ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Пророчества магистра Мишеля Нострадамуса» написаны на среднефранцузском языке (также называемом ранненовофранцузским или французским языком эпохи его формирования) с отдельными (в основном цитатного характера) вкраплениями на латыни, провансальском и испанском языках (в переводе выделены курсивом). Кроме типичных трудностей, с которыми сталкивается историк-переводчик французских текстов XVI в. (различия в лексике и грамматике, обилие латинизмов и итальянизмов, неологизмы, активно вводимые авторами вперемежку с архаической лексикой, отсутствие устоявшихся правил пунктуации и стандарта в написании топонимов), язык «Пророчеств» имеет свои специфические особенности, в еще большей степени затрудняющие перевод. Речь идет прежде всего о стилизации Нострадамусом своего текста «под старину», имитирующей язык древних оракулов (например, «Сивиллиных книг»). Недосказанность, двусмысленность, игра слов, многовариантность некоторых словесных оборотов и т. п. Одна из задач, которую автор перевода ставил перед собой – разграничить чисто лингвистические, субъективные трудности и проблемы, рожденные особенностями языка Нострадамуса. В работе над переводом были использованы академические исторические словари французского языка Гюге, Сен-Пале и Годфруа (см. библиографию в конце книги), что позволило максимально приблизиться к смыслу оригинала – так, как он мог быть понят современниками Нострадамуса.

Предлагаемый перевод состоит из двух частей – собственно перевода «Пророчеств» и развернутого комментария к нему. Задача комментария – воссоздать культурно-исторический, географический и естественнонаучный фон катренов. В нем приводятся также варианты прочтения тех или иных строк, указания на конъектуры (восстановление поврежденного текста), к которым пришлось прибегнуть автору перевода или его предшественникам. При составлении комментария, кроме моих собственных исследований, учитывался опыт П. Брендамура, Ж. Дюпеба и некоторых других зарубежных специалистов.

Для удобства современного читателя катрены обозначаются двойным арабским числом через дефис, где первая часть указывает на номер центурии, а вторая – номер катрена (например, 5-15 означает 15-й катрен V-й центурии). Посвятительные письма разделены на параграфы: к сыну Сезару – по Э. Баресту (разделение принято П. Брендамуром), к Генриху II – по Э. Леони. Например, обозначение «Сезар 15» указывает на 15-й параграф письма к Сезару, а «Генрих 24» – на 24-й параграф письма к Генриху II.

Ссылки на источники приводятся непосредственно в комментарии. Сокращение типа I, 255 отсылает к сборнику прозаических предсказаний Нострадамуса, составленному Ж.-Э. де Шавиньи и частично опубликованному Б. Шевиньяром (см. библиографию в конце книги).

Условные обозначения типа LGP 1557, Alm. 1563, PI1562 и др. отсылают к сочинениям Нострадамуса (прежде всего альманахам; также раскрыты в библиографическом разделе).

В этом томе читатель найдет также предметно-именной указатель, призванный облегчить работу с переводом.

Я сердечно благодарю моего бывшего научного руководителя д. и. н. Н. И. Басовскую, которая поверила в мои силы и помогла поверить в них мне самому; к. и. н. В. М. Володарского, прояснившего для меня ряд моментов по истории Германии XVI в.; д. и. н. Г. А. Шатохину-Мордвинцеву, с бесконечным терпением отвечавшую на мои вопросы по истории Нидерландов XVI в.; к. и. н. А. В. Короленкова, указавшего на ряд ценных в контексте моего исследования античных источников, а также д. и. н. Л. М. Брагину, чьи работы по истории итальянского Возрождения оказали на меня огромное влияние. С признательностью я вспоминаю также П. Лемезюрье, Г. Сомей, М. Грегорио, Ж. Альброна и Р. Беназра – без их советов и публикаций мой перевод и особенно комментарий к нему были бы далеки от полноты. Отдельная моя благодарность адресована сотрудникам проекта Gallica при Французской национальной библиотеке, благодаря которым я получил доступ к широчайшему кругу бесценных источников XVI в. Наконец, я хотел бы выразить признательность к. и. н. М. С. Бобковой, убедившей меня приступить к переводу «Пророчеств».

