ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Таким образом, легенда о Саргоне подтверждает его семитское происхождение. Он был одним из бесчисленного множества мигрантов, не оставивших, в отличие от него, следов в истории. Саргон сыграл в ней настолько важную роль, что начиная со времени его правления и царствования его преемников семиты, жившие в Вавилонии, стали называться аккадцами в честь основанного им города – Аккада. Этот топоним впоследствии начал применяться для обозначения всей северной части Нижней Месопотамии, в результате чего только юг данного региона продолжал называться Шумером. Благодаря Саргону семиты вышли из тени. Он и его преемники носили семитские имена; аккадский язык, на котором они говорили, стал использоваться вместо шумерского; на рельефах вместо круглоголовых выбритых голов шумеров появились длинноволосые бородатые лица аккадцев. Это достижение было крайне важным для Вавилонии, история которой зиждилась на сосуществовании шумеров и семитов, даже в определенном смысле их соперничестве в сфере культуры. О значимости этого явления мы поговорим ниже.

Если верить той же легенде, Саргон родился среди оседлых семитов, хотя его предки незадолго до этого вели полукочевой образ жизни. Он стал принимать участие в политической жизни Киша, крупного семитского центра, но нам неизвестно, каким образом это произошло. В Шумерском царском списке он назван чашеносцем второго представителя III династии Киша Ур-Забабы. Несомненно, впоследствии Саргон возглавил восстание против своего господина. К этому, возможно, привело поражение, которое Ур-Забаба потерпел в войне, лишившей Киш его могущества. Благодаря поразительной удаче (в письменной традиции она объясняется особой благосклонностью Иштар, одной из наиболее почитаемых у семитов богинь) Саргон сумел захватить земли вокруг Аккада, где он построил новый или расширил уже существовавший город, сделав его своей столицей и, таким образом, как бы сказали позднее, поддавшись греховной гордыне. Мы не знаем, где именно находился Аккад (его руины до сих пор не были обнаружены археологами). Судя по письменным источникам того времени, он располагался недалеко от Киша; согласно литературной традиции он стоял неподалеку от Вавилона. Таким образом, мы можем прийти к выводу о том, что он находился где-то на территории древнего города Сиппара, вероятно на берегах Евфрата.

К несчастью, мы совсем немного знаем о достижениях Саргона, а именно о создании державы со столицей в Аккаде. Точнее, мы не можем сопоставить известные нам события и расположить их в хронологическом порядке, чтобы нарисовать полную картину развития этой державы. Мы можем попытаться решить эту проблему, повторив порядок, в котором писцы Ниппура складывали сделанные ими копии надписей Саргона, или там, где этого недостаточно, прибегнуть к «исторической логике» (если бы в истории она присутствовала).

Нам известно лишь то, что рост этой державы начался с Аккада, ставшего ее центром. Первым в череде титулов Саргона неизменно стояло словосочетание «царь Аккада». За ним следовал титул «царь Киша». Старая столица семитов, несмотря на поражение государства, центром которого она являлась, сохранила свое значение, и первостепенной задачей нового царя было распространить свою власть на северную часть Вавилонии, которую для этого нужно было завоевать. Возможно, он сделал это под вывеской «освобождения» ее от Урука и возрождения ее прежней славы.

Теперь, став правителем севера и упрочив свое положение, Саргон не смог удержаться от того, чтобы начать военные действия против величайшего завоевателя того времени, жившего неподалеку. Военные действия против Лугальзагеси и его «пятидесяти энси», очевидно, велись в несколько этапов. В надписях упоминаются «тройное нашествие» и «тридцать четыре битвы». Победив царя Урука, взяв его в плен и доставив в шейных колодках к святилищу всех шумеров (храму Энлиля в Ниппуре), Саргон, победив во всех этих войнах, стал владыкой Урука, Ура, Э-Нинмара, Лагаша и Уммы, иными словами всех шумерских государств «до моря». С этого момента царь Аккада и Киша стал добавлять к своей титулатуре словосочетание «царь страны».

