ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В то время как в Шумере разрастались города и распространялись плоды цивилизации, большинство соседних земель, за исключением Элама, оставались на уровне деревенской культуры. Эламская цивилизация в чем-то развивалась по образцу шумерской культуры. Благодаря развитым торговым связям Шумера некоторые достижения, оказавшие существенное влияние на развитие местных культур, стали доступны и населению других частей Передней Азии. Например, существовала тесная связь между Шумером и Эшунной (совр. Телль-Асмар) в районе Диялы: здесь были найдены цилиндрические печати нескольких типов и другие предметы, которые идентичны тем, что находят в Северной и, в меньшей степени, Южной Вавилонии. В Сузах, главном центре Элама, шумерское влияние прослеживается настолько сильно, что его иногда объясняют политической зависимостью этой территории от Шумера. Но появление самостоятельной эламской письменности в период Урук III, хоть и основанной на принципах шумерского письма, является признаком определенной самостоятельности, несоотносимой с иноземным владычеством. Точно так же наряду с наиболее частыми цилиндрическими печатями из Суз – со сценами охоты или геральдическими композициями, которые были характерны для печатей из бассейна Диялы, – встречаются и оригинальные местные типы печатей. Тесные связи с шумерским искусством прослеживаются и на примере небольших каменных фигурок животных. В значительно меньшей степени представлены контакты с районом Ассирии. Так, оттуда была привезена цилиндрическая печать с изображением культовой барки из Телль-Биллы; она аналогична печатям, найденным в слоях IV и III в Уруке. В расположенном неподалеку Тепе-Гавре, в слоях, соответствующих протописьменному периоду Шумера, были найдены остатки храмов, форма которых сохранялась на протяжении нескольких веков. Эти храмы можно соотнести с храмовыми комплексами, известными на Вавилонской равнине с убейдского периода, однако они обладают собственными отличительными признаками. По странному совпадению, наиболее похожий храм был возведен 1500 годами позднее (около 1430 до н. э.) касситским царем Караиндашем в Уруке. В Ассирии в протописьменный период были распространены простые печати, цилиндрические появились в Тепе-Гавре только к раннединастическому периоду, времени правления царей династии Аккада. Наиболее частым мотивом на печатях были изображения горного козла; образы домашних животных и людей встречаются крайне редко. Свидетельств использования шумерской письменности не найдено.

Памятники шумерского стиля находят и в еще более отдаленных от Шумера районах – в Телль-Браке, что в верховьях реки Хабур. Там в слоях, соответствующих протописьменному периоду, были обнаружены мозаики, сложенные из керамических конусов. Ими были украшены внешние стены храма, который имел ряд схожих черт со святилищами в Уруке. Основным мотивом мозаик был спиралевидный орнамент, известный также по памятникам Шумера и района реки Диялы; в Телль-Браке спирали приобрели форму огромных глаз. Над некоторыми из них помещено изображение высоких головных уборов, и в целом эти образы напоминают антропоморфные изображения, которые схожи с найденными там же скульптурами «алебастровых идолов». В свою очередь, эти «идолы» могут быть связаны с сохранившимся фрагментом головы божества из Урука. В Телль-Браке количество памятников, связанных с культурой Шумера, значительно превосходит число подобных находок в Ниневии или Тепе-Гавре. Скорее всего, Телль-Брак был анклавом Шумера на севере, и это предположение прекрасно коррелирует с находкой руин постройки, возведенной на месте сооружения протописьменного периода – «дворца» Нарам-Суэна из династии Аккада (около 2260–2223 до н. э.), восстановленного при царях III династии Ура (около 2100 до н. э.). Так называемый дворец представляет собой крепость, возведенную для удержания власти на севере и контроля торговых путей; с величайшей осторожностью можно предположить, что руины протописьменного периода могли принадлежать зданию с таким же назначением. Если мы примем это предположение, то будем вынуждены поставить вопрос о военно-политической экспансии Шумера, причем на настолько огромной территории и в настолько ранние времена, что чувство профессиональной осторожности заставит нас отбросить эту гипотезу. Тем не менее, вспоминая сцены на цилиндрических печатях протописьменного периода, где «человек в клетчатом переднике» получает пленников, сложно представить, что эти люди были захвачены в результате внутренних войн. Возможность военных действий на территории самого Шумера также входит в противоречие с шумерской традицией возводить города без укреплений.