А. Пензенский

Извлечение из реестров Лионского сенешальства

Сим удостоверяется, что Масе Боном, печатник, проживающий в Лионе, вновь приобрел некую книгу, именуемую «Пророчества Мишеля Нострадамуса», которую он охотно отдал бы в печать, если бы нам было угодно удовлетворить его ходатайство. И чтобы, помимо этого, было запрещено всем печатникам и другим печатать ее или отдавать в печать в течение двух лет. После того, как упомянутая книга была нами просмотрена в некоторых ее местах, и упомянутый Масе Боном заявил, что вся сия книга не содержит ничего, что касалось бы запрещенного верования, [на основании] разрешения королевского прокурора дозволяем упомянутому Масе Боному печатать и отдавать в печать упомянутую книгу. Также именем короля запрещаем всем печатникам печатать ее в течение двух лет, начиная с текущей даты, под угрозой конфискации указанных книг и штрафа по суду.

Писано в Лионе нами, Гуго дю Пюи, сеньором де Ла Мот, королевским советником и чиновником Лионского сенешальства, в последний день апреля 1555 г.

Подписано – дю Пюи.

С подлинным верно – Ж. Кроппе.

Предисловие м[агистра] Мишеля Нострадамуса к своим «Пророчествам»

Моему сыну Сезару Нострадамусу – жизни и довольства

1. Твое позднее рождение, сын мой Сезар Нотрдам, заставило меня посвятить долгое время, проведенное в непрерывных ночных бдениях, [тому, чтобы] открыть в писаниях [и] оставить тебе воспоминание [на время] после телесного угасания твоего родителя, [и] на общее благо людей то, с чем меня познакомила Божественная сущность посредством астрономических круговращений.

2. И поскольку бессмертному Богу было угодно, чтобы ты явился под природный свет в этот земной край, и я не хочу говорить – твои годы, – которые еще не накопились, – но твои мартовские месяцы неспособны воспринять твоим слабым разумением то, что я буду вынужден закончить по своей смерти; [3] учитывая, что возможно оставить тебе в писаниях то, что в ином случае будет разрушено временем, [4] ибо наследственная речь сокровенного предсказания будет похоронена в моей груди; [5] считая также, что судьбы человеческой кончины неопределенны и что все управляется и подчиняется неоценимому могуществу Бога; вдохновленный не вакхическим неистовством и не порывом безумия (одержимости водяными нимфами), но астрономическими суждениями, [я приступил к своему труду]. Лишь те, кто вдохновлены Божеством и пророческим духом, могут предсказывать частности.

6. Хотя с давних пор много раз я предсказывал много ранее то, что потом происходило и в каком месте, приписывая это божественным силе и вдохновению и незадолго другие счастливые и мрачные события, которые потом и происходили по всему свету, [7] [я] пожелал замолчать и отказаться от описания на бумаге, чтобы никого не задеть, – не только [людей] нынешних времен, но и большей части будущих, поскольку царства, секты и религии претерпят столь сильные изменения, даже перейдут в противоположность своему нынешнему состоянию, что если бы я открыл то, что случится в будущем, люди царств, сект, религий и веры нашли бы это столь неприятным для слуха, что они прокляли бы то, что в грядущих веках найдет подтверждение, [8] [я] внимал также изречению истинного Спасителя: «Не давайте святыни псам, и не бросайте жемчуга вашего пред свиньями, чтоб они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас». Это было причиной того, что я скрыл свой язык от простонародья и перо – от бумаги.

9. Впоследствии я пожелал открыться, возвестив всему свету в туманных и двусмысленных выражениях о будущих событиях, как наиболее близких, так и тех, которые я разглядел [в далеком грядущем], каковы бы ни были перемены, способные возмутить хрупкие чувства, – написав все скорее в туманном, чем пророческом стиле.

16
{"b":"577725","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Соль Саракша
Женщины созданы, чтобы их…
Ненавистная пара
Хмель
Прорваться сквозь шум
Манхэттен-Бич
Мужчины, которых мы выбираем
Урок первый: Не проклинай своего директора
Палитра его пороков