ЛитМир - Электронная Библиотека

— Поэтому мы сюда сразу и направились, — ответила Рейвен, проходя через помещение охраны дальше, к так и не закрытой шахте лифта. Изолирующая заслонка осталась поднятой, намертво закрепленная в своих пазах, а раздвинуть створки самих дверей не составляло труда. Лифтовой кабины внутри не было, вероятнее всего в момент отключения энергии, она сорвалась вниз. Девушка, остановившись на самом краю, снова включила нашлемные фонари и осмотрелась, пытаясь сообразить, как им теперь спускаться.

— Опять вниз? — простонала Волчок, тоже заглянув в шахту. — Сколько же уровней они здесь нарыли?

Никто из них не страдал клаустрофобией. Подобные болезни не развиваются в условиях, когда люди с самого рождения живут в условиях закрытых бункеров и забившихся под землю или развалины поселений, привыкая к низким потолкам и стенам вокруг себя. Но Волчок большую часть своей жизни провела не за высокими городскими крепостными стенами, а на поверхности, в трущобных городках, где даже двух или трехэтажная застройка считалась высокой. Девушка привыкла к тому, что над головой все время бездонное черное небо, и спускаться так глубоко под землю ей было тяжелее всех. Даже Энтри чувствовала себя увереннее, проведя большую часть жизни в развалинах Болот, где все живые существа не торопились выходить на открытое место, подвергая себя слишком большой опасности. Рейвен поняла, почему напарница волнуется, но только похлопала ее по плечу, максимум поддержки, на который сейчас была способна.

Лифтовая шахта уходила вниз метров на пятьдесят, с дополнительными блокирующими заслонками, способными перекрыть весь тоннель в течение нескольких секунд. Спускаться приходилось, зацепившись кошками за дверной проем, короткими прыжками продвигаясь все ниже и ниже, на всякий случай держа в свободной руке пистолет наготове. На всем пути не было никаких ответвлений или новых дверных проемов, только в самом низу, где грудой обломков валялась разбившаяся лифтовая кабина, были еще одни двери, распахнутые настежь. На блокировку встать не смогли, этому помешало тело, лежавшее поперек прохода, из-за чего сработала страховочная система.

— Мне здесь не нравится, — не терпящим возражений тоном заявила Волчок, когда они прошли через пост охраны, отделявший лабораторный комплекс от лифтовой шахты, и оказались в белом пластиковом цилиндре коридора, соединявшего между собой все лаборатории.

Переходы между уровнями проходили выше исследовательских секций, и с одной стороны стены были прозрачными — за толстыми бронированными стеклами открывался вид на большую часть комплекса и рабочие места ученых. После того, как отключилось освещение, все лаборатории погрузились в темноту, сверху напоминая какой-то запутанный лабиринт, полный ловушек, и, стоя у стекла, переключившись на режим ночного визора, Рейвен отлично понимала свою напарницу. Зато Энтри выглядела спокойной и даже заинтересованной, из-за элементарного незнания не понимая, что может скрываться там внизу, и воспринимая все как очередное заброшенное здание.

— И все же, зашли мы действительно далеко, чтобы отворачивать, — повторила девушка услышанную от своей напарницы фразу и кивнула в сторону ближайшего ответвления коридора, лестницей уходящего вниз. Волчок молча согласилась, первым делом проверив, что оружие снято с предохранителя.

Лаборатории были разделены на несколько уровней, находившихся друг под другом, и каждый уровень еще разделялся на множество секций по радиальному принципу, коридоры лучами проходили по всей его длине, соединяясь в центре, где находился спуск на следующий уровень. Рейвен c трудом представляла, что именно здесь нужно искать, но надеялась разобраться по ходу.

Для нее, как для наемницы, исследовательская работа оставалась чем-то непостижимым и неизведанным, больше похожим на магию или промысел Небес, чем на доступное человеку занятие. Ученые были еще более непонятны, производя впечатление людей не от мира сего, держащих в своих головах столько всего важного, что забывали собственные имена, зацикленных на работе, этаких вещей в себе, не замечающих и не ценящих ничего, кроме собственных исследований, они поражали ее. Рейвен до этого была в настоящих исследовательских лабораториях всего лишь пару раз, и каждое попадание туда впечатляло технологическим уровнем и сложностью проводимых экспериментов.