Что подтолкнуло Саргона на это? Может, стремление получить славу Лугальзагеси? Или необходимость ответить на угрозу, которую могли представлять соседние государства, недовольные появлением совсем рядом со своими границами новой силы? Мы не знаем этого. В любом случае затем Саргон переключил внимание на запад, ведь к тому моменту вся страна уже находилась под его властью. Судя по имеющимся в нашем распоряжении более поздним источникам, завоевание северо-запада, наиболее выдающееся деяние Саргона, было осуществлено в ходе двух походов. Первый царь предпринял на первом же году своего правления, а второй – на 11-м. Возможно, во время первого он решил ограничиться завоеванием территории вплоть до Туттуля (современного Хита) на берегу Евфрата, ворот в «Верхнюю страну» и в Мари. В любом случае к концу второго похода царь повел свое войско в Северную Сирию (в Эблу), к берегам Средиземного моря, в Ливан или к горному хребту Аманус («Кедровый лес») и к Таврским («Серебряным»?) горам (либо по меньшей мере к их восточным предгорьям).

Вскоре эти завоевания обросли легендами, из-за чего теперь мы не в состоянии отличить вымысел от исторических фактов. В них Саргон не только захватывает города, названия которых отсутствуют в надписях (например, Каркемиш), но и пересекает Средиземное море, чтобы завоевать «страну Тин» (возможно, в данном случае имеется в виду Кипр или какое-то иное приморское государство, располагавшееся в южной части Малой Азии), и покоряет остров Крит. Потом он якобы отправился в глубь Анатолии, в Бурушханду, к югу от Большого Соленого озера (современное название – Туз). Ввиду отсутствия более достоверных источников нам следует относиться к этим сведениям с осторожностью и не принимать их за чистую монету.

Нам известно о том, что через несколько столетий в Малой Азии появились аккадские купцы, вполне вероятно знаменитые тамкару, можно предположить, что легендарная традиция превратила в завоевательные походы простые торговые экспедиции. С уверенностью мы можем утверждать лишь следующее: Саргон объединил под своей властью территорию, простирающуюся от «Нижнего моря» (Персидского залива) до «Верхнего (Средиземного) моря» (это почти 1500 км).

Это еще не все. Царь, вероятно, был недоволен союзом, заключенным его восточными соседями: Эламом и Варахшей, – цель которого заключалась в том, чтобы помешать захватчику. В двойной надписи (рассказывающей о завоевании, разделенном на два похода?) Саргон хвастается, что одержал победу над обоими союзниками одновременно, с гордостью перечисляя имена царей, их энси и сановников, а также названия городов, где он захватил богатую добычу.

В пророчествах упоминается завоевание Саргоном «страны Субарту», локализовать которую крайне сложно. Возможно, имеется в виду Верхняя Месопотамия от Загроса до реки Хабур или Балих, а может, местность, расположенная западнее. Мы не можем быть полностью уверены в том, что великий аккадец более чем просто запланировал это предприятие. Однако в одной из его датировочных формул упоминается год похода в Симурру, что неподалеку от гор Загроса. Его непосредственные преемники контролировали территорию вокруг современного Киркука и Ассирию. Соответственно, можно предположить, что во время своего продолжительного правления Саргон сам покорил Северную Месопотамию.

Даже если в «пятьдесят шесть лет», на протяжении которых этот царь правил согласно царскому списку, включены ранние и непримечательные этапы его карьеры – в качестве чашеносца Ур-Забабы или правителя малозначительной «карманной» области вокруг Аккада – он прожил достаточно долго для того, чтобы совершить множество необычайных деяний, о которых нам ничего не известно. Он называл себя «тем, кто путешествует по четырем сторонам света», то есть по всему миру. Масштаб его свершений и завоеваний поражал воображение людей, в том числе поэтов. Несомненно, именно о нем думали те, кто несколько позже записывал рассказ о необычайных подвигах Гильгамеша. Некий безымянный писец взял на себя труд перечислить все шестьдесят пять стран и городов, входивших в бескрайнюю державу, созданную Саргоном, центр которой отделяли от ее окраин более чем 1500 км. Была создана настоящая мифологическая «карта», куда наносились далекие чудесные страны, по земле которых удалось пройти только этому царю, сделав его частью мира легенд.

25
{"b":"577730","o":1}