Но, услышав вопрос, выпрямилась и, не вынимая рук из стоявшего на деревянной скамье таза, ответила вопросом на вопрос:

— Одинокий или семейный?

По тону вопроса Владимир понял, что хозяйка не против принять на квартиру одинокого человека, а это не входило в его планы, и он вынужден был ответить:

— Женат. С женой и сыном. Нам бы комнату снять, а то пока очередь на квартиру подойдет, жить негде.

Однако хозяйку подобный вариант не устраивал:

— Одинокого еще бы взяла, а семью не могу, так что извините.

— Может, соседи комнату сдают? Дом подходящий, — и Тростник кивнул на жилье Лобанова.

— Дом-то немалый, — со вздохом ответила хозяйка, — да вот хозяева вряд ли вам подойдут.

— Что, скандальные?

— Пьют много, потому и скандалят. Да и они семейных не возьмут. Детей своих не имеют, а чужих не любят. Живут вдвоем. Четыре комнаты. Одну занимает квартирант. Этот нравится хозяевам: вместе пьянствуют. Вчера ко мне хозяйка приходила, Лизой ее зовут. Просила денег одолжить. Говорила, что одинокого мужчину хотели бы взять на квартиру. Так что не стоит и заходить к ним. Пройдите в конец улицы. Может, там найдете что-либо подходящее.

Тростник извинился, вышел на улицу и направился в райотдел. Каменев был у себя, разговаривал с Ветровым. Увидев Тростника, прервал беседу и спросил:

— Ну как? Выяснил?

— Конечно.

И Тростник коротко рассказал о Лобанове.

Каменев задумался:

— Что делать? Допрашивать Лобанова, не выяснив, что это за тип, нельзя.

Ветров вспомнил рассказ Нади о Данае и предложил:

— Что, если сделать так, как однажды поступил Зевс?

Каменев и Тростник удивленно уставились на лейтенанта. Ветров с улыбкой продолжил:

— Только для этого кто-то из нас должен превратиться в золотой дождь.

— Ты что?.. Того? — удивился Тростник, выразительно покручивая указательным пальцем у виска.

— Ты сам того! — отпарировал Игорь. — Послушайте!

И он начал излагать свой план.

В доме Буровой

Заведующая загсом, пожилая женщина с обильной сединой в волосах, протянула Игорю Николаевичу несколько листов.

— Вот, пожалуйста! Эти бланки заполнили Бурова и Ревтовский.

Игорь достал ручку, блокнот, присел у стола. Через несколько минут он возвратил бумаги и уехал в отдел. Там его уже ждала Белявская. Ветров забежал в оружейную комнату, сунул в карман пистолет и вышел к Зине.

— Хочу, чтобы ты посмотрела сегодня на одного человека.

Зина улыбнулась:

— Симпатичный?

— Это уж как тебе покажется, как оценишь, — в тон ей ответил Игорь.

Они ехали к дому Буровой. Ветрову не давало покоя одно предположение. И вот теперь необходимо было вместе с Белявской заняться серьезным делом. Недалеко от дома, где проживала Бурова, Игорь остановил машину, начал осматриваться. Он дотронулся до руки Белявской:

— Видишь двухэтажный дом?

Зина посмотрела в ту сторону, куда показал Игорь, и увидела деревянный двухэтажный особнячок с одним входом.

— Да...

— Минут через пять заходи в этот подъезд, буду тебя там ждать.

Игорь не торопясь вылез из машины. Через несколько минут он уже разговаривал со старушкой сторожихой, и она открыла одну из комнат. Игорь взглянул в окно, удовлетворенно хмыкнул. Домик Буровой, вход в него были как на ладони. Он спустился вниз, встретил Зину и вместе с ней снова поднялся в комнату.

— Наша задача очень простая, — сказал он, — сидеть и смотреть на мужчин, которые входят и выходят из этого дома.

Зина согласно кивнула головой, села на стул, начала смотреть в окно.

Прошел час, второй. Стало смеркаться. За это время в дом Буровой вошел только один мужчина, но Зина его не опознала. Когда совсем стемнело, Ветров и Белявская вышли из своей засады. Они пешком направились в сторону милиции.

Новый квартирант

Андрей Семенович Лобанов работал на инструментальном заводе, а его жена Елизавета Михайловна — уборщицей в школе. Детей у них не было. Это обстоятельство, видимо, и наложило отпечаток на характеры супругов. С соседями они почти не вступали в контакты, особенно Андрей Семенович. Дело в том, что хозяин часто выпивал, нередко скандалил с женой. Квартиранты, как правило, у них долго не задерживались. Но вот последний жилец, видно, и не думал уходить. Это был одинокий мужчина лет тридцати, высокий, костлявый. Работал он на какой-то базе грузчиком. Григорий Казимирович Лешковский — так его звали — был замкнутым, неразговорчивым человеком. Дружбу водил только с хозяином, с которым частенько выпивал.

Однажды, когда чета Лобановых была дома, в квартиру вошел незнакомый мужчина — невысокого роста, светло-русый, на вид лет тридцати или чуть больше этого. Глядя голубыми глазами на хозяев, он спросил, не нужен ли им квартирант. О себе он сказал, что работает слесарем на тракторном заводе, в общежитии жить не хочет.

Хозяевам нежданный гость понравился, и в доме стало два квартиранта.

Новичок оказался разговорчивым, веселым человеком, знал много анекдотов, да и выпить, если приглашали, не отказывался. Правда, пил в меру. И хозяева дома, должно быть, очень удивились бы, увидев, как квартирант, придя к себе в комнату, тут же принимался есть сливочное масло и принимать какие-то таблетки.

Каменев, направляя своего сотрудника под видом квартиранта на задание, казалось, предусмотрел все. Но он не учел лишь одного: для капитана милиции Головлева, хорошего спортсмена и трезвенника, водка была сущим наказанием. Однако что поделаешь?! Приказ есть приказ, и Головлев пил, проклиная все на свете.

61
{"b":"577590","o":1}