Только то, что она видела прежде, и близко не стояло с тем, что сейчас они наблюдали за прозрачными стенками секций. Большинство секций были снабжены компьютерами, подключенными к сети и ответственными за свой комплекс решаемых задач. Другие же предназначались для проведения отдельных экспериментов, с изоляционными блоками для пресечения любого контакта исследуемого объекта с окружающим миром. Все они были лишь вспомогательными блоками, окружающими экспериментальный центр уровня — большого, практически в половину всего свободного пространства, помещения, которое Рейвен в первую секунду чуть было не перепутала с тюремным отсеком.

Половину центра занимали закрытые толстыми изолирующими стеклами камеры для пленников или рабов, предназначенных для экспериментов. Живых уже не было, только груды высохших тел. Видимо, о состоянии пленников здесь особо не задумывались, набивая в небольшие камеры по двадцать-тридцать человек, так что те могли только стоять, тесно сбившись и прижавшись друг к другу. Там их держали, а для проведения экспериментов использовались большие изолированные капсулы, занимавшие противоположную сторону, высотой во все стену лаборатории. И в них девушки впервые увидели результаты исследований, оставшиеся живыми. Первые живые существа, которых они здесь обнаружили, вероятно, когда-то были людьми или похожими на них гуманоидами.

Безумные, наполовину разложившиеся твари, продолжавшие монотонно биться в бронированное стекло, от непрекращающихся ударов успевшие раздробить ладони в кровавые ошметки. И они были слишком похожи на тех уродливых существ, что девушки видели в шестом лагере.

— Святое Небо, — Волчок, никогда не проявлявшая большой религиозности, сейчас осенила себя знамением Небес. — Только не говори, что они здесь исследовали именно это… Это же насколько надо с ума сойти, чтобы пытаться вообще подобное приручить… или что они хотели сделать с ними…

— Это Тень. Нельзя оставлять живой. Опасно, — Энтри прицелилась в ближайшую тварь, но Рейвен, положив руку на ствол, заставила ее опустить оружие.

— Они сейчас не опасны, — убедительно сказала девушка. — Не стоит их трогать, только еще больше проблем получить можем. Пусть все остается как есть. Зато… Волчок, — обратилась она к напарнице, подходя ближе и разглядывая оплавившееся и перекошенное лицо, — они действительно их пытались исследовать. На нем татуировка с номером, и поставлена она уже после того, как он мутировал.

— Тогда туда им и дорога, — Волчок со злостью пнула высохшее тело ученого, лежащее на полу в герметичном защитном костюме, не спасшем от коварной смерти. Наемница не могла понять, зачем нужно касаться столь опасных материй, пытаться получить знания, которые вполне способны уничтожить жизнь на поверхности, — они знали, с чем играли, жаль только, что столько невиновных пострадало.

— О последствиях такие люди редко задумываются, — ответила Рейвен, оглядываясь по сторонам, — им гораздо интереснее сам процесс исследования, попытка докопаться до чего-то, что неизвестно всем остальным. Они не особо задумываются, чем все это может обернуться, и как вообще люди могут воспользоваться результатами их трудов позже.

— Здесь они докопались до своей могилы, — усмехнулась Волчок. — Думаю, о таком результате они тоже особенно не задумывались…

— Вы хотеть забрать такой знание? — до лучницы, кажется, только сейчас начало доходить, зачем именно девушки пришли сюда. — Вы говорить, что надо получить информация, что происходил здесь. Здесь происходил смерть…

— Этого мало, — покачала головой Рейвен, — теперь, когда все это уже…

— Мы должны узнать в любом случае, что здесь произошло, — прервала ее Волчок, сразу заупрямившись, — Святое Небо, теперь дело уже не только в том, чтобы выполнить контракт! Теперь я хочу сама во всем этом разобраться! Хочу понять, зачем им вообще это было нужно, и зачем корпорации, которая торгует оружием, проводить такие исследования!

127
{"b":"577774","o":1}