Влияние Шумера не ограничивалось территорией Месопотамии; отдельные находки в Северной и Центральной Сирии, Палестине и Анатолии свидетельствуют о контактах с шумерской цивилизацией. Явные заимствования из шумерской культуры наблюдаются даже в Египте во времена герзейского периода, непосредственно предшествовавшего времени правления первых царских династий. Как мы уже отмечали, эти данные позволяют проводить хронологические параллели, но могут привести к ошибке в исторических выводах. Конечно же влияние Шумера не было решающим фактором развития египетской цивилизации. Не имеет серьезных оснований и часто встречающаяся теория о том, что шумерская письменность стала основой для египетских иероглифов.

Как ни удивительно, но вслед за стремительным взлетом к концу протописьменного периода начался медленный упадок шумерской цивилизации. На памятниках его последнего этапа отчетливо видно вырождение некогда высоких стандартов, это особенно прослеживается на примере цилиндрических печатей и фигурок животных. Они выполнены небрежно, мастера уже не следовали первоначальной цели создания скульптурных изображений на оттисках печатей и наносили на них грубые абрисы фигур. Судя по значительному количеству таких предметов, падение качества резьбы стало скорее общей тенденцией, чем результатом работы нескольких неумелых ремесленников. Последующий раннединастический период принес так много изменений, что можно с легкостью принять столь простое объяснение. Но, помимо утраты качества ремесла, произошло нечто более важное. Нам неизвестно, как погибла шумерская цивилизация. Но мы знаем, что привело к ее исчезновению – массовая миграция семитских народов с севера и северо-востока.

Земля Шумера неоднократно разорялась его реками, поэтому в шумерском языке все несчастья, включая переселение народов, часто связаны с образом потопа. В царском списке время Всемирного потопа отнесено к концу протописьменного периода, после чего началась новая жизнь в раннединастическое время. Этим событием отмечено нашествие семитов-аккадцев. Хотя и невозможно представить, каким образом знание о столь древних временах дошло до составителей царского списка, логично предположить, что они могли соотнести это событие с миграцией ханаанцев (амореев), имевшей место в начале 2-го тыс. до н. э., свидетелями которой они были. Таким образом, описание первой волны миграции семитов было сделано на основе их собственных впечатлений от второй. Во всяком случае, это описание точно подходит событию, нанесшему сокрушительный удар по шумерам, – наводнению их страны пришлыми иноземцами.

Глава 2. Раннединастический период

Под словосочетанием «раннединастический» мы имеем в виду промежуток времени между протописьменным периодом и становлением Аккадского государства, отмеченный инфильтрацией в состав шумерского населения семитского племени, представителей которого, ориентируясь на XXIV в. до н. э., можно назвать аккадцами. Начиная с этой эпохи появляются письменные источники, позволяющие нам рассказывать о людях и событиях того времени. Однако историку не следует ограничиваться надписями – он должен учитывать и археологические данные. К примеру, он не может проигнорировать ухудшение качества предметов искусства, в первую очередь цилиндрических печатей, которое прослеживается на шумерских памятниках после урукского слоя III. Его не может не впечатлить тот уровень развития, которого шумерское искусство достигло в раннединастический период. Он обязательно заметит, что наряду с другими нововведениями тогда появился храм в форме ступенчатой террасы, предтеча зиккурата, символ преемственности, корни которого прослеживаются в протописьменном периоде.

11
{"b":"577730","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нефилимы, сказки запретного леса
Большое богатство
Лестница Якова
Письма астрофизика
О чем молчат вороны
Верные. Книга 4. Дорога к дому
Тайна дома Морелли
Марья-Царевна
Жена в придачу, или Самый главный